В подготовительных ритуалах проступали черты Золотой Мессы Марии Нагловской, предусмотренной для эпохи Третьего Срока.

У нас было мало возможностей, теснота комнаты не позволяла нам проводить пышные ритуалы надлежащим образом. Однако для начала этой церемониальной магии, для Золотой Мессы у нас было все.

Обстановка: упрощенная донельзя, стены украшены несколькими символическими рисунками; мне вспомнилась презентация космических часов, третье рождение. Рисунок представлял три взаимно проникающих человеческих тела, состоящих, в основном, из торсов; там была еще схема, изображающая пару в активной позиции.

Звуки: представлены пением и текстами, читаемыми Софияль и кандидатами, так же и амбиентной музыкой, раздававшейся из скромного проигрывателя.

Запахи: несколько ароматических палочек.

Цвета: золотая мантия Софияль, белые мантии, черные плащи кандидатов в орден, красный рисунок на алтаре, одеяния участников.

Жесты: Софияль и участники ритмически делают едва уловимые простые и символические знаки.

Предметы: стол, накрытый покрывалом, два золотых кубка, хрустальный графин, медный поднос и салфетки из белого шелка.

Эти предметы участвовали в посвящениях; другие были использованы в других ритуалах.

Ритуальная пища: вино посвящения.

Мария получила на конференциях много рекомендаций по поводу проведения подготовительных ритуалов.

В протоколе относительно проведения ритуалов, посвящение в степень Придворного делится на две части:

Зала разделена на квадраты; сиденья ассистентов вдоль стены оставляют четырехугольник и угол свободным, там находится ширма и маленький круглый столик на трех ножках; в середине этого пространства алтарь, накрытый тканью, ориентирован на Север-Юг.

Служитель объявляет о Софиялии и остальных служителях; Марсель Ивер (Marcel Iver) ведет Марию и ассистентов за ширму.

В это время Мария и служители переодеваются за ширмой. Потом участники ритуала появляются в длинных белых мантиях надетых на голое тело; Мария, в свою очередь, выходит в мантии, вышитой золотом.

Она располагается рядом с алтарем напротив изображения на стене. На этом рисунке представлен треугольник вершиной вверх с вертикальным стержнем слева и пустым основанием.

Спустя несколько минут медитации Софиялия объявляет участникам начало ритуала, который собирается проводить. Потом выдерживает паузу, во время которой звучит классическая музыка или поэма, которую читает один участник.

Представление кандидатов во время церемонии, где я был кандидатом Марселя Ивера, друга Марии де Нагловска, которому была возвращена роль служителя.

Это кратко напомнило жизнь Клода д’Иже, присутствовавшего на мероприятиях посвященных герметизму (Клод д’Иже готовил антологию герметической поэзии, которую он позже опубликовал в этюдах о Сирано Бержераке).

Он кратко меня представил и сделал акцент на мои душевные отношения с Марией де Нагловска, и сказал также несколько слов насчет моих исследований осмотических растений, которые определенно его интересовали.

Потом Софиалия расположилась на алтаре, и служитель наполнил вином серебряный кубок и протянул его Клоду д’Иже; он поставил его на лоно Софиялии и торжественно произнес провозглашение; и тотчас выпил содержимое кубка.

Для мужчин, первая степень была “Придворный» (буквально «Дворник при Дворе» или «Дворник Двора» - дословный перевод Balayer de la Cour - примечание переводчика), это эзотерическое название означало, что уровень кандидата позволяет присутствовать на Познании символов, написанных на квадрате храма Жизни, убирая белую пыль мифов, которая его покрывает (другими словами: очищать от догм первого и второго срока, которыми они загромождены). Эзотерическое имя придворного ему не открывается, пока Время его Мастерства не наступит.

Ритуалы же проводились следующим образом:

“Я присоединяюсь - потому что такова моя воля, воля сознательного и свободного человека – к доктрине Третьего Срока Триады, объявленного Марией де Нагловска, великой жрицей Храма Третьего Срока”.

“Я узнал, через века и поколения, две предшествующие эпохи: Иудаизм и Христианство, которые я сохраняю как зажженные Факелы, Факел разума и Факел Сердца. Я присягаю стремиться разжигать в себе желание с женщиной, которая будет любить меня девственной любовью,(буквально «разжигать» - примечание переводчика) Третий факел секса, дарованный Блистающим познанием Люцифера или Сатаны”.

“Я буду избегать порочных женщин. Я завершу ритуал Природы по правилам Третьей Эпохи Троицы, которая не допустит извращенных вибраций, но советует мудро человеку, который уважает себя, быть Просвященным, но не рабом женщины”.

“Я буду искать вновь и вновь с моими партнершами инициатического эротического акта, который трансформирует пыл (страстность – примечание переводчика) в свет, пробуждает Люцифера в сатанинской темноте мужчины”.

“Я прочитал и я понял два инициатических тома, которые содержат доктрину Третьей Эпохи Троицы, Свет Секса и Мистерию подвешивания”.

“Я принимаю крещение, которое мне дано в этот момент, с уважением, радостью и знанием”.

Потом настала моя очередь; я был очень взволнован, несмотря на то, что я превосходно знал текст прокламации, я начал заикаться, но Мария смотрела на меня краем глаза, и я вновь обрел успокоение и даже некий баланс, который мне не был привычен.

Клод и я, укрывшись плащами, помогали Марии сесть на Алтарь.

И это все в атмосфере всеобщего ликования, которую мы встретили там, где столики на первом этаже не были столь многочисленны; мы занимали всю часть второго этажа с радостью без границ, на этой ноте закончился наш вечер.

Мария блистала, и большинство клиентов, которые были наслышаны о нас от хозяина отеля, были рады нам, и мы им предложили шампанское.

Журналист Стефан Пицелла (Stephane Pizella) из еженедельной газеты “Вот”(“Voila”) сделал несколько фотографий и заметок для статьи, которая должна была выйти на следующей неделе, с моим фото. Через несколько недель на встречах Марии де Нагловска залы были настолько переполнены, что никто не мог больше войти.

Тогда Мария де Нагловска получила очень важное письмо, которое разрешало ей проводить встречи у Леопольда в Клубе «Пригород» (Club du Faubourg) о Магии Любви.

 

Перевод Олеси М.

© PAN'S ASYLUM Lodge O.T.O.