Алистер Кроули.

 

ZAA

Глас двадцать седьмого Эфира, именуемого ZAA[1]

Вот дева ангельская с радужными крыльями, облаченная в зеленое[2] с серебром[3]: зеленое покрывало поверх серебряных доспехов[4]. Языки разноцветного пламени исходят от нее во все стороны. Обликом она подобна жене тридцати лет от роду; чело ее увенчано месяцем, и месяц сияет на сердце ее, и дуги сандалий ее — как серебряные полумесяцы.

И восклицает она: «Одиноко и холодно мне посреди звездной пустыни[5]. Ибо я — царица всех обитающих в небе[6], и царица всех чистых на земле, и царица всех чародеев преисподней[7].

Я — дочь Нуит, владычицы звезд. Я — Невеста тех, кто принес обет одиночества[8]. Я — мать Пса Цербера[9]. Я — три божества в едином лице[10].

И ты, возводивший хулу на меня, познаешь во мне страданье. Ибо я холодна, как и ты; и огонь, горящий во мне, — твой огонь[11]. О, когда же настанет конец войне между Эфирами и стихии обретут совершенство?[12]

Сверкают кривые сабли братьев моих, обступивших меня незримо, но мощь Эфиров под ногами моими тянет меня вниз. И не разрубить им Kamailos[13]. Вот один из них, зеленоглазый, в зеленом доспехе; меч его — растительный огонь. Он поддержит меня[14]. Он — сын мой[15]; и как мне выносить его, не познав мужчины?»

Все это время нестерпимо сияющие лучи бьют мне в лицо, стремясь отбросить меня назад или уничтожить; но я заключен в яйцо сине-фиолетового цвета и обликом подобен мужу с головой золотого сокола[16]. Пока я наблюдал это, ангельская дева испускала непрерывные стенания, подобные вою тысячи псов[17]; теперь же голос ее становится глубоким, грудным и хриплым, и она стремительно выдыхает слова, одно за другим, расслышать которые я не в силах. Но затем часть из них я слышу:

UNTU LA LA ULULA UMUNA TOFA LAMA LE LI NA AHR IMA TAHARA ELULA ETFOMA UNUNA ARPETI ULU ULU ULU MARABAN ULULU MAHATA ULU ULU LAMASTANA[18].

А затем голос ее срывается на визг; и вот перед нею кипит котел[19]; огонь под ним подобен пламени горящего цинка[20], а в котле кипит Роза, Роза о сорока девяти лепестках[21]. Ангельская дева изогнула над котлом свои радужные крылья; лицо ее склонено над котлом; она выдувает на Розу переливчатые серебряные кольца; и каждое кольцо, коснувшись воды, вспыхивает пламенем, и Роза окрашивается в новые цвета[22].

Но вот она поднимает голову, и воздевает руки к небесам, и восклицает: «О, Мать![23] Неужто никогда не пробудится в тебе сострадание к детям земли? Разве мало того, что Роза красна от крови сердца твоего[24] и число лепестков ее — семижды семь?»

Она плачет и плачет[25]. И слезы ее становятся все крупнее и заполняют весь кристалл лунами[26]. Из-за этих слез я ничего не вижу и не слышу, кроме ее непрестанной мольбы: «Возьми эти жемчужины[27], сохрани их в сердце своем. Разве Царство Бездны не проклято?» Она указывает вниз, на котел; и в нем теперь голова лютого дракона[28], черная и гнилая. Я смотрю и смотрю; но ничего не происходит.

Но вот дракон — очень длинный и тонкий (как китайские драконы, но несравненно страшнее) — поднимается из котла и заслоняет собою всю сферу кристалла[29].

А затем внезапно все исчезает, и в кристалле не видно ничего, кроме ослепительно белого света, испещренного искрами золотого огня; и слышен звон, как будто в колокола бьют кузнечными молотами. И доносится благоухание, описать которое я не могу; оно не похоже ни на один запах, поддающийся описанию, но немного напоминает lignum aloes[30]. И все это происходит в одном и том же месте одновременно[31].

Но вот на камень словно набрасывают покрывало цвета оливок и серебра[32], и я только слышу голос ангельской девы[33], постепенно затихающий, очень нежный, слабый и грустный: «Неведомое — в тайном камне, далекое и одинокое, а знание пронизано волей и пониманием. Я одинока. Я заблудилась, ибо я — все сущее и я — во всем; и покрывало мое соткано из зеленой земли и паутины звезд. Я люблю; но я отвергнута, ибо я отвергла саму себя. Дай мне руки, прижми их к сердцу моему. Чувствуешь, какой в нем холод? Падай, падай; бездна времени не прейдет. Никто не может войти в ZAA. Дай мне лицо свое. Дай мне покрыть его хладными поцелуями. Ах! Ах! Ах! Отступись от меня. Слово, слово эона — MAKHASHANAH[34]. Эти же слова — ARARNAY OBOLO MAHARNA TUTULU NOM LAHARA EN NEDIEZO LO SAD FONUSA SOBANA ARANA BINUF LA LA LA ARPAZNA UOHULU[35] — произнеси в обратной последовательности,  когда пожелаешь призвать мое бремя к проявлению, ибо я, богиня-Дева, ношу плод во чреве моем, и я низвергла бремя свое до самых пределов Вселенной[36]. Возводящие хулу на меня побиваемы камнями, и завеса[37] моя окутала меня до конца времен[38]».

И раздается шум великой ярости: тысячи и тысячи могучих воинов мчатся сквозь Эфир такой плотной стеной, что невозможно разглядеть ничего, кроме их мечей, подобных голубовато-серым перьям. И шум этот невнятен, словно тысячи боевых кличей, созвучно слившихся в рев, подобный реву исполинской реки в половодье. И вот кристалл угасает, становится тускло-серым. Жизнь ушла из него[39].

Больше ничего не видно.

Сиди-Аисса, Алжир
24 ноября 1909 года, 8—9 часов вечера.

 

© Перевод: Анна Блейз

© PAN'S ASYLUM Lodge O.T.O.

© Thelema.RU

 


 

[1]  = 522 [т.е., 5-й знак зодиака, 2-й знак и 2-й знак] = טוו = 21. Тайна Ату XVIII, «Луны», и Рыб () — знака экзальтации . — Примеч. А. Кроули.

[2] Возможно, традиционное зеленое одеяние охотницы. — Примеч. А. Кроули.

[3] Цвет . — Примеч. А. Кроули.

[4] Возможно, зеленый цвет — это естественный покров Луны, ее внешнее обличье. — Примеч. А. Кроули.
Серебряный — цвет Луны по шкале Королевы. — Примеч. И. Регарди.

[5] Ибо девственна, а путь ג пересекает пустыню Бездны. — Примеч. А. Кроули.

[6] <Артемида.> — Примеч. А. Кроули.

[7] Здесь описана Диана Тривия. Она — Верховная Жрица и Владычица Небесная; она — Девственная Богиня Чистой Любви; и она же — Геката, стареющая луна, повелительница колдовства. (См. «Макбета» и т.д.). — Примеч. А. Кроули.
Подразумевается обращение Гекаты к Ведьмам из 5-й сцены III акта «Макбета»:
 

…Как вы смели
Вести с Макбетом разговор
О том, чего не видит взор,
Меня, владычицу волшбы,
Хозяйку всякой злой судьбы,
Не пригласив явить мой дар
В искусстве наших властных чар?
К тому же этот властелин —
Ваш дерзкий и строптивый сын:
Он грозен, но, других губя,
Не вас он любит, а себя.
Вот мой приказ: под горный склон,
Где в бездне плещет Ахерон,
Сойтись к заре. Туда Макбет
Придет услышать ваш ответ.
Готовьте утварь, и слова,
И весь обряд для волшебства.
А я лечу; чтоб вам помочь,
В трудах потрачу эту ночь;
Большие силы здесь нужны:
Висит на острие луны
Густая капля. Каплю ту
Схватить мне надо на лету.
Из влаги, верной колдовству,
Я стаю духов воззову,
Чей обольщающий полет
Его в погибель завлечет.
Он, смерть и рок презрев в мечтах,
Забудет мудрость, честь и страх.
А самый злобный враг людской —
Самонадеянный покой
(рус. пер. М. Лозинского).

[8]  = [Ату] IX = «Отшельник» (оппозиция в зодиаке). — Примеч. А. Кроули.

[9] Шакалы на карте Ату XVIII. — Примеч. А. Кроули.

[10] = ג [Гимел] = 3. У Цербера три головы. — Примеч. А. Кроули.

[11] — это Сенсориум: она отражает духовное состояние человека в различных формах чувственного опыта. — Примеч. А. Кроули.

[12] Т.е. когда коэффициенты Круга и Квадрата станут соизмеримы. «Когда» здесь означает «каким способом?» или «на каком плане?». — Примеч. А. Кроули.

[13] Καμηλος = «верблюд», т.е. Г, Гимел. Καμαιλος = «веревка». Гимел уподобляется веревке, тройному ( (3 = גшнуру, связывающему Кетер и Тиферет, как якорная цепь. — Примеч. А. Кроули.
Подробнее об этой символике см.: Алистер Кроули. Сердце Мастера. Книга Лжей. М.: Ганга, Телема, 2009, стр. 244—245.

[14] Это Ангел ד [Далет] = , цвет которой — зеленый; ד «поддерживает» ג, поскольку пересекает ее путь на Древе Жизни, соединяя Хокму с Биной. Таким образом, Любовь, связывающая две эти высшие сферы, уравновешивает одиночество Девственной Луны. — Примеч. А. Кроули.

[15] в 20° в натальной карте 666 [т.е. Алистера Кроули]. — Примеч. А. Кроули.

[16] Т.е. я облекся божественной формой Хора — Солнца во Чреве синего ночного неба Бины; Бина — Мать всех Звезд, и потому Геката против нее бессильна. — Примеч. А. Кроули.

[17] Гончие псы из своры Гекаты. Шакалы из Ату XVIII.
 

                Ода Гекате (из поэмы Кроули «Орфей»)

О, тьма троякая! О, мрачное величье!
О ты, луна, сокрытая от смертных!
О, грозная охотница! О, демон,
Царящий над утратившими царство!
О, лоск и горечь выхоленной груди!
Сосцы твои кровью полны!
Укрывшись от кроткой весны,
Несу тебе жертвенный дар
Туда, где мерцает кладбищенским светом алтарь.
Вот подношенья: черная собака;
Цветок ночной,
Взращенный в сумерках и сорванный во мраке,
Под тающей луной,
В полночный час, не чающий рассвета;
И черный агнец этот,
Из лона черной матери закланной.
Прими дары, богиня, и внемли,
Как пробуждает песнь из-под земли
Твой жрец избрáнный.
 
На этом берегу, над Океаном,
Где полоса прилива рассекает
Дорогу тьмы, стекающую в бездну,
Прильну неизреченным поцелуем
К верховной тайне твоего желанья
И пламя во мгле разожгу,
Когда соберутся в кругу
Послушные лире моей
Свирепые стриги и стаи твоих упырей.
Когда меня обступят привиденья
И вкруг пойдет
Под звуки гробового песнопенья
Бесплотный хоровод,
И призраки, робея, лица скроют
Передо мною,
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!
 
Я слышу вой волков твоих! Я слышу
Рычанье псов — твоей зловещей свиты,
С которой ты грядешь из сердца бури;
И мгла растет вокруг тебя быстрее,
Чем облик твой из ночи проступает.
Но, зримые мне одному,
Очи мерцают сквозь тьму
И бледная маска лица,
Не знавшая ласки иной, кроме губ мертвеца.
О, пагуба вселенной! о, богиня!
Один лишь я
Среди живых к тебе взываю ныне!
От забытья,
Что даришь ты, я не очнусь вовеки!
Иди ко мне!
                     и пусть струятся реки
К твоим ногам: медлительный и сонный,
Да льется ток из отворенных жил
Под взором, что навек заворожил
Мой дух влюбленный!

Примеч. А. Кроули.

[18] Лунный язык. Перевод: «Эгей, псы! Хо! Хо! Ату! Запах яда пути! Сюда! Туда! Голос! Кругом! Стая мчится через прогалину, по замшелым камням. Первая его схватила! Ату его! Ату! Ату! Вали его! Ату, ребята! Запах смерти! Ату его! Ату! Конец охоте!». ULU = «hail» [оклик] + «come» [идти] = почти что «свистать всех наверх!». — Примеч. А. Кроули.

[19] Ведьмовской котел. — Примеч. А. Кроули.

[20] Ультрафиолетовый цвет . — Примеч. А. Кроули.

[21] в . — Примеч. А. Кроули.

[22] Весь этот абзац относится к Ату XIV, Стрельцу, ибо здесь богиня предстает в своей ипостаси охотницы. Отсюда алхимическая символика и образ радуги. — Примеч. А. Кроули.

[23] Она взывает к Бине, наивысшей из форм Луны. — Примеч. А. Кроули.

[24] Кровь Мастеров Храма (см. 12-й Эфир) БАБАЛОН использует, чтобы оживить Розу Творения Вселенной; иначе говоря, Достижение Мастера Храма наполняет Мир Жизнью и Красотой. Геката не понимает этого или же считает, что это враждебно ее собственной Формуле. — Примеч. А. Кроули.

[25] , стихия . — Примеч. А. Кроули.

[26] Она не может создавать ничего, кроме собственных отражений. — Примеч. А. Кроули.

[27] Жемчужины — Мастерá Храма, то есть частицы праха, в которые Они превратились, окутанные покровами Бины. — Примеч. А. Кроули.

[28] Покров или маска Хепри (в [Ату] XVIII). — Примеч. А. Кроули.

[29] Все, что Геката способна разглядеть в Великой Работе степени 8°=3°, — это Черное Братство, т.е. провал этой Работы. — Примеч. А. Кроули.

[30] Снова Стрелец (Ату XIV). Эти явления может наблюдать только посвященный, достигший степени Мастера Храма. — Примеч. А. Кроули.

Lignum aloes (библейский «алой», «алойное дерево») — растение вида Aquilaria malaccensis; его камедь — традиционное благовоние Стрельца.

[31] Упомянутое достижение [степени Мастера Храма] отменило условия, ограничивающие физические проявления. — Примеч. А. Кроули.

[32] Оливковый цвет — Вода в Малкут (шкала Королевы) (а также Вода по шкале Императора). Серебряный — Луна по шкале Королевы. — Примеч. А. Кроули.

[33] Теперь Геката устремляется к Бине, принимает Формулу Любви («поцелуи») и жертвует своей сущностью («отступись от меня и т.д.»), благодаря чему обретает Слово. — Примеч. А. Кроули.

[34] מאכאשאנה [Мем, 40 + Алеф, 1 + Каф, 20 + Алеф, 1 + Шин, 300 + Алеф, 1 + Нун, 50 + Хе, 5] = 418. Той, чья Формула [основана на числе] 3, для свершения Великой Работы необходимо слово из 8 букв; 8°=3°. Провидец полагал, что это Слово неверно, ибо знал, что истинное Слово — Abrahadabra = 418. Но впоследствии, записав его еврейскими буквами, как выше, он понял, что оно все-таки правильно. Обратите внимание: здесь подтверждение того, что эта ангельская дева представляет собой некий Разум, внешний по отношению к сознательному уму Провидца. И только если бы она назвала Слово, известное Провидцу, можно было бы предположить, что оно почерпнуто из его бессознательного «Я». Далее, это Слово не просто дает в сумме 418, но и состоит из 8 букв, благодаря чему соответствует конкретной Формуле, в которой нуждается именно эта ангельская сущность; тогда как то, второе Слово, представляет собой общую формулу, ибо состоит из 11 букв, а 11 — это число Магии вообще. В более конкретном значении ABRAHADABRA относится к Работе степени 5°=6°, поскольку состоит из пять Алефов и шести других букв. В записи латинскими буквами Makhashanah также состоит из 11 букв.

Кроме того, пятью согласными этого слова описывается операция с Котлом (см. выше): מ = (Вода), כ = Колесо (Роза), ש  =  (Огонь), נ  =  <Дракон>, ה = Бина. — Примеч. А. Кроули.

[35] UOHULU = Сюда, о Священная;
ARPAZNA = чей спинной хребет отягощен бременем; 
BINUF LA LA LA = Хо! Хо! Хо! Двуглавый Бог (Янус);
ARANA = вспахивает спину твою;
SOBANA = сеет обиталища на спине твоей;
FONUSA = ты, обладающая множеством фаллосов богиня царственных возлюбленных;
SAD = все они содомиты;
NEDIEZO LO = потому святые смеются;
LAHARA EN = и сотрясаются от смеха;
NOM = пока владыки нечестия изливают на тебя;
TUTULU — это слово не поддается переводу; см. «Liber VII»;
MAHARNA = катятся вниз со спины твоей;
OBOLO = веселые безумные лица зародышей, извержение;
ARARNAY = собирайте солнечные розы, розы солнца собирайте с ягодиц Девственницы (Земли). — Примеч. А. Кроули.

[36] Слово Мастера распространилось повсюду, проникло во все уголки земли. Поэтому всегда возможно призвать Его на помощь, правильно использовав вышеприведенную Формулу. — Примеч. А. Кроули.

[37] Символ Бины. — Примеч. А. Кроули.

[38] Символ Бины. — Примеч. А. Кроули.

[39] Многие из этих Видений завершаются сценами, не имеющими отношения к сущности пройденного Эфира. Искать связности в таких местах не следует. Это всего лишь случайные эпизоды, наблюдаемые на обратном пути; они небесполезны лишь постольку, поскольку помогают справиться с пережитым потрясением. Пример: возвращаясь домой из театра, человек может стать свидетелем несчастного случая на дороге. Но это зрелище не будет иметь никакого отношения ни к спектаклю, который он посмотрел, ни к его домашней жизни. — Примеч. А. Кроули.