Джерри Корнелиус.

 

Это исследование с любовью посвящено памяти Грэди Луиса Макмертри (1918-1985) и всем тем, кто помогал мне в подготовке этой редакции, а особенно моей жене Марлин Корнелиус.

Do what thou wilt shall be the whole of the Law.

"О, вот и вы! Строчка одной из ваших поэм запала мне в голову, и я не могу освободиться от нее", – воскликнул Алистер Кроули, приветствуя молодого армейского лейтенанта Макмертри. Затем Кроули продекламировал: "Я услышал Мессу Мендеса, спетую разорванным языком". Это была строка из поэмы Грэди Макмертри, названной "Надир", которая была написана двумя годами ранее, в сентябре 1941 года. Недавно он недавно послал ее и другие свои произведения Кроули для рецензий и комментирование. Грэди полагал огромной привилегией для себя предложить свою "поэзию для критики Алистеру Кроули. Сколько раз за воплощение вы можете иметь подобный шанс?" Но он заметил, что "это не было незамутненным счастьем. Иногда его суждения могли быть суровы. Получить язвительное письмо от Алистера Кроули, особенно когда он забраковал твою любимую поэму и похвалил ту, которая казалась экспромтом, – это печальный опыт". Впрочем, услышав, как Кроули положительно отозвался о его поэме, Грэди говорил: "Я был бесконечно счастлив, думая об этом – величайший поэт запомнил строку из одной из моих поэм и не мог отвязаться от нее!" Годами позже, Грэди Макмертри по-прежнему хранил теплые воспоминания об этом, когда писал: "Эта поэма ["Надир"] одна из тех, которые в самом деле понравились Кроули".

Это был 1943 год, Грэди только что сошел с военного транспорта в Гриноке, Шотландия, и это был день его рождения, 18 октября. Его первая встреча с Алистером Кроули произошла несколькими днями позже, 30 октября. Ясным солнечным утром он подошел к зданию по Джерман Стрит, 93, неподалеку от цирка Пикадилли в Лондоне. В ответ на его стук дверь медленно открылась, и за ней стоял Великий Зверь, Алистер Кроули, который просто спросил: "Да?", – на что Грэди ответил: "Я лейтенант Макмертри". Ответ Кроули был: "Ну, входите, дорогуша!". Во время этого визита Кроули дал Макмертри копию своей брошюры "Веселье ярмарки", опубликованную год назад, и подписал ее: "Моему брату Грэди Л. Макмертри – Самому желанному гостю на Джерман Ст., 93". Запись в неопубликованном дневнике Кроули об этой встрече весьма краткая и добавляет немного: "Явился Макмертри!!!". Согласно дальнейшим записям, Макмертри должен был придти снова на следующий день. Но Грэди нанес визит лишь в следующем месяце, 13 ноября; Кроули записал в своем дневнике: "Макмертри был до одиннадцати! Семь часов разговоров". На следующий день он пишет: "Нашел "Магию" для МкМ", он разыскивал экземпляр этой книги. Встречи Кроули и Грэди были наполнены обсуждениями и наставлениями в магии.

Кроули любил шахматы, и у Грэди остались хорошие воспоминания о том, как они играли партию за партией. Кстати, рассказывается, что Кроули познакомил его и с бренди, согласно "устному преданию", Кроули преподнес Грэди его первый бокал, сказав: "давайте поступать как истинные британские джентльмены". Грэди казалось, что Кроули просто пытался воспитывать этого "американского варвара". Именно во время одной из первых встреч, когда Грэди играл в шахматы с Великим Зверем, Кроули объяснил ему свою теорию этой игры. Кроули считал, что может понять характер человека, просто играя с ним в шахматы. Если человек ходит с правой стороны, королевской пешкой, это означает быстрое, энергичное и даже безрассудное наступление. С другой стороны, начало слева, ферзевой пешкой, обычно применяется теми, кто "придерживается гипермодернистской теории, что возможно все", и означает более медленный, неспешный и интеллектуальный тип игры. Грэди часто шутливо замечал: "Сам я склонен к правой стороне", и оказывалось, что его начала очень нравились Алистеру Кроули. Согласно Грэди, именно во время утренней игры в шахматы Кроули взглянул на него и сказал: "Очевидно, вы материал для IX Степени". Вот так, с помощью игры в шахматы, Грэди получил свои официальные бумаги и стал членом IX Степени Ордена Восточных Тамплиеров.

После этого Грэди выразил мнение, что ему нужно взять магическое имя для своей новой роли, и попросил Кроули помочь в этом. Кроули просто спросил: "В чем ваша Воля?" Грэди подумал секунду и ответил: "Объединить то, что наверху, с тем, что внизу". Кроули, вновь склонив голову над шахматной доской, просто ответил, что следует подумать над этим. Конец темы.

Вскоре Грэди получил письмо от Кроули, датированное 19 ноября 1943 года, в котором тот пишет: "А! Совместно. Да, иногда я сажусь и думаю, иногда просто сажусь. Но не приближаюсь к вашему имени. Но вот озарение! Да, я думаю, наверное, это подойдет. Гименей Альфа (=Алеф) (Конечно, вы знаете греческий алфавит и его числовые значения?) Гименей, греко-римский бог брака; и Альфа (Алеф) со всеми ее значениями – см. эссе об Аркане 0 в Таро. И все это дает в сумме 777. Достаточно хорошо?" Так родился Гименей Альфа.

В этот период в дневниках Кроули появилось множество кратких заметок касательно Грэди Макмертри. 27 ноября Кроули пишет: "Макм 4 1/2 – 10 1/2 говорили без остановки. Я не должен допускать таких глупостей." На следующий день простая запись: "Отсыпаюсь. Макмертри!" Первая запись в дневнике, где Кроули упоминает Грэди как Г.А. (сокращенное Гименей Альфа), появилась 7 декабря. Он пишет: "Купил "Магию" для Г.А."; до этого Кроули сделал запись о том, что надо найти для него экземпляр. Также были и другие заметки, но упомянутые выше задокументировали появление Брата Гименея Альфа 777 IX° O.T.O. По-прежнему, можно спросить, кто же в действительности был этот человек, и откуда он взялся? Почему вдруг мы находим Грэди стучащим в дверь Великого Зверя в 1943 году? Остается много вопросов, и поэтому, как обычно, лучше перенестись в самое начало, когда Грэди родился.

Грэди Макмертри появился на свет в Оклахоме, которая стала 46м Соединенным Штатом в 1907 году, за одиннадцать лет до его рождения. Маленький город, в котором он родился 18 октября 1918 года, назывался Биг Кэбин, и в настоящее время не обозначен на большинстве карт. Его мать, Би Айвери Пакетт Макмертри, назвала его в честь его отца. Ребенка окрестили Грэди Луис Макмертри. Его знаком были Весы, как и у двух людей, наиболее сильно повлиявших на него, – Джека Парсонса и Алистера Кроули.

Имя Макмертри – Грэди – переводится с шотландского-гэльского и означает "сын морского ветра". Некоторые считают, что оно имеет происхождение от викингов. Ближайшие предки Грэди приехали из Шотландии и поселились в Каролине в колониальную эпоху. Гражданская война стала плохим временем для его семьи, и вскоре после ее окончания Макмертри решили покинуть Каролину, направившись на запряженных быками повозках на Запад по Орегонской тропе. Когда семья пересекала реку Миссиссиппи, один из старших Макмертри подхватил малярию от москитов. Но они продолжали путь и добрались до границ Миссури, Арканзаса и Оклахомы, прежде чем малярия взяла свое. Большинство из Макмертри умерли, включая обоих прадедов Грэди, но выжили два мальчика, Джордж и Джо Макмертри, Джордж был дедом Грэди. Осиротевших детей приютила и вырастила местная семья первопроходцев, которые решили оставить им их имя. Вот как Макмертри попали в Оклахому.

Грэди говорил, что его отец был всегда загадкой для него. В нем смешалась кровь шотландца, ирландца и индейца чероки, этот человек был "хитер, как бродячее животное", но при этом "был средневековым рыцарем, попавшим не в свое время". Грэди ярко описывал своего отца, что лучшим образом говорит о большом уважении к нему. По его словам, семья часто оставалась без денег, но его отец, "бывший жулик, когда уже ничто не могло помочь выжить в Оклахоме в тридцатых годах, находил какой-то способ". Отец всегда держался на плаву как в хорошие времена, так и в плохие. Хотя помимо других талантов, отец был известен как мелкий вор и контрабандист, Грэди часто говорил, что он был жертвой эпохи.

Одно из ранних воспоминаний Грэди о религии связано с его дедом по отцу, Джорджем Макмертри, проповедником в Куксон Хиллс, Оклахома. Часто Грэди говорил о событии в детстве, которое он назвал "Дым под балками", и писал о нем Кроули, упоминая, что его дед собирал "прекрасные молитвенные собрания, для которых мы приходили на гору." Как говорил дед Макмертри, когда молитвы, танцы и разговоры достигали наиболее возвышенной точки, он иногда "видел присутствие Господа в виде темного, клубящегося дыма прямо под крышей." Несмотря на подобные видения, справедливости ради надо заметить, что религия вовсе не доминировала в детских воспоминаниях Грэди. В начале 20-х годов в Оклахоме были исключительно плохие условия, в 1929 году по региону очень сильно ударила Великая Депрессия. В это время семья Макмертри жила в маленькой лачуге рядом с железной дорогой. Грэди писал, что у него остались яркие воспоминания об этом, потому что "час за часом мимо неслись пассажирские или грузовые поезда, громко гудя". Также он вспоминал, как собирал уголь, чтобы согреть лачугу зимой. Таким было детство Грэди, и хотя этот период в его жизни был нелегким, он всегда говорил, посмеиваясь, что это были хорошие времена.

Непонятно, когда Грэди впервые проявил интерес к оккультизму. Он говорил, что уже в возрасте тринадцати лет осознал себя как минимум антихристианином. Что подтолкнуло его на это откровение в 1931 году, не очень ясно. Его семья покинула Оклахому, когда он был подростком, вначале переехав в Канзас, где Грэди пошел в школу. В это время Грэди написал свое стихотворение, под названием Ballet Sol. Хотя ни на одной из уцелевших рукописей оно не датировано, Грэди вспоминал, что написана его примерно в 1936 году, он знал, что это были первые его стихи, так как помнил точно о вторых, созданных немногим позже. Это первое творение стало и одним из первых опубликованных, Ballet Sol и The Parish Parson (написана в 1940 году) были напечатаны в "Фантазии", издании Лу Голдстона, в июле 1941 года.

Примерно в 1938 году он отправился в южную Калифорнию, где поступил в городской колледж Пасадены. Грэди сильно втянулся в местный лос-анжелесский клуб научной фантастики. Одним из его лучших друзей стал Пол Фрайблс, которого Грэди назвал "гениальной личностью", студент-химик из Калифорнийского политехнического университета. Фрайблс выпускал фэнзин под названием "Поларис", и одним из его молодых авторов был Рэд Бредбери. С сожалению, Пол Фрайблс умер в молодости от сердечного приступа. Грэди часто рассказывал истории о вечеринке на Хеллоуин в 1938 году в месте под названием "кафетерий Клиффа", который посещали многие деятели в области научной фантастики. Он вспоминал: "Какой-то идиот бегал туда-сюда под столом, это был длинный стол для заседаний в центре зала. Человек пытался спрятаться, ползал по полу и выскакивал, когда кто-то приближался. На нем была ужасная хеллоуиновская маска, и он пытался пугать всех, особенно девушек. Ни на кого это не произвело должного впечатления, всех очень раздражало чудачество этого парня. Когда же он снял маску, кто бы вы думали, это был? Никто иной, как Рэд Бредбери!"

Вторая поэма Грэди, "Вальпургиева Ночь" (Wahlpurgisnacht), была написана, согласно датировке на рукописи, в 1937-1938 годах. Тема этой поэмы – ведьмовской шабаш, который проходит каждый год 30 апреля на горе Брокен, где дьявол, Мефистофель, уговорил Фауста продать ему душу. Когда были опубликованы первые поэмы Грэди, Ballet Sol и "Приходской Священник", он был поражен тем фактом, что его стихи были проиллюстрированы картинками и цитатами из перевода "Фауста", принадлежащего Баярду Тэйлору.

Грэди все больше и больше приобщался к лос-анжелесскому обществу фантастов, а также посещал собрания группы, называющейся Калифорнийское Скай-Фай Общество, основанное молодым человеком по имени Форрест Джей Экерман. Грэди вспоминал, как стоял в заполненном людьми зале, когда к нему подошел "очень красивый человек" и заговорил о "научной фантастике, магии и поэзии". Он узнал, что имя этого джентльмена было Джек Парсонс. Парсонс спросил, где живет Грэди, выяснилось, что оба они живут в Пасадене. Парсонс жил на Террейс Драйв, Грэди позднее вспоминал: "Вот так меня и занесло на Террейс Драйв. И так я стал частью дома на Террейс Драйв. Я открыл для себя прекрасное, музыку Вагнера и Дебюсси, и фантастические книги По". Более значительно для истории то, что там впервые он узнал об Алистере Кроули.

Записи этого периода в дневниках Грэди гласят: "Вторник, 17 декабря (1940): Этим вечером приглашен домой к Парсонсу на обычную пьянку c его партнером по ракетным исследованиям и с Джеком Уильямсоном. Выпил полторы кварты пива. Смит (Уилфред) не смог сделать этого. Говорили о ракетах, колдовстве и т.д.". 21 декабря Грэди пишет: "Опять пошел вечером к Джеку. Только он и я. Оценивали поэзию друг друга и зачитывали некоторые хорошие стихи". Снова он увидел Джека 29го. Как раз тогда Грэди писал поэму "Приходской Священник", и он отметил, что она "была написана в Пасадене во время знакомства с Джеком Парсонсом". Некоторые находят определенную связь между именами героя стихотворения и друга Грэди (прим. пер. "Parish Parson" – "Jack Parsons"). Эта поэма, вместе с "Вальпургиевой Ночью", стала началом "Цикла Пана". Этот цикл содержит одиннадцать стихотворений, которые, по версии Грэди, связаны общей темой. Третью поэму из этого цикла он написал больше года спустя, в сентябре 1941 года. Эта поэма называлась "Надир", она упоминалась ранее, как одна из любимых Кроули. Последняя поэма из цикла была написана в декабре 1943 года и называлась "Пангенетор".

Вскоре Грэди и Джек Парсонс стали очень хорошими друзьями. Часто они посещали вечеринки Калифорнийского Ракетного Общества в Голливуде. Однажды Джек сказал: "Грэди, в Голливуде живет человек, познакомиться с которым, я думаю, тебе было бы приятно". Конечно, тот согласился, и так познакомился с Уилфредом Ти Смитом. Закончилось все тем, что Джек пригласил Грэди в Ложу Агапе O.T.O., расположенную на бульваре Вайнона в Голливуде. Грэди вспоминал свое первое посещение Гностической Мессы, где Мастер Ложи Уилфред Ти Смит был Жрецом, и Реджина Кахл была Верховной Жрицей. Он описывал ее как "крепкую здоровую молодую женщину из Техаса, как будто высеченную из камня".

"Тем вечером", – пишет Грэди, – "я почувствовал себя телемитом. Это было в какой-то степени забавно. Вот как это случилось: мы вошли и поднялись по лестнице, Реджина пригласила нас. Она работала по вечерам преподавателем "хороших манер" и встретила нас приятной улыбкой. Я знал от людей, живших в этом доме, что когда она хотела, то могла быть настоящей мегерой. Какой-то парень играл "Утопающий Собор" Дебюсси на пианино". Отвлекаясь, стоит сказать, что в то время Реджина Кахл пригласила органиста для исполнения Гностической Мессы, им бы Гэрри Хэй, основатель современного движения гомосексуалистов. Хэй обычно играл дурацкие уличные песни в темпе похоронного марша с контрапунктическим аккомпаниментом. Интересно, что бы подумал Грэди о Гностической Мессе, если бы в вечер его первого визита в Ложу Агапе там дурачился Хэй, но к счастью, этого не случилось. Гэрри Хэй к тому времени уже не приходил в Ложу, а новым органистом был молодой человек по имени Луис Каллинг. (прим. пер.: Каллинг – будущий IX° O.T.O., автор известнейшей книги по сексуальной магии)

Грэди продолжает описывать историю того вечера в Ложе Агапе: "Я сидел на этом балагане между двух своих подружек. Одну из них звали Фокси, другую Томми, они были одеты совершенно одинаково. Фокси была крупной, полной блондинкой, она позже стала моей женой, Томми была маленькой, невысокой, у нее была прекрасная кожа, которая уже в молодости покрылась морщинками, но все равно выглядела очень красиво и привлекательно. Думаю, что это может быть сценарием для фильма. Они были подругами по комнате. Если можете, представьте себе картину, они одеты в красные кофточки поверх белых рубашек, и сидят, как две куклы, одна большая, другая маленькая". Позднее Грэди напишет письмо Алистеру Кроули, где так опишет этих женщин: "Одна была маленькая брюнетка, очень живая и пустоголовая; другая полная блондинка, умная в пределах школьных стандартов. Брюнетка была целью №1, в основном потому, что нам с ней обоим было интересно O.T.O."

Вернемся к первому посещению Грэди Ложи Агапе. Он пишет: "Храм был достаточно большой, чтобы разместить людей по обе стороны от алтаря. Женщины сидели с одной стороны, мужчины с другой. Они сидели так, как будто так и пришли. Когда дошли до Чина Молитв, к той точке, где все произносят их хором. И когда я посмотрел на людей, сидящих справа и слева от меня, я понял, что с этими людьми я всегда хотел встретиться. Я нашел этих людей. И вот так я стал телемитом".

Нет точных данных, свидетельствующих о том, какие из бесчисленных недатированных стихотворений были написаны Грэди в то время, об этом можно только догадываться. Известно лишь, что в 1940 году он написал такие стихи как "Сон Вампира" и "Бойня". Мир вокруг молодого Грэди быстро менялся и был полон суматохи. В мае 1940 года германская армия напала на Францию и быстро прошла через всю страну, захватив большую часть портов и отрезав союзников, которые эвакуировались через Дюнкерк. В июне Муссолини объявил войну Великобритании и втянул Италию в конфликт. 22 июня Франция официально сдалась Гитлеру и продвигающейся германской армии. Вскоре после этого началась печально известная "Битва за Британию", под руководством Уинстона Черчилля Англия отбивала нападения германской авиации, которая пыталась покорить ее с помощью бомбардировок. Дневники Алистера Кроули за август 1940 года содержат ежедневные упоминания о налетах на Лондон и окрестности, где он тогда жил. В 1941 году США также были тянуты в войну, и Конгресс проголосовал за соглашение о Лендлизе, которое также помогало оборонять американский торговый флот, становившийся добычей германских субмарин. Постепенно в Англию перебрасывались американские войска и снабжение. Стало ясно, что вступление США в широкомасштабную войну с нацистской Германией Адольфа Гитлера всего лишь вопрос времени.

Снова обратимся к записям Грэди. "Клэр и Фокси обратились к Смиту (из Ложи Агапе), чтобы увидеть Мессу Гностических Католических Телемитов". Далее он пишет: "Они [Клэр и Фокси] были напуганы до смерти. Мы говорили некоторое время об этом и подобных вещах". Почему они были напуганы – не указано. Это было 5 января 1941 года. В следующую субботу (9го) Грэди пишет: "Вечером пошел к Смиту и разговаривал с ним некоторое время про О.Т.О.. Некоторые вещи понравились мне, некоторые нет". В воскресенье 26 января Грэди снова посетил Мессу, но на этот раз с Джеком Парсонсом, Хелен и другом, Полом Фрайблсом. Грэди написал, что "впервые принял причастие" в этой Мессе.

Сумасшедший 1941 год для Грэди был годом множества взлетов и падений. В феврале он, как и многие молодые люди того времени, оказался охвачен патриотическим порывом и решил пойти в армию. И вскоре по окончании учебного лагеря для новобранцев рядовой Макмертри получил хорошее назначение. Его стихи в это время начали меняться. В форте Райли, Канзас, в учебном лагере для новобранцев он написал несколько Обучающих поэм, они в основном не датированы, большинство из них без названия и имеют юмористическое содержание. Две версии Обучающей поэмы Mimeograft сохранились в рукописях. Первая копия подписана рядовым Макмертри, вторая же свидетельствует о его продвижении по службе и подписана уже "сержант Грэди Луис Макмертри".

11 февраля Грэди написал поэму, которую озаглавил "Записки о городе". На другой стороне океана пятью днями спустя, Карл Гермер (Брат Сатурн), Великий Генеральный Казначей O.T.O., был выпущен нацистами из концентрационного лагеря. Дневники Кроули просто гласят: "Сатурн освобожден", сам же он напишет Гермеру 23 марта: "Я переполнен радостью от того, что узнал, что ты жив, цел и невредим." Вскоре после этого Гермер получил американскую визу и 9 апреля приехал в Нью-Йорк. 28 апреля Грэди написал поэму "Путь Домой". Через месяц Кроули напишет Гермеру другое письмо, датированное 5 мая 1941, в котором Гермер официально назначен личным представителем Кроули в Соединенных Штатах Америки.

В этот период в 1941 году Грэди расстался с брюнеткой Томми. "Я был вполне готов к чему-то другому. Блондинка, исповедующая вечную любовь и т.п., уже знала от брюнетки про идиосинкразию Ужасного Макмертри, и поэтому я решил попробовать с ней". И в начале июня он и Клэр "Фокси" Холлек Палмер, крепкая блондинка, N2, решили пожениться. Ничего не известно ни о их свадьбе, ни о медовом месяце, возможно, их и не было. Известно, что 13 июня 1941 года Грэди Луис Макмертри со своей женой Клэр "Фокси" Макмертри приняли Нулевую и Первую степень инициации в Ордене Восточных Тамплиеров, в Ложе Агапе. В этот день Грэди получил свой первый экземпляр Книги Закона, к сожалению, позднее он потерял его во время военной кампании в Европе.

Женитьба оказала плодотворное влияние на поэзию Грэди. В тот период он написал как минимум пятнадцать стихотворений. 6 декабря Грэди написал поэму "Реквием". На следующий день, 7 декабря 1941 года на рассвете японцы атаковали Перл-Харбор, и США оказались в состоянии войны на Тихом Океане. Об этом Грэди напишет просто: "Я вспоминаю слишком ярко только сороковые. Перл-Харбор и немедленно возникшая вокруг паранойя". В тот же день, 7 декабря, он сочинил стихотворение "Теперь я знаю". Грэди уже был в войсках, однако его не отправили на Тихоокеанский театр военных действий. Боги или Тайные Вожди уготовали ему другую судьбу, его направили в Англию, где он и встретился с Алистером Кроули. Вскоре после этого Гитлер объявил войну США.

На следующий год, в июне 1942 года, Грэди получил приказ о направлении в офицерскую школу для дальнейшего обучения. Далее события происходили очень быстро: в сентябре он не только получил первое офицерское звание, но и развелся с Фокси. Их брак длился около года. НО это не остудило Грэди, и в конце года он женился снова, на Мэрджори Фокс, которую, как и предыдущую жену, прозвали "Фокси". В декабре 1942 года Грэди был произведен в лейтенанты и получил первое назначение на должность. Он очень гордился этим. Одно из его наиболее интересных стихотворений на военные темы было написано в мае 1942 года и называлось "Символ Веры Коммандо". Это дает представление о том, какого рода подготовку проходил Грэди, но, к сожалению, в июле 1943-го он был отстранен с этой должности, по его словам, "не по своей вине". Согласно армейской логике, он был вскоре произведен в старшие лейтенанты, и в сентябре, получив новое назначение, отправился в Европу. С января 1942 года по сентябрь 1943-го Грэди написал, по меньшей мере, двадцать одно стихотворение, и, несомненно, множество других, из числа недатированных. Его стихотворное творчество было в самом расцвете.

В сентябре 1943 года Грэди Макмертри отправился на военном транспорте в лагерь Килмер в Нью-Йорке. Незадолго до этого Уилфред Ти Смит прислал ему адрес Карла Гермера, чтобы они смогли встретиться, таким же образом Грэди получил и адрес Алистера Кроули на Джерман Стрит, 93, в Лондоне. Он вспоминал о своем визите: "Гермеры пригласили меня в русский ресторан, где я ел борщ, который, как выяснилось, сильно отличался от моих представлений". Карл и Саша хорошо приняли его и были рады его визиту. После этого Грэди снова сел на военный корабль и отправился в Англию.

Он прибыл на юг в Стоу, где в то время располагался штаб армии. Затем вскоре его отправили в Ливерпуль. Там он провел несколько недель, "бесцельно шатаясь по окрестностям", пока наконец не получил направление на транспорт, идущий в Шотландию.

Итак, наша история вернулась к началу, когда молодой лейтенант Грэди Луис Макмертри сошел с военно-транспортного корабля в Гриноке, Шотландия, в октябре 1943 года, прямо перед своим первым визитом к Алистеру Кроули. Вы спросите: "Как мог ротный командир, участвовавший в высадке в Нормандии, так запросто стать компаньоном Алистера Кроули в Лондоне в 40-е годы?" В ответ на подобные вопросы, Грэди, характерным для него остроумием, рассказывал, как однажды, познакомившись с маленькой японской проституткой недалеко от цирка Пикадилли, он задал обычный глупый вопрос: "Как такая красивая девушка связалась с таким паршивым и сомнительным заработком?" Она ответила: "Ну, я думаю, мне просто повезло!" Вот так и Грэди часто объяснял, как ему удалось повстречать Великого Зверя, Алистера Кроули: "Ну, я думаю, мне просто повезло!"

В один из своих первых визитов на Джерман Стрит, 93, во время игры в шахматы, Кроули рассказал Грэди о проблемах, которые возникли у него с публикацией "Книги Тота". В типографии была и необходимая бумага, и красная марокканская кожа для переплета, но, с учетом других работ, Кроули боялся, что к тому времени, когда книга будет готова к печати, необходимых материалов не останется, и ее издание придется задержать. Он не хотел этого и попросил у Грэди 50 фунтов (в то время 200 американских долларов) для реализации этого безнадежного плана, – заплатить издателям за все издержки вперед, в надежде, что это убедит их выпустить его книгу первой. Грэди ответил, что подумает об этом. Вернувшись на свою базу в Восточной Англии, Грэди серьезно задумался о деньгах. Позднее он писал: "Я был простым бедным парнем из Оклахомы, меня произвели в звание старшего лейтенанта, но у меня не было ни банковского счета, ни наследства, только деньги, которые я получал ежемесячно. Мне заплатили только что, и, глядя на банкноты в своей руке, я думал, "будет странно, если я вернусь к кассиру и спрошу, могу ли я получить жалование и за следующий месяц, выдаст ли он их мне?". Проще сделать, чем думать, и я пошел к нему, и он ответил: "Конечно", и выдал мне деньги за следующий месяц. Таким образом, я наскреб 200 долларов, то есть 50 фунтов. Я пошел на почту и отправил деньги Кроули. К моему восторгу, примерно через неделю я получил письмо от него. В конверте была большая расписка на одном листе.

Бумага была официально подписана и скреплена печатью, на ней значилась 1 декабря 1943 года, в этот день Кроули обязался отдать деньги. При этом Грэди остался без гроша в кармане. Он решился написать своей жене Мэрджори и попросить ее прислать немного денег. По его словам, она помогла ему. "Обо мне должна заботиться армия, зачем мне деньги? Наверное, чтобы они сгорели, когда я десантировался при наступлении. Я распрощался с теми 200 долларами, поскольку любой, кто давал А.К. деньги и рассчитывал при этом получить их назад, не имел мозгов. Я думаю, вы знаете об этом. Он оказался прав. Кроули так и не вернул ему деньги, зато через 25 лет Грэди послал ксерокопию этого письма Кроули Джеральду Йорку в Англию, пытаясь подтвердить права на публикацию карт Таро Тота. Затем он выпустил их через Llewellyn Publications в 1970 году, – но тут мы забегаем вперед.

Другой раз, снова во время игры в шахматы, Кроули глянул на Грэди и спросил, какой номер тот хочет. Он имел в виду Книгу Тота, которая только что вышла из печати. Грэди вспоминал: "Я понимал, что он имеет в виду; но в то время я еще не изучал гематрию, и числа, в этом смысле, для меня ничего не значили". Затем Кроули начал предлагать различные варианты Грэди, который "сидел, ничего не понимая, и изображал из себя умного". Кроули "начал высчитывать числа, и после того, как он перебрал несколько из них, я понял, что это следует остановить, пока он не устанет, поэтому я с безумным видом протянул руку и сказал: "Вот это! Я выбираю это!" – и это оказалось число 56." Позднее, получив книгу, он тут же обнаружил, что Алистер Кроули послал ему номер 10, а не 56. Он спросил в письме: почему? И ответ Кроули был прост: "Я выбрал число десять, во имя Юпитера – для Удачи". Позднее Грэди сказал: "И теперь, когда останавливаешься и думаешь, – будь вы величайшим Магом мира и имей молодого друга, уходящего на войну в чрезвычайно нежелательной должности эксперта по взрывчатке, но желающего уцелеть, – что бы вы хотели сделать для него, желая удачи, – что могло быть лучше, чем преподнести ему Юпитера – великого Бога Удачи?". Эту книгу он носил с собой всю войну.

У Грэди было много возможностей посетить Кроули, и он рассказывал множество других интересных историй об этом многие годы. В одной такой истории он описывал, как однажды они снова играли в шахматы, пили бренди и курили. Было слышно, как летают германские бомбардировщики и над Трафальгарской площадью стреляют зенитные орудия, пытаясь сбить немцев. Через какое-то время Кроули извинился и исчез на кухне, чтобы приготовить чай. Грэди подумал: "Сколько раз за воплощение представится возможность посмотреть на библиотеку Алистера Кроули?" Он заметил одну особенную книгу, ее обложка была явно самодельной, и когда он взял ее, то обнаружил на ней рисунок Кроули. В этот момент Кроули вернулся с чайным подносом. Он заметил, как Грэди рассматривает книгу, и спросил его, нравится ли ему этот рисунок. "Не очень!" Кроули был недоволен ответом. Он подошел к Грэди и погрозил ему пальцем. "Причина была в том, что я был невеждой, который вообще не мог оценить картину". Грэди согласился, что "к сожалению, он был прав, в то время я, действительно, не мог оценить ее по достоинству".

Есть и другая интересная история о том, как Грэди заметил, что некоторые действия Великого Дикого Зверя ведут к результатам, которые оборачиваются не так, как ожидаешь. Он вспоминал, как тот медленно поднимал свой взгляд от шахматной доски, прищурившись, – как будто он уже знал, что задумал предпринять Грэди, и говорил: "Ну, тебе следует поступить правильно на этот раз!" Затем он опускал голову и делал ход. Его ответ показывал превосходную интуицию.

В другой раз, после того как Кроули опять, извинившись, оставил Грэди одного в комнате, он снова решил оглядеться и найти что-нибудь в библиотеке Кроули. Одна книга привлекла его внимание, потому что выглядела очень странно. На корешке не было заглавия, она была просто черная, толстая и большого формата. Из любопытства Грэди достал ее с полки и вернулся в кресло, чтобы изучить повнимательней, и, но, открыв ее, весьма удивился. В ней не было текста и слов, только четыре квадратных таблицы со странными буквами, которые, как выяснилось потом, были енохианскими. Он уже хотел прикоснуться к ним, чтобы определить, нарисованы ли они или напечатаны, когда Кроули вернулся с кухни с подносом. Увидев молодого Макмертри с книгой в руке, Кроули закричал во весь голос: "НЕ ТРОГАЙ ЭТО!" Грэди поднял удивленные глаза, осторожно закрыл книгу и медленно отдал ее Кроули, который вернул ее на полку и произнес тихо, "Ты не имеешь представления, какие силы ты мог привести в движение!". Впоследствии этот инцидент никогда не обсуждался, и Кроули никогда не вспоминал его.

Как было сказано ранее, в 1942 году и до июня 1943-го Грэди был ротным командиром. Его опыт позволил ему принять очередное назначение в декабре 1943 года, когда он стоял примерно в 50 милях от Лондона в Восточной Англии (которая часто называется в литературе "Землей Ангелов"). Грэди писал, что "как командир подразделения, которому было назначено высадиться в Нормандии, я был очень занятым человеком, я брал военный джип и ехал в Лондон (в то время, как Люфтваффе проводило второй "бэби блиц", массированные бомбардировки Лондона), чтобы увидеть Кроули, он жил в опасном месте, я мог позволить себе заехать туда лишь изредка". Приезжая, он парковал джип возле метро и ехал на до цирка Пикадилли. За семь месяцев, до вторжения в Нормандию (6 июня 1944 года), Кроули отметил в своих дневниках не менее дюжины визитов Макмертри. За это же время. Грэди написал, как минимум, пять стихотворений: "Забвение", "Пангенетор", "История, рассказанная на ночь", "Искатель", "Проход конвоя". (Oblivion, Pangenetor, A Tale Told at Bedtime, The Seeker, Convoy Rolling).

Командный пункт Грэди в Восточной Англии был окружен базами самолетов B-17. Он заявлял, что это "было фантастически, когда в предрассветной тьме слышишь, как оружейники загружают бомболюки и механики проверяют двигатели. И затем они начинают взлетать". Рев был оглушающим, но Грэди писал, что "это был один из прекраснейших пейзажей, который я видел". В 1983 году он писал мне, что это было ритуалом, который он наблюдал каждый день, когда писал поэму "Пангенетор": "Я шел к деревянному забору, который был позади командного пункта, смотрел на восток и видел это. Они взлетали по одному, и кружили, эти тяжело нагруженные B-17, как беременные гуси". И добавлял: "Что было не очень здорово – так это то, что они возвращались ночью. Они прилетали на закате как "на Запад летящие драконы" (цитата из "Волшебного вина" Джорджа Стерлинга). Можно было очень хорошо слышать рев их двигателей, они подлетали на низкой высоте, так как шли со стороны Германии, снижаясь медленно, и, таким образом, экономя горючее. Бомбардировщики никогда не покидали строй, еще во время Гражданской войны американский солдат выучил: "никогда не снижать дисциплину", и можно было посчитать пустые места. Этого нет, и этого. Вспоминая посадку, если вы думаете, что сейчас контроль за воздушным сообщением опасен, попробуйте посадить эскадрилью тяжелых бомбардировщиков с небольшим запасом топлива, с измученным экипажем, неработающими бортовыми огнями и по-прежнему прикрывающими друг друга пулеметами. Затем прилетали отставшие, это было не так весело. Они были вынуждены выйти из строя, и остальные прикрывали их, сохраняя строй. У одного были острелена гидравлика шасси, он садился на траву. У другого горели два красных огня возле левой пулеметной установки (раненые на борту ... приготовьте машину скорой помощи)". И Грэди вновь вспоминал, что "во время всего этого я писал Пангенетор".

По словам Грэди, "Пангенетор" был написан "в подражание "Гимну Пану" Кроули", и это было последним из одиннадцати стихотворений, написанных для его "Цикла Пана", он закончил его 13 декабря 1943 года. Стоит процитировать полностью, что Грэди писал мне об этом стихотворении, поскольку эти слова позволяют исключительно точно понять задачу, которую он ставил перед собой. Он пишет: "это не был безумствующий, неистовый Пан из "Гимна Пану" Кроули. Это спокойный, более взрослый, даже постаревший Пан. Любящий своих детей, но иногда желающий отделаться от них. Есть также одна здравая мысль. Как ты можешь заметить, я уделяю большое внимание "Вину" Пана, размышляя в алхимических терминах. Много лет спустя, в 50-е, когда я был на корейской войне, я послал их Роберту Грэйвсу на Майорку. У меня есть три письма мистера Грэйвса, все они чрезвычайно интересны, особенно одно, где он разрушает мою "винную" тему, указав, скорее случайно, что "Пан был любителем пива". Тем не менее, он написал, что стихи ему понравились. Ну да. Назад за парту. Хотя, может, мистер Грэйвс писал в тот момент как историк, а не как поэт-трубадур".

Интересно, что Грэди читал в то время, и что могло вдохновить его на это сочинение? Так вот, это был очень известный фантастический рассказ "Книга Птаха" А.Е. Ван Вогта. Грэди вспоминал, как он взял эту книгу с собой на корабль через Атлантику. Должно быть, она ему очень нравилась, так как он часто упоминал ее название.

Как мы знаем, 18 декабря Грэди был у Кроули с трех часов дня до половины одиннадцатого ночи. Дневники Кроули содержат запись об этом визите, с пометкой "инструкции". На следующий день Грэди вернулся снова, и Кроули заметил "Весь день МакМ".

Рождество 1943 года было холодным, это был один из типичных английских зимних заснеженных дней, когда Грэди явился на обед к Кроули на Джерман Стрит, 93. Они, по обыкновению, сидели, разговаривали и играли в шахматы, когда за дверью раздался страшный шум. Кроули поднял взгляд и сказал: "Интересно, что же там такое?" Он медленно встал с кресла и пошел к двери. За ней он увидел четырех мальчишек, распевающих рождественские гимны. В Британии существует традиция, на Рождество дети ходят по домам и поют, пока им не дадут денег. Разозлившись, Кроули сделал то, что и большинство из нас: громко хлопнул дверью перед их носами, заорав во все горло: "Убирайтесь к черту! Убирайтесь к черту!" Неудивительно, что мальчишкам пришлось уйти ни с чем. Грэди говорил: "Именно таким был тот Алистер Кроули, которого я знал".

Где-то в конце 1944 года, точная дата неизвестна, Грэди написал эссе, озаглавленное "Динамика Равновесия". Поверх экземпляра самого Грэди, его же рукой написано: "Иллюстрация того, как экономика в месте проживания человека влияет на его преданность божеству, и как эта экономика, при некоторых определенных условиях, может быть изменена, чтобы усиливать, а не ослаблять эту преданность". Известно, что Грэди послал копию этого эссе Алистеру Кроули, хотя неизвестно, какова была его реакция. Некоторые считают, что разгадку можно найти сзади, на экземпляре Кроули, где дописано: "Покажите мне вашего Веласкеса; я более слеп, чем летучая мышь. Моя деревянная нога такая жесткая, так приятно её массировать! Одонтолог может испытать лучшее изо всех приключений. И умно излечить его боль лица, полируя его зубные протезы!". Хотя конечно эти стихи могут и не иметь никакого отношения к эссе Грэди.

Другое эссе, "Кампания по восстановлению имени Кроули", написанное Грэди, но, к сожалению, недатированное, начинается со следующей фразы: "Очистить имя Кроули от клеветы, раздуваемой узколобыми журналистами и распространяемой желтой прессой". Можно предположить, что статья была написана тогда, когда Кроули был еще жив.

Наступал новый 1944 год, и у Грэди оставалось все меньше и меньше времени на визиты к Алистеру Кроули. Из дневников Кроули известно, что Макмертри приходил к нему восьмого января на четыре с половиной часа. Десятого он послал Кроули сигары, следующие несколько месяцев записей о визитах очень немного, хотя они и обменивались письмами; возможно, Грэди готовил свое подразделение к высадке в Нормандии. Одно интересное письмо Кроули написал ему 15 марта: "Мне не нравится, как звучит имя Грэди: оно напоминает мне Киплинга! Луис – прекрасное имя, "Льюис" напоминает имя мальчика, отец которого был Мастером Каменщиков". Большинство писем Кроули в дальнейшем посылал на имя "Луис", а не "Грэди", возможно, сказанного выше достаточно, чтобы объяснить это. Кроули просто не нравилось имя "Грэди"! 2 апреля, Кроули пишет: "Макмертри появился в 5:30! Он принес мне свой дневник, – во время операции вести их запрещено. Еще – никаких шахмат по переписке через пролив! Второй фронт, похоже, приблизился.

Тогда лейтенант Грэди Макмертри послал стихи для песни, написанные ранее, в 1942 году, в Общество Американских Военных Инженеров, чтобы они, возможно, были опубликованы в специализированном журнале. "Песня" была напечатана в марте 1944 года (том XXXVI н. 221). Вскоре редактор, полковник Джей Франклин Белл, написал Грэди письмо (от 6 марта 1944 года): "Я хочу выразить большую признательность за ваше участие в написании песни "Военный Инженер", которая появится в новом номере журнала, и надеюсь, что результат вам понравится". Эта "песня" опубликована в этом номере "Red Flame" как cтихи, но без музыки.

На заднем дворе дома Джерман Стрит, 93, взорвалась немецкая бомба, разбив окна в спальне Кроули и нанеся значительные повреждения. Описывая это происшествие Грэди, Кроули замечает: "Если бы я был дома, меня бы убило". То, что бомбы рвутся рядом с домом, начало беспокоить его, и восьмого апреля, после многих месяцев бомбардировок, Кроули решил, что ему нужно "больше тишины" и уехал из Лондона в сельскую местность. "Нельзя осуждать его", – писал Грэди, – "я думал, что оставаться в Лондоне было глупостью с самого начала, я просто не говорил ему об этом". Кроули снял маленькую комнату на Белл Инн, в Астон Клинтон, в Букингемшире. Он описал ее: "Очаровательнейшая гостиница, очень старая, с большим камином, очень хорошая еда. Но делать совершенно нечего, и не с кем поговорить". Номер его комнаты был 11, что, если верить одному из биографов Кроули, очень порадовало его.

Даже, несмотря на то, что британцы убрали все дорожные знаки на случай нападения немцев, Грэди Макмертри без особого труда нашел Белл Инн. Встреча произошла, согласно дневнику Кроули, 27 мая 1944 года, всего за 11 дней до высадки в Нормандии. "Приехал ГА.1 июня не будет 20 фунтов". Грэди добросовестно давал Кроули 20 фунтов первого числа каждого месяца, очевидно, что Грэди уже знал о дальнейшем и сказал об этом Кроули, поскольку в дневнике появилось упоминание о "Втором Фронте". Кроули заканчивает: "Как только он (Грэди) уехал, я заметил и приветствовал новолуние!" Грэди также писал об этой встрече, это стоит процитировать.

Грэди вспоминает: "И впрямь, я был в военной форме. Хотя я был и на службе, я освободился от обязанностей, взял джип и поехал к Кроули. Я вошел в гостиницу и спросил клерка, где я могу найти господина Кроули. Он ответил "О, направо по этой лестнице, дальше по коридору налево, комната такая-то" (я забыл какая именно). Я затопал по лестнице своими армейскими ботинками, нашел дверь и постучался. В ответ был какой-то непонятный звук, и я постучался снова. В этот раз я услышал голос, спросивший очень четко: "Кто там?". Поскольку я разговаривал с куском дерева, что было для меня проблемой в общении, я ответил очень громко: "Лейтенант Макмертри!" Дверь открылась, и появился Кроули. Он взглянул на меня и сказал: "О, вот и вы, дорогой. Заходите". Затем он остановился, задумался на секунду и сказал: "Вот чудеса. Я взял этим утром сегодня И Цзин, и они сказали, что я встречусь с военным". Я вошел. Я забыл, о чем мы разговаривали, но запомнил, что это была радостная и сердечная встреча. Кроули мог быть прекрасным человеком, когда хотел этого".

Несколькими днями позже, 1 июня, Кроули пишет в дневнике: "Нет 20 фунтов от МакМ", как будто он забыл, что уже писал это. 20 фунтов от Грэди пришли 4го, и Кроули был доволен этим. Двумя днями позже, 6 июня 1944 когда, настало время открытия Второго Фронта, началась высадка в Нормандии, вторжение союзников на континент. Им руководил генерал Эйзенхауэр, называлось оно "Операция Оверлорд". Грэди писал, что не знал до самого последнего момента, что высадка произойдет в Нормандии, и "к счастью, об этом не знал и Гитлер. Он думал, что мы будем высаживаться в Кале, и поэтому не посылал бронетанковые части Роммеля, пока не стало уже слишком поздно. В это время мы уже закрепились на берегу, и ничто уже не могло остановить нас. Команда Грэди была высажена не в самом начале, а лишь 15 июня, десантный корабль высадил их как мишень для немецкой артиллерии прямо на пляж.

Грэди вспоминал ту ночь: "Слева британские зенитные снаряды летели вверх, как серебряные светлячки, рассекая тьму. Мы повернули направо. Солнце уже должно было всходить, уже после рассвета мы увидели пробитые пулями парашюты и поврежденные планеры". Грэди вспоминал, что он дал приказ своему водителю точно следовать за грузовиком впереди, чтобы тот не нарушал строй и не обгонял машины справа, рискуя попасть на нерасчищенное минное поле или врезаться во встречный поток слева.

Грэди говорил, что дважды чуть не был убит во время высадки. Первый случай произошел вскоре после высадки, когда его 3/4-тонная машина была расплющена при столкновении с гигантским появившимся на пляже грузовиком, он неожиданно возник из темноты и разбил машину "как консервную банку". Это произошло слишком быстро, Грэди только воскликнул: "Святой Гор!" Это произошло по вине молодого водителя, который слишком боялся попасть на мины и забрал слишком далеко влево. К счастью, Грэди не пострадал.

По прибытии его задачей стала поставка боеприпасов для эскадрильи истребителей-бомбардировщиков Р-47, которых Грэди называл "танкоподметателями". Эти самолеты регулярно взлетали с Третьей полосы рядом с пляжем в Нормандии и бомбили Сент Лу. Грэди вспоминал, что взрывов было так много, что у самого берега можно было чувствовать, как дрожит земля в Сент Лу, и как разрывы превращают его в красную кирпичную пыль". Позднее он поведет свой первый конвой с грузом бомб через Сент Лу и воочию увидит эти разрушения. То было малопривлекательное зрелище. К тому же тогда лейтенанта Макмертри чуть не убили второй раз. В этот прекрасный солнечный день во Франции они с сержантом бродили по берегу среди немецких укреплений. Они должны были обезвреживать бомбы и вдруг обнаружили гигантскую воронку, в которой находилась большая бомба. Они подогнали свой трейлер ближе к кратеру, сержант спустился вниз, чтобы установить на нее детонатор. Грэди смотрел на него. Через несколько мгновений сержант выскочил пулей из воронки и с невероятной скоростью запрыгнул в близлежащее укрепление. Грэди, наблюдавший за всем этим, понял, что что-то не так, и последовал за ним. Едва он успел прикрыть руками уши, как раздался взрыв. Грэди пишет: "Укрепление содрогнулось так, как будто в него попал снаряд с "Миссури". Этого было достаточно для встряски чакр. В момент взрыва моя задница была всего в 25 шагах от эпицентра молекулярного разрушения. Она была как будто сплющена по последней моде, поскольку ее зарезервировали для инициатических практик некоторых культов". После этого он встал, подобрал каску, стряхнул с себя песок и постучал себя по ушам, пытаясь определить, целы ли барабанные перепонки, и спросил: "Какого черта?" Сержант улыбнулся и ответил просто: "Я отрезал запал слишком коротко". Грэди говорил, что в тот день выучил важный урок: "Никогда не отдавай свою жизнь в руки идиота".

Ранее упоминалось, что Алистер Кроули купил для Грэди экземпляр "Магии в теории и практике" (МТП), о чем кратко указал в своем дневнике 7 декабря 1943 года. Вскоре после высадки в Нормандии, когда все успокоилось, и побережье было зачищено, Грэди нашел себя "сидящим под большим зеленым армейским тентом, за раскладным зеленым армейским столиком, на раскладном зеленом армейском стуле, недалеко от американского армейского кладбища. Вы не поверите, те танки во время высадки были похожи на настоящих ржавых динозавров". Дальше он пишет: "Я вдумчиво читал мою "Магию в теории и практике", которую я обычно прятал в своей зеленой армейской сумке, когда подошел капитан и спросил: "Эй, Мак, что почитываешь?" Я посмотрел на него, посмотрел на зеленый тент, посмотрел назад в свою книгу и понял, что ни в этой вселенной, ни в какой-то другой я не собираюсь абсолютно ничего рассказывать этому парню. Он был командиром танка в бронированном дивизионе "Ад на колесах", и по возвращении домой хотел стать банкиром в Нью-Йорке. Я посмотрел на него и сказал: "Я учусь, чтобы стать языческим жрецом". Он хмыкнул и побрел дальше".

В среду, 28 июня, Алистер Кроули пишет в дневнике, что около 1:48 пополудни ему представилось "явление брата Г.А. в облаке света. Голубые одежды, весь во внимании. Приветственные знаки были повторены, прежде чем я закончил свои". Указаний на то, что же это значило, – по мнению Кроули, – нет, но можно предположить, что это произвело на него большое впечатление, так как вскоре Алистер стал приглядываться к Грэди как к возможному O.H.O., то есть, наследнику в руководстве O.T.O. в будущем. Несколькими днями позже, 30-го, Кроули пишет: "Брат Г.А. пишет из Нормандии!", и немедленно составляет ответ. Он начинается: "Я не могу описать, как я рад прочитать новости от тебя этим днем. Я, действительно, беспокоился о том, благополучно ли ты пересек пролив".

В интервью с Грэди Макмертри, взятом у него незадолго до смерти (напечатано позднее в Magical Link Vol VI № 2, декабрь 1986), он вспоминает: "Находясь в Нормандии, я написал стихотворение "Нормандия в июне". Мы дошли до Шартра, где у меня спал адреналин, и я написал стихотворение "Циник". Оно выражало лишь мою удрученность и пессимистические размышления, но зато понравилось Кроули. Он считал, что здесь проявилось настоящее понимание и интуиция. Затем в сентябре и позже, мы быстро продвигались по северной Франции, и я мог наскоро записывать лишь короткие фрагменты стихов".

Грэди написал "Циника" 17 августа, пятью днями спустя Кроули послал письмо Грэди. Оно датировано 22 августа 1944 года. Грэди говорил, что это "1-е из писем о Халифате". Кроули пишет: "Я беспокоюсь, что от тебя нет известий. Я надеюсь, что все в порядке, и ты получил свой экземпляр "Книги Тота". Хотя ты мог запросто использовать ее, дабы покарать отступающие немецкие войска, если надо, я пришлю тебе еще, у меня осталось несколько экземпляров для таких целей. Я собираюсь написать тебе официальное письмо касаемо твоего положения в Ордене, но его следует хорошенько обдумать, поэтому пока я попытаюсь вкратце и максимально точно изложить тебе его мысль. Ты единственный действительно уравновешенный человек в США из молодого поколения, и ты знаешь меня лично достаточно близко, если учитывать наше недолгое знакомство. Также ты наиболее разумный и серьезный из молодых. Это указывает на тебя как на человека, который, когда придет время, возьмет дела в свои руки".

Несколько недель спустя официальное письмо, которое обещал Кроули, прибыло. Оно датировано 28 сентября 1944 года, и в нем Кроули заявляет: "Я надеюсь, что Вам понравится мой план вашей карьеры в качестве моего Fidus Achates, alter ego, Халифа и т.д.". Но тогда Грэди был чрезвычайно занят: в сентябре 1944 года американские войска освобождали Бельгию.

Немцы отступали. Грэди выжил, – и во время высадки в Нормандии, и во время битвы за северную Францию. В самый разгар войны, 8 ноября он ответил на письмо Кроули от 28 сентября, попросив изложить подробности о Халифате. Кроули отвечает с Белл Инн, 21. В его ноябрьских дневниках упоминаются дела с IX степенью и Халифатом. Кроули пишет Грэди: "Халифат. Ты должен понять, что вне зависимости от того, насколько схожи наши взгляды по всяким объективным вопросам, я обязан учитывать совершенно другие качества при принятии решений касаемо Ордена. Одно из данных мне указаний было: "Не доверяй незнакомцам, не ошибись с наследником". Этот вопрос действительно мучает меня. Брат Сатурн, конечно же, прирожденный Халиф, но в настоящее время множество нюансов в его решениях и действиях указывают на его слабые места. В любом случае, из-за его возраста он будет только временной заменой; я ищу ему наследника. Это просто Ад, многие подают надежды, но чтобы, действительно, подняться на скалы... Я думаю, ты не будешь лежать на лугу среди овечек и играть на дудочке. Наоборот, вся твоя жизнь – это инициация, это и есть исключительное качество Халифа. [Сатурн] имеет его предостаточно, он тверд и был дважды ранен, произведен в звание старшего лейтенанта – по вашей системе, майора. Помимо всего прочего, и через 20 лет Внешний Глава Ордена должен будет иметь военный опыт, так как война – это дело нынешних дней". Кроули пишет далее: "1965 год должен стать переломным моментом в жизни Гора-Ребенка!".

Годы спустя Грэди скажет, что это письмо действительно показало, что Кроули мог предвидеть будущее, и именно поэтому "Я – Халиф. Не просто потому, что я поэт. Я принадлежу к тому исчезающему роду, который зовется "Воины-трубадуры". Когда битва закончена, ты снимаешь свой ночной горшок (так мы зовем каски), садишься в своих пыльных ботинках и пишешь поэму о нем, сражении (например, посмотрите мою "Нормандию в июне"). Также я знаю, что такое принимать решения, поэтому я – Халиф, я солдат, я был им, и останусь им". Также он объясняет, что его часто не понимали "слабые сестры", потому что он не был их "Заводным Гуру, который развлекает тебя, а ты сидишь и смотришь на него. Я здесь для того, чтобы найти ядро посвященных Телемитов". В письме другу в 1973 году Грэди пытается далее осветить вопрос о Халифате в том виде, как объяснил ему Алистер Кроули. Кроули говорил ему: "Твоя настоящая жизнь – это вид инициации, я (т.е. Кроули) считаю это главной чертой Халифа..." Далее Грэди комментирует: "Употребление наркотиков может, как ты знаешь, усилить собственные вибрации. То же может сделать и длительное участие в насилии, я прошел шесть полей сражений на двух континентах". Нельзя отрицать, что Грэди Макмертри прошел правильную подготовку –его душа готовилась на войне к тем испытаниям, которые пророчил ему Алистер Кроули.

Теперь давайте остановимся на трех стихотворениях, которые, как известно, Грэди написал в это время. Согласно собственным машинописным экземплярам Грэди, "Циник" был написан первым – 17/9/44, 30/9/44 появилась следующее, и "Нормандия в июне" – 14/10/44, хотя известно, что Грэди сочинил ее первой, видимо, он не записывал ее до этого времени. Оригинал – написанный на побережье Нормандии – это только рукописные наброски. Ясно, что в это время высадка была в полном разгаре. Известно также, что Грэди послал их Алистеру Кроули, тот пишет в своем ответе 13 ноября: "Как я и предполагал, мои суждения о твоих стихах прямо противоположны твоим собственным. То, на которое ты потратил так много усилий, мне не понравилось. Очевидно, что ты работал над ним хорошо, и "Нормандия в июне" действительно неплоха, но это не стихи. В них нет экстаза, и даже намека на него. Мне кажется, это просто прямое описание того, что происходило. Другими словами, здесь нет никакой магической работы. Но что касается "Циника", я не могу выразить ничего, кроме неописуемого восторга. Как ты сказал, это поспешный набросок, но я абсолютно уверен, что вся первоклассная поэзия пишется именно так. Я писал об этом в предисловии к "Граду Божьему": "Сочинение стихов, – будучи своего рода ритуально-магической инициацией, – не выносит искусственного вмешательства". Грэди всегда любил цитировать другой пассаж из "Града Божьего": "Поэзия – это гейзер Бессознательного", – это первая строка предисловия. Обе цитаты раскрывают смысл сказанного.

В начале декабря 1944 года отряд Грэди находился в тылу, готовясь к наступлению на Германию вдоль Рейна. В Бельгии стояла скверная, холодная и снежная погода. Густые облака медленно плыли над Арденнским лесом. Видимость была не более пятидесяти футов. Все были уверены, что Германия полностью разгромлена. Читая армейскую газету, Грэди нашел заметку о спецкурсах по взрывчатым веществам в Англии, которые предлагалось пройти всем желающим офицерам соответствующей специальности. Грэди шутливо писал, что решил пойти на курсы, считая, что "будет интересно узнать что-то новое о том, чем я и так занимаюсь". Но еще более важная мысль всплыла в его голове: "В Англии был Кроули". Это была редкая возможность, поэтому он записался на курсы и сел на маленький старенький четырехместный самолет, отправляющийся из Брюсселя в Англию. Он приземлился в Кройдоне, и далее на грузовике, автобусе и троллейбусе добрался до поезда, на котором, наконец, отправился в точку назначения – Лейчестер.

Грэди прибыл на день раньше, чем официально начинались курсы, и устремился к Кроули в Белл Инн. 10 декабря, воскресенье, дневник Кроули: "Г.А. заявился!!! Целый день в расспросах и инструкциях, я чертовски устал! Но очень доволен!" Это длилось недолго, так как с началом курсов у лейтенанта Макмертри оставалось очень мало свободного времени. 15 декабря: "Г.А. звонил, что придет 20-го, в среду". Таково было намерение Грэди, но у германской армии имелись собственные планы.

Грэди нашел свои лекции на курсах вполне исчерпывающими, из них он узнал обо всех типах бомб и взрывчатых веществ, какие только существуют на свете. Как-то утром он нашел свежий номер армейской газеты "Звезды и полосы", на первой полосе было сообщение о том, что несколько немецких танковых дивизий ударили в тот самый район, где Грэди оставил свою команду – в Брюжелет, около 30 миль южнее от Брюсселя. Начиналась битва за Бельгию. 20 декабря немецкие части быстро продвинулись к Бастони, и полностью окружили город. Генерал МакОлифф, который командовал войсками, отказался сдаться. Когда ему предложили это, он просто ответил: "Великолепно". Американцы приготовились к обороне. Грэди колебался – он планировал съездить к Кроули после окончания курсов, но вместо этого решил, что теперь надо немедленно возвращаться к своему отряду, на войну. К его расстройству, на вопрос о следующем рейсе, ему ответили: "Лейтенант, на Бостонь мы не можем даже сбросить парашютистов. Какого черта вы собираетесь на континент?" Грэди застрял в Англии. И что же он делал до тех пор, пока погода не улучшилась?

Грэди пишет: "Взял очень задешево одно из этих смешных лондонских такси с открытым верхом и бутылку скотча на черном рынке по запредельной цене. Затем в другом месте купил еще пару сигар и поехал на Белл Инн, в Астон Клинтон". Перед этим он позвонил Кроули и предупредил, что едет. Дневник Кроули от 20 декабря гласит только: "МакМ здесь". Грэди вспоминал, что они обсуждали очень многое, но особенно ему запомнилось одно. Кроули сказал: "Ты, действительно, должен вернуться сюда на Рождество! Это будет традиционное английское Рождество со сливовым пудингом!". Белл Инн, помимо всего прочего, – традиционная английская глубинка. Грэди улыбался, говоря, что попробует, но знал, что, на самом деле, ему надо вернуться к своему отряду в Бастонь. Возвратившись в Лондон, он снова пытался узнать о полетах на континент, но опять получил отказ. Дежурный сержант просто сказал ему: "Нет, лейтенант, все полеты на сегодня отменены, приходите завтра к 8 утра". На следующий день опустился густой, как суп, туман, и через день было то же самое. Наконец, поняв, что застревает в Лондоне окончательно, Грэди снова взял такси и снова отправился на Белл Инн. В пятницу, 22 декабря, Кроули запишет: "Г.А. появился в 2 часа. Шахматы и серьезный, такой солидный инструктаж по IX° степени, которого я не давал никому ранее! Он вполне этого достоин".

Так прошло несколько дней. Грэди каждый день приходил к 8 утра, получая все тот же ответ о том, что полетов нет. Туман! Затем 24 декабря, в воскресенье, лейтенант Макмертри получил извещение, что будет отпущен в Лондон на рождественские праздники, и немедленно позвонил Алистеру Кроули. Тот запишет в дневнике: "Звонил Г.А.. Будет в понедельник". Чем можно заняться в Лондоне в дни перед Рождеством, – было для Грэди загадкой. К счастью, он нашел английский офицерский клуб, общество которого, по его словам, "заметно отличалось от обычной публики в уличных пабах". Грэди провел несколько дней, тусуясь здесь и ожидая схода тумана.

Затем наступило Рождество. Дневник Кроули, понедельник, 25 декабря: "Рождественские раздумья. Давать – всегда лучше, чем получать. Благословляю тебя! 5 фунтов от Г.А."

Лучше, рассказывая об этих событиях, процитировать самого Грэди. "Когда настало Рождество, пришло время навестить Кроули в Астон Клинтон. Но британские железнодорожники устроили однодневную забастовку. С их стороны это было не слишком патриотично, но их можно было понять: британцы устали за время войны. Они просто заявили правительству: "За все годы этой кровавой войны мы хотим провести хоть один рождественский ужин с семьями". Лично я их поддерживаю, но какого черта они сделали это, ведь мне нужно было быть в 8 утра в Лондоне? С другой стороны, как я мог пропустить рождественский ужин с Алистером Кроули? Я сказал: "К черту, я все равно отправлюсь к нему". Я рисковал своей жизнью каждый день после Нормандии. Почему я должен беспокоиться, что могу получить выговор? Поехал на такси на вокзал Паддингтон, похожий на большой кафедральный собор в дурном викторианском вкусе, где можно было сесть на поезд в северном направлении, и выйти в Астон Клинтон. Все было замечательно, пути свободны, горели огни, поезд выглядел хорошо. К тому же, – на каждой остановке подавали чай, правда, доливали полчашки молока, этим можно было подавиться, зато он был горячий и хорошо согревал в холодную ночь.

В тот вечер все было хорошо. Так я доехал до Белл Инн и заявился к Кроули, мы выпили бренди и перешли к ужину, всем тем жирным штукам, которые способен выдержать только саксонский желудок, и, конечно же, к сливовому пудингу. Затем пошли наверх, где разговаривали за бренди и сигарами, и провели время чудесно. Около полуночи я побежал к станции, чтобы успеть на поезд, туман уже сходил. Она выглядела, как кладбище – ворота закрыты, без огней, ни единого человека. Что за черт? О! На меня нашло вдохновение. Что за единственное место в городе, где огни горят круглосуточно? Конечно же, полицейский участок. Найти его было нетрудно, – это был один-единственный дом в городе, где горел свет. Я вошел и объяснил свою проблему дежурному сержанту. Он посочувствовал мне: "Без шансов. Туман очень густой, и грузовики не ходят". Затем его осенило: "Но у нас есть мотоциклист, который скоро уезжает в другой город, в направлении Лондона! Может быть, вы сможете поехать с ним!" Так я оказался на заднем сиденье мотоцикла, рассекающего туман. Пока мы доехали, я совсем замерз. И так далее. Что было дальше – я не помню ясно.

Все, что я припоминаю – это пробуждение в открытом кузове машины с молоком, подъезжающей к Лондону туманным утром, дальше я пытался найти место, на котором можно было бы сесть на трамвай. Я подъехал к офису аэротранспортной службы ровно к восьми. Мне сказали: "Извините, все полеты отменены. Но будьте завтра в восемь!" Действительно, достойно замечания, через что проходят люди, чтобы пообедать с Алистером Кроули, но лично я ни за что бы не упустил такую возможность".

26 декабря армия США была окончательно разблокирована, и германские войска, окружавшие город, начали отступать. Туман спал, и лейтенант Макмертри снова оказался на фронте. Военный дневник Грэди: "1 янв. Из Лондона в Париж. Из Парижа в Брюссель в спальном вагоне". Грэди вернулся в Бельгию.

17 января 1945 года Алистер Кроули переехал снова, в Незервуд, Гастингс, большой особняк XIX века, закрытый от дороги деревьями. К сожалению, это здание впоследствии полностью разрушено и не сохранилось до настоящего времени.

В 1945 году Грэди написал несколько стихотворений. Первое появилось семь месяцев спустя, после того, как он высадился в Нормандии, 10 января. Оно называлось "Горечь", в названии полностью выражена вся его тема. Она исключительно точно передает эмоции Грэди в тот период, особенно несколько последних строк о немецких солдатах: "Боже, прокляни их души навеки, И пусть они гниют в Аду! Мы хотели мира, они хотели войны, Пусть они останутся в том месте, к которому так стремились". Мне кажется, в этих словах заключена определенная горечь. Следующие стихи были коротким посвящением из восьми строк его друзьям-солдатам, которые погибли в бою, "Моему павшему товарищу". Восемь дней спустя он напишет другое стихотворение, на тему своей любимой научной фантастики, оно называлось "Старость".

В апреле 1945 года германское сопротивление было подавлено, и немецкая армия пришла в полный хаос. Войска США быстро продвигались к Берлину. Германия была полностью разгромлена, оставались лишь небольшие очаги сопротивления, разбросанные по сельской местности. Как раз тогда лейтенант Макмертри получил серьезное письмо от Алистера Кроули, датированное 11-м апреля. В него была вложена расписка об оплате, согласно которой Макмертри "оплатил взнос Девятой Степени и становился ее членом, а также владельцем 25% авторских прав "Магии без слез", с первоочередным правом получения авторского гонорара, и правом на нераспроданные копии "Книги Тота"" ... как участник вкладов Ордена".

Тем временем, Грэди развлекался. Он написал другу в Англию: "Было бы здорово, если бы ты оказался здесь со мной, на пьянке, с шампанским. Не так давно мы обнаружили железнодорожную цистерну с вином. Очень разумно, что немцы оставили ее здесь для нас". В том же письме он пишет: "Я посмотрел немного на гитлеровский Рейх, и думаю побыть здесь еще. Очень красивая страна. Я имею в виду пейзажи. Что наша авиация оставила от городов, не поддается описанию. Немцы не ломали остатки стен и не вывозили мусор, как мы в Лондоне, поэтому города можно обнаружить, но самые большие из них выглядят так, как будто через них только что прошла археологическая экспедиция. Вот так, варварство всегда отзывается варварством".

В следующем месяце, мае 1945 года, Германия официально сдалась. Война в Европе была окончена. "Гитлер и Геббельс покончили с собой – официально", – гласит дневник Кроули 2 мая, двумя днями позже, четвертого, он пишет, что Германия предложила "официально сдаться Монти", то есть генералу британской армии Монтгомери. Лучший комментарий был написан 23 мая, Кроули пишет: "Гиммлер, свиное рыло, который посадил Карла Гермера в концентрационный лагерь, – главным образом за то, что тот был моим другом! – убил себя после того, как был пойман". Нацистский режим подошел к концу.

В начале июня 1945 года лейтенант Грэди Макмертри вновь ненадолго смог вернуться в Англию. В своих дневниках Грэди пишет: "9 июня... Из Франкфурта (Германия) на грузовике в направлении Англии". Последние в том году стихи написаны несколько дней спустя, 11 июня 1945 года во Франции, их тема – война, воспоминания Грэди о битве при Сент-Лу, название стихотворения – "Прорыв". На следующий день Грэди прибыл в Лондон, где он оставался несколько дней и смог навестить нескольких друзей. Затем он пишет в дневнике: "16 июня 45 года. Автобусом до Ридж, чтобы увидеть Алистера. Остальное хорошо, как и обычно". Согласно Грэди, "Мы [Алистер Кроули и я] обсуждали как-то днем его проблемы, которые главным образом касались ложи Агапе в Лос Анжелесе. Я сказал: "Вы знаете меня, а я знаю их, когда я приеду домой (т.е. в Калифорнию), я изучу ситуацию и напишу об этом отчет". После чего он сказал: "Прекрасно. Я назначаю тебя Великим Суверенным Генеральным Инспектором Ордена". Это было единственное назначение, которое я получил от Кроули только в устной форме и которому я не имею письменного подтверждения, поскольку Кроули в то время не обеспечил меня им".

17 июня Грэди записал в своем дневнике, что он действительно выиграл у Кроули в шахматы! Судя по всему, он очень гордился этим фактом, – помимо всего прочего, это был всего лишь второй раз, когда ему удалось сделать это, "используя нечто вроде модифицированного датского гамбита". На следующий день, к сожалению, Грэди надо было возвращаться на службу. Но перед этим он еще раз сыграл с Кроули в шахматы, и они пообедали вместе: "Кроули проводил меня до станции и попрощался со мной". Кроули пишет в своем дневнике: "Понедельник, 18 июня. МакМ возвращается в Лондон, и затем в Германию". Вскоре Грэди снова оказался на континенте, 20 июня он просто пишет в своем дневнике: "Появилась свободная минута, так что пишу..."

Лейтенант Макмертри послал Алистеру Кроули одно из последних писем из Франции, оно датировано 24 октября 1945 года, Грэди пишет: "Ваши письма от 27-го и 24-го сент., именно в таком порядке, застигли меня во Франции. Я полагаю, вы получили мое письмо с сообщением, что я возвращаюсь в США. Это одно из обычных происшествий, случающихся во время перевозки персонала. Новый почтовый чиновник неумышленно переправил письма туда, куда мы еще не приехали, во время передислокации мы задержались на месяц. Видимо, теперь единственная возможность увидеть вас – достать паспорт и приехать в Англию после увольнения из армии. Я сомневаюсь, что смогу заскочить в Англию сейчас, так как в войсках очень много бумажной волокиты из-за переброски миллионов людей. Возможно, было бы проще, если бы я был гражданским лицом, тем не менее, меня освобождают от прямых задач, и я должен ехать домой". К сожалению, у Грэди Макмертри так и не было больше возможности посетить Алистера Кроули, вплоть до его смерти.

В конце ноября Грэди на военном транспорте отправился в Америку. Он прибыл в Нью-Йорк 17-го, и смог уйти на две ночи. Он пишет в своем дневнике просто: "Ушел в самоволку, чтобы увидеть Карла и Сашу". Грэди был действительно счастлив сыграть в шахматы и с Карлом Гермером, пусть даже всего один раз. Позднее он напишет Кроули: "Я выиграл!"

Лейтенант Макмертри уехал 20 ноября, вылетев из аэропорта Нью-Йорка на старом DC-4 в Калифорнию. Он написал Кроули, что планирует провести несколько дней со своими родителями, недалеко от Фресно. После этого он направился в южную Калифорнию и ложу Агапе, чтобы осуществить свои полномочия Великого Суверенного Генерального Инспектора O.T.O. Грэди пишет Кроули, что надеется уехать 8-го в Лос-Анджелес, но в дневниках напишет "17 декабря. Из Сан-Франциско в Л.-А." Грэди останется в Южной Калифорнии до 20 января, собирая информацию и посещая членов ложи Агапе. Однажды вечером в Ложе Грэди застал своего старого друга Джека Парсонса, занимающегося фехтованием с человеком, который последнее время часто появлялся там, – это был Л. Рон Хаббард. Грэди пишет, что они "решили пофехтовать – без масок. Свет был очень тускл, но они продолжали сражаться. Это не было смертоубийством, лишь, поскольку оба что-то понимали в этом спорте". Ситуация была достаточно интересной, пока в комнату не вошла Бетти, сестра жены Парсонса. Грэди продолжает: "Она взяла рапиру и встала против Хаббарда. Я подумал, что сейчас кого-то убьют. Они остановились после того, как Бетти слегка получила точно по носу". Вот так развлекались в ложе Агапе.

Я не собираюсь вдаваться во все подробности того, что в тот период беспокоило Генерального Инспектора, писавшего официальный отчет о ложе Агапе. Я думаю, это потребовало бы отдельной и предлинной статьи. Стоит сказать только, что Кроули был недоволен тем, что он услышал о Джеке Парсонсе и безобразиях в ложе. Официальный отчет, датированный Грэди Макмертри 25 января 1946 года, очень длинный и заканчивается словами "Конец отчета". Кроули определенно понравился этот отчет.

Как указывалось раньше, в конце января Грэди был в Сан-Франциско, ожидая увольнения из армии. Он пишет Кроули письмо: "Я снова остановился в Сан-Франциско и теперь наслаждаюсь жизнью амфибии, полувоенной, полугражданской. Я остаюсь в армии, пока в феврале не придет увольнительная, но я могу носить гражданскую одежду, если найду ее".

Грэди послал Кроули другое письмо из Сан Франциско, датированное 26 января 1946 года, где он замечает: "О да, про меня вспомнили в армии и повысили, теперь я капитан. Что-то вроде цветов на мои поминки". Еще через месяц в другом письме он пишет: "Повышение мне очень пригодится. Может потому, что в следующей войне я уже могу служить в звании капитана, вместо того, чтобы выслуживаться до очередного звания. Я думаю, что в следующей войне армия может быть самым безопасным местом". Наиболее интересное в письме за 26 января, – абзац, где Грэди пишет о своем "небольшом знаке", рисунке, который он придумал. Грэди со своим чувством юмора набрался смелости попросить Кроули: "Будьте хорошей Зверушкой и скажите мне, что мне делать с этим". Удивительно, что "Зверушка" не сделала этого. Вместо этого в своем ответе Кроули просто заявляет: "Я не знаю точно, чем я могу помочь тебе с этой штуковиной, мне кажется, что ты поработал над этим исключительно хорошо, особенно над завершенной печатью внизу". В этой "штуковине", которую Грэди нарисовал в письме к Кроули, в дальнейшем обнаружился большой мистический смысл. Грэди сочинил целый абзац об этом символе, и далее написал, что хочет сделать кольцо с печатью. "Я думаю, что на нем будет рисунок вроде этого: перо Тота-Маат на носу, сокол Гора у руля, и солнце и луна, представляющие Хадит и Нюит." В будущем он иногда использовал этот символ в качестве подписи на некоторых письмах. Грэди также нарисовал этот символ зеленым карандашом в середине могильного камня, по верху которой полз маленький червяк. Этот рисунок был на обложке оригинального экземпляра одного из его недатированных стихотворений "Серьезный Червь". Рисунок изображал "маленького червяка, который копает и копает", ползущего по камню на могиле самого Грэди.

В феврале 1946 года Грэди Луис Макмертри решил поступать в Калифорнийский университет в Беркли как отслуживший в армии, чтобы получить "классическое образование" и сделать карьеру теперь, когда война закончилась. Этим периодом, 17 февраля, датировано одно стихотворение под названием "Закончен бег", но вероятно, Грэди писал и другие. На следующий месяц, 22 марта, пришел первый из двух важнейших документов от Алистера Кроули. В нем Кроули назначает Грэди "Нашим личным представителем в Соединенных Штатах Америки, и его Мнение следует рассматривать как Наше, подлежащее подтверждению, рассмотрению или вето Нашего Наместника Карла Йоганнеса Гермера IX° O.T.O. ...". Следующее письмо датировано 11 апреля 1946 года, в нем кратко заявляется: "Сим даются полномочия Брату Гименею Альфа (капитану Грэди Л. Макмертри) взять на себя всю работу Ордена в Калифорнии, дабы реформировать Организацию, согласно его докладу от 25 января, '46, при подтверждении бр. Сатурна (Карл Й. Гермер). Эти полномочия должно использовать только в случае крайней необходимости".

Грэди опубликовал одну из своих поэм, под названием "Циклопы" (написана в 1942 году), она была выпущена в весеннем номере литературного журнала "Страны Запада", который выпускался студентами Калифорнийского университета, куда он поступил.

Кроули и Макмертри продолжали обмениваться письмами и в послевоенный период, но это была скорее дружеская переписка, чем официально-деловая. Одно особенное письмо, которое Грэди написал Кроули 12 марта 1946 года, стоит процитировать. Он писал о своей жене Фокси, которая была Фокси N2 – Мэрджори Фокс, не путать с Фокси N1 или Клэр ... не ясно? Даже самому Грэди приходилось постоянно объяснять Кроули, кто его жена. Она была беременна и должна была родить наследника Макмертри в октябре. В том же письме Грэди написал "Вот экземпляр "Космических течений", это моя очередная попытка в области поэзии. Надеюсь дописать, но мне пришлось сначала сократить ее, так как я хотел участвовать в конкурсе поэзии в университете. Когда же я прочел стихи, которые выиграли приз в прошлом году, я понял, что у меня нет никаких шансов". Кроули ответил Грэди 14 июля, но в письме он не упомянул ни об этой поэме, ни о своем мнении о ней.

Далее было еще несколько писем, и вот одно из них, датированное 14 ноября 1946 года: "Итак, великое событие свершилось, и я решил написать об этом несколько строк. Фокси родила мальчика вчера вечером, весом 7 фунтов и несколько унций. Это было 13 ноября, примерно в 9 утра. Мы назвали его Грэди Шеннон, мать и сын чувствуют себя отлично. Довольный папочка пошел в контору, раздавал свои сигары и встретил по этой причине множество сердечных рукопожатий и непонимающих взглядов". В действительности Грэди был очень обеспокоен тем, как проистекала беременность жены, так как ребенок родился на месяц позже: он ждал его, начиная с 20 октября. В это время Грэди поступил на курсы философии в Беркли. Источник его поэзии иссяк, осталось очень мало работ, датированных тем периодом. Известно, что он находился в тесном контакте с ложей Агапе в Лос-Анджелесе, но, главным образом, пытался наладить свою жизнь, разрываясь между работой, учебой и семьей.

Вскоре наступил новый 1947 год. Макмертри "всплыл" снова и написал письмо Кроули, датированное 3 января, 1947. Оно начинается так: "Несомненно, вы ощутили долгожданное облегчение от моих нескончаемых писем, но вот я снова вступаю в переписку. Ближайшей причиной, как выражаются в армии, в силу которой я не писал писем в последнее время, было философское исследование, которое мне нужно было провести для самого себя. В феврале Грейди МакМёртри написал стихотворение "Три зимние груши". Это единственное датированное этим годом стихотворение, которое сохранилось в его архиве.

В апреле Кроули написал Грэди рукописное письмо, где сообщил, что 8 марта его здоровье серьезно ухудшилось, и он очень близок к тому, чтобы "заплатить по счетам!" Это была суровая зима, ответ Грэди от 15-го марта выражал беспокойство и облегчение от того, что с Кроули пока все в порядке. Кроули отвечал: "Я, конечно, был очень рад получить твое письмо 15 числа. Зима неописуема – одна из худших на моей памяти. Из-за нее я болею и постоянно привязан к дому. У нас она все еще не заканчивается". Конец письма посвящен обсуждению гороскопа Шеннона и взглядам Кроули на философию, которую Грэди еще излагал в предыдущем письме. Письма Кроули становились все короче.

В июне Алистер Кроули написал свое завещание. Также он написал Грэди Макмертри в письме, датированном 17 июня: "Кажется, я уже давно ничего не слышал от тебя. Это большая ошибка: я скажу тебе, почему, по секрету. В случае моей смерти моим преемником, безусловно, будет брат Сатурн, но после его смерти ужасная ответственность может с легкостью свалиться на твои плечи, по этой причине я хочу, чтобы ты держал связь со мной".

Последующие несколько месяцев Кроули и Грэди обменивались множеством писем, в основном, обсуждая философию и просто болтая. Например, в сентябре Грэди спросил Кроули: "Между прочим, требуется ли вам зимнее белье? Во время жуткого холода в Северной Франции зимой 1944 и первую половину 1945 года (во время битвы при Булже) у меня была возможность приобрести достаточное количество кальсон и теплых носков. Я слышал, что этой зимой в Европе холодно, так что если они вам потребуются, – свистните". Это только одно из многих писем, очень дружеских. Последнее сообщение, которое Алистер Кроули написал Грэди, датировано 5 ноября 1947 года, это очень короткий ответ на письмо Грэди от 26 октября. В конце подпись: "С любовью к тебе, Фокси и Шэннону, желаю счастья". В понедельник 1 декабря Алистер Кроули умер. Ему было 72 года.

В среду утром Грэди Луис Макмертри получил телеграмму через Вестерн Юнион, в которой было просто написано: "Алистер скончался в понедельник, 11 утра. С любовью, Карл (&) Саша".

Он ответил на телеграмму Гермера письмом, датированным 9 декабря: "Ваше срочное сообщение о смерти Алистера дошло до меня в среду утром. Мне сложно описать мои чувства. Полагаю, "хор печали" подходит к нам больше, чем что-либо. Великий хор радости посылается ему на его пути к свершению его Воли, и в то же время какая-то бесконечная печаль, что я потерял, пусть даже и временно, друга, и все мы потеряли учителя. Заметьте, что я печалюсь из-за себя самого, не из-за Алистера".

Вскоре после смерти Алистера Кроули Карл Гермер принял должность Внешнего Главы Ордена О.Т.О. Политика О.Т.О. под его руководством радикально менялась. В цели этой биографии не входит углубляться в детали относительно проблем и событий, которые полностью изменили Орден. Стоит сказать, что брат Сатурн, как его тезка, бог Сатурн, "съел своих детей". Последующие годы вся библиотека Алистера Кроули в Англии была упакована и отправлена Гермеру в Нью Йорк. Это привело к тому, что Гермеру понадобилась большая резиденция, и он вскоре переехал в дом в Хэмптоне, Нью Джерси.

Как и многие другие члены О.Т.О., Грэди участвовал в работе Ордена с перерывами. В 1948 году он получил степень бакалавра по философии в университете Беркли. Его научный диплом назывался "Тысячелетний накал: миф и магия в марксистской этике". Между смертью Кроули и маем 1949 года сохранилась только одно датированное стихотворение: "Об изумрудной земле". Мы опять же не знаем ни о каких недатированных стихах, которые были бы написаны в то же время.

24 февраля 1950 года умер один из основателей Ордена Восточных Тамплиеров в Соединенных Штатах – брат Ахад, Чарльз Стенсфилд Джонс. Позднее, 25 июня, северокорейская армия напала на Южную Корею, ООН расценила ее как агрессора. В августе войска США под командованием генерала Дугласа МакАртура остановили продвижение северокорейцев. В 1951 году Грэди был опять призван на военную службу, и так началась вторая кампания в его жизни, уже в качестве капитана Макмертри, в артиллерийских частях армии США в Корее. Грэди писал, что "тогда мы не называли это войной, хотя это, конечно же, была война, по крайней мере, те из нас, кто попали в Корею, быстро поняли, что это была настоящая война. Моя конкретная должность называлась "офицер службы боеприпасов на центральном фронте" – он проходил от Чунчона до Вакона, Кумва и Железный Треугольник, основная линия обороны, удерживаемая 9 корпусом США слева, второй южнокорейской армией в центре и 10-м корпусом США справа, мы были там на грани разгрома, когда в октябре 1953 года по горам Кумва ударили китайцы. Когда я был там, мы ничего не знали о северных корейцах, мы были уверены, что сражаемся с китайцами".

Перед корейской войной капитан Макмертри был назначен офицером-преподавателем для группы резервистов, которые размещались в Балтиморе, Мэриленд. Оказалось, что его база была недалеко от Хэмптона, Нью Джерси, куда переехал Карл Гермер. Действительно, Грэди навещал Карла так часто, как мог. Вот одна из историй, которую Грэди любил рассказывать и пересказывал много раз. Она была о прахе Кроули, который был отправлен Гермеру после кремации Кроули в Англии.

Грэди вспоминал, что во время одного из визитов в 1951 году он и Карл "прогуливались вдоль дороги и по двору. Я помню, шел дождь, один из частых шквалов в Нью Джерси, которые сопровождаются горячими ветрами, белыми облаками и сильными ливнями. Я шел справа, на мне, как всегда, была форма. Также как и обычно, мы гуляли, и я зажег трубку. Вдруг Карл указал на дерево и сказал: "А вот это – дерево Алистера Кроули!" Я не понял сразу, и переспросил. Он повторил: "Это дерево Алистера Кроули!" Я, по-прежнему не понимая, спросил, что он имеет в виду. Карл сказал: "Как-то мы с Сашей обсуждали, что сделать с прахом Кроули, и вдруг она взяла урну с прахом и разбила ее о корни этого дерева и сказала: "Это дерево Алистера Кроули!" Я посмотрел на бестолковое дерево и влажную землю под ним. Конечно же, там не было и признаков костей и, конечно же, невозможно было найти их, но меня затошнило".

В своих письмах Гермер рассказывает другую историю, – о том, как несколько ранее, в 1949 году, он и его жена просто решили захоронить прах Алистера Кроули. Если верить Гермеру, Саша не разбивала урну о корни дерева. Карл писал Джейн Вулф: "8 апреля Саша и я похоронили прах А.К.. Перед нашим домом растут пять больших сосен, и Саша предложила подножие самой красивой из них в качестве места. Я вырыл яму под ней, и 8 апреля мы провели маленькую церемонию". Несколькими годами позже, когда Гермер решит переехать в Калифорнию, он напишет: "Я решил выкопать прах и отвезти его на Запад", но далее он пишет, что нашел только ржавые гвозди от коробки.

Вернемся к вопросу, как Грэди потерял работу в Балтиморе и оказался в Корее? Во время подготовки резервистов в Балтиморе Грэди получил назначение в отдел психологического оружия в Пентагоне: "Это была очень хорошая работа, и я был уверен, что она мне понравится. Но она требовала особой секретности. В моей анкете я указал, что я был членом Ордена Восточных Тамплиеров Алистера Кроули. Мне не отказали в доступе к секретности. Герр генерал просто тихо отклонил мое заявление. Так я оказался в Корее".

Грэди находился в Корее около года, на восточном фронте около Ким Чун. Он вспоминал, как однажды пошел в туалет, "который, конечно же, был просто сараем с тремя дырками в полу, сквозь которые задницу обдувал холодный корейский ветер". Находясь там, он взял из стопки журнал и начал изучать его. Журнал назывался "Люди сегодня", он был датирован 13 августа 1952 года. Грэди внезапно остановился на статье, озаглавленной "Лос-Анджелесский культ похоти, таинственные ритуалы черной магии процветают в богатой Пасадене". Статья была о недавней гибели ученого-ракетчика от несчастного случая при взрыве. Он прочитал все и к своему ужасу обнаружил, что эта статья была о Джеке Парсонсе! Грэди был в шоке, до этого ему никто не писал о трагической смерти его старого друга. Позднее он узнал, что Джек случайно оборонил банку с гремучей ртутью в своей лаборатории. Он тут же потерял сознание, был сильно обожжен, искалечен и позже умер в больнице.

В 1953 году корейские коммунисты внезапно согласились на мирный договор, и в июле того года он был подписан в Пэньмуньоме, после чего "полицейская акция" официально завершилась. Вскоре после этого капитан Макмертри был переведен с корейского фронта в Японию, где провел следующие шесть месяцев. Его должность называлась "инженер по безопасности взрывчатки", он инспектировал транспортные корабли, груженые боеприпасами, которые шли в Корею. Как он говорил, его работой было следить, "чтобы японцы не взорвали все к чертовой матери из-за неосторожного обращения с предметами, которые для них были всего лишь деревянными, бессмысленными ящиками". В конце 1953 года Грэди оказался на гражданской службе и получил увольнительную. Тем не менее, под влиянием тогдашних настроений остался в армейском резерве, "на всякий случай". Но хотел он того же, что и все горячие американцы – "сохранить Америку сильной". Незадолго до ухода со службы Грэди был повышен в звании и стал майором Грэди Луисом Макмертри. Вскоре после увольнения он вернулся в Сан-Франциско, и в 1954 году стал студентом, а затем и лаборантом на политическом научном факультете в Калифорнийском университете, Беркли. Грэди оставался там до 1956 года.

Примерно в это время Карл Гермер решил оставить Нью Джерси и перебраться в Калифорнию, с ее теплым, солнечным климатом. В конце 50-х Грэди Макмертри работал производственным аналитиком в Государственном Департамента Труда Сакраменто, Калифорния. 29 марта 1958 года в Лос-Анджелесе (Южная Калифорния) умерла Джейн Вулф, одна из старейших участниц О.Т.О. В 1959 году Грэди написал такие поэмы, как "Большой белый охотник" и "Битник – Матушка гусыня".

В 1961 году Грэди переехал в Вашингтон, чтобы занять административную должность в Казначейском Департаменте, но оставался на этой должности около года и был переведен в Департамент Труда. Следующие восемь лет он жил и работал в Вашингтоне, округ Колумбия.

Перед переездом в Вашингтон в марте 1961 года Грэди Макмертри получил одно из наиболее важных видений в своей жизни. Он сидел за своим столом в отделе Аналитического управления в Департаменте Труда, который находился на верхнем этаже здания в Сакраменто. Он задумался, углубился в свои мысли, и вдруг увидел на Севере большую Белую Звезду. Он говорил, что это было похоже на "Рождество, если вы понимаете, о чем я". Под этой звездой он увидел Большой Черный Город, Город Ужасной Ночи, которая соответствует каббалистической сфире Бина. Он считал, что это было видение карты "Звезда" из колоды Тота Алистера Кроули. Затем, вместо того, чтобы заниматься работой, он повернулся на юг, к своей печатной машинке, и тут же написал поэму "Звезда Магов". Это была магия. Он смог продолжить писать стихи о картах Тота Кроули, пока не написал последнюю из 22-х 5 декабря 1961 года, под названием "Ковчег Завета". Грэди говорил, что некоторые из этих поэм он считает "действительно хорошими, некоторые – плохими...", дальше ухмылялся: "Я знаю!"

Он писал: "Есть высказывание Кроули, что Адепт должен предпринять только 2 настоящих шага: (1) достичь 5°=6°, что означает переместить свою энергию в сердечную чакру Тифарет, где он встретит своего САХ и далее под "его божественным руководством" предпримет (2) "путешествие в Бездну". Я назвал их – Двадцать Два стихотворения – "Ангел и Бездна, Цикл из 22 стихотворений в честь Нашей Девы Звездных Течений". Этот поэтический цикл ознаменовал важный этап в магической жизни Грэди. Он сделал эти поэмы своим Тезисом о Вселенной и выразил в них свои попытки перенести энергию в солнечный центр и затем пересечь Бездну. Тогда Грэди уже переехал в Вашингтон.

Вскоре по завершении этого цикла Грэди сказал: "Я решил пройти сверху вниз через Сфирот, от Кетер до Малкут, включая Даат. Весь цикл я назвал "Темный космос и яркие звезды, цикл из 11 поэм в честь Тайн Девственной Богини". Первая их этих поэм, опубликованная 1 января 1962 года, называлась "Волосы возлюбленной", и повествовала о Кетер. Последняя появилась 31 мая, она называлась "Падение ангелов" и представляла Малкут. Единственной поэмой, написанной в тот год в июне, была "Мистическая свадьба Солдата и Королевы".

Через год после того, как Грэди Макмертри уединился на своей новой работе в Вашингтоне, округ Колумбия, Карл Гермер умер от рака простаты в Вест Пойнт, Калифорния. Это был октябрь 1962 года. Немногие в О.Т.О. узнали о его смерти – даже Грэди не знал об этом и продолжал жить своей жизнью. Согласно последней воле Гермера, он оставил всю собственность своей любимой жене, Саше Эрнестине Андре-Гермер. Однако он не завещал ей собственность О.Т.О., как считают некоторые историки. Далее цитата из его завещания: "Касаемо собственности Ордена Восточных Тамплиеров, Главой которого я являюсь, я оставляю ее Главам Ордена, но свою жену, Сашу Э. Андре-Гермер, я назначаю душеприказчиком по этому вопросу, вместе с Фредериком Меллингером, IX° O.T.O." Главной их задачей было убедиться, что собственность O.T.O. попадет в руки "Глав Ордена". Мы знаем, что Меллингер, который жил в Германии, был извещен об этом. Тем не менее, обращение Карла и Саши к Меллингеру заставило его насторожиться, и все его участие ограничилось к отклонению выбора Саши, – а она выбрала швейцарский О.Т.О. под руководством Херманна Метцгера. После этого Саша была вынуждена решать самостоятельно, что делать с библиотекой Кроули и его собственностью, но она не могла сделать, находясь в скверном состоянии духа и не зная традиций О.Т.О. Она не доверяла никому, особенно старым членам ложи Агапе, с большинством из которых она даже не общалась после смерти мужа. В конце концов, Саша решила хранить имущество и оставить все как есть.

В 1962 году Грэди Макмертри по-прежнему находился в армейском резерве в чине майора, в который был произведен вскоре после корейской войны. Он выполнял специальную резервную службу одну ночь в месяц на должности инспектора в Мобилизационном Отделении номер 26 в Пентагоне. К сожалению, майор Грэди Макмертри был отправлен на постоянный отдых, – в отставку, – из-за обычной для Пентагона бумажной возни и бюрократии, он не подготовил необходимые документы в трех экземплярах и не поставил на них все обязательные к нужному моменту (12 декабря 1962) подписи. Так, в 1963 году Грэди оказался "настоящим гражданским лицом", впервые с 1941 года, без каких-либо военных обязанностей.

Тем временем, со смерти Гермера минуло около пяти лет. Дальнейшие события требуют достаточно подробного разъяснения, но, в целом, то, что случилось, можно назвать трагичным. Какие-то люди, считавшие, что О.Т.О. мертво, позволили себе забраться в три здания и разграбили почти всю библиотеку. Один из разгромленных домов принадлежал Саше Гермер, и большая часть библиотеки Кроули была похищена, вместе со множеством рукописей и личных вещей. Это случилось на первомайский уикенд в 1967 году. Старейшая участница ложи Агапе, сестра Мерал, немедленно начала личное расследование, дабы найти воров. Она сделала свои выводы касаемо личностей тех, кто сделал это, но это уже другая история. Сестра Мерал жила в собственном доме в Дублине, Калифорния. Находясь в поисках, она связалась с несколькими старыми членами ложи Агапе, одним из которых оказался житель Вашингтона, округ Колумбия, Грэди Луис Макмертри. Они обменивались письмами с декабря 1968 по апрель 1969-го и успели обсудить многие вещи, из одного из писем Грэди узнал о смерти Карла Гермера. О том, что было дальше, сестра Мерал вспоминала так: "Я узнала, что он (Грэди) обладал полномочиями касаемо O.T.O. в виде писем от Кроули, в которых тот называл его Халифом и наследником Карла". Далее сестра Мерал и Грэди подробно обсудили возможность основать телемический орден, используя полномочия, данные Кроули. В то время Грэди окончательно развелся со своей второй женой и был одинок. Он решил, что возродить О.Т.О. было бы хорошей идеей. Вскоре план был согласован, Грэди Луис Макмертри оставил свою работу и 29 апреля 1969 года приехал в Калифорнию. Также в конце 1969 года в Тихуане, Мексика, Грэди женился в третий раз, на Филлис Секлер.

С 1962 по начало 1972 года из под пера Грэди Макмертри не вышло ни одного стихотворения. Он сражался с мунданным миром и продолжал частным образом свои исследования. Грэди написал две поэмы в 1972 году, одну в феврале – "Слепой Гор", и через месяц вторую, которую озаглавил "Трон Ада", по мнению некоторых, это одно из его последних датированных творений.

Итак, в Калифорнии Грэди Макмертри использовал "аварийный запас энергии", данный ему Алистером Кроули, дабы возродить O.T.O. Прежде всего, он связался с Израэлем Регарди и Джеральдом Йорком, которых он называл "Глазами Гора". Грэди надеялся, что они оба одобрят его идею, рассмотрев документы, полученные от Кроули – и они сделали это. Этот период, с конца 60-х до начала 70-х получил название Кааба Клерк Хаус, но, к сожалению, он не был успешным. Книга Нэта Фрилэнда "Оккультный взрыв" (1972) содержит краткое упоминание о Грэди. До этого – в сентябре 1970 года – Фрилэнд написал Грэди письмо: "Израэль Регарди сказал, что я могу обратиться к Вам... Я пишу книгу о нынешнем росте интереса к оккультизму в США." Фрилэнд хотел получить информацию об О.Т.О. Хотя, когда его книга была опубликована, в ней было только кратко упомянуто о "таинственной чете Макмертри, которая осуществляет руководство над официальной ветвью Ордена Восточных Тамплиеров в США через почтовый адрес в Дублине, Калифорния, в небольшом городе на севере от Сан-Франциско", и ничего более. Грэди жил по этому адресу – это был дом его жены – около шести лет между 1969 и 1974 годами. Затем из-за трудностей в их браке он уехал и снял резиденцию в Беркли.

В начале апреля 1975 года в Вест Пойнт, Калифорния, умерла Саша Гермер. Едва ли не год эта информация не просачивалась во внешний мир. Что касается наследства Саши Гермер, – 26 июля 1976 года Верховный суд штата Калифорния решил, что оставшаяся собственность переходит к Грэди Луису Макмертри как "подтвержденному и полномочному представителю Ордена Восточных Тамплиеров". В тот же год Грэди и Филлис окончательно развелись. Их брак длился около семи лет.

История, о том, как O.T.O. практически умерло под руководством Гермера, и как Грэди Луис Макмертри спас Орден от забвения, исключительно хорошо задокументирована. Это главная часть наследства, оставшаяся от него. Его упорство и преданность Алистеру Кроули вывело Орден из состояния угасания к тому, что он представляет из себя сегодня. Никто не может отрицать этого. Все документы и авторитетные источники, которые мы упомянули в этой биографии, дали Грэди полное и исключительное право возглавить всемирный Орден Восточных Тамлиеров, и именно с Грэди мы достигли процветания. С этим согласны также судьи Соединенных Штатов.

Согласно Грэди, ранней весной 1977 года он занялся некоей "... Достаточно трудной магической операцией, дабы дать О.T.O. приток энергии от древнеегипетских богов, которым поклонялся Орден". Дальше он шутя издавал дикий вопль и продолжал: "Хипповско-коммунистические чудаки-извращенцы-язычники-оккультисты из Беркли сбегались в него толпами, дабы выяснить, что же это такое. Они видели много пьющего и много размышляющего сварливого старика с величайшей коллекцией забавных историй об Алистере Кроули". С каждой неделей его дом все более наполнялся поклонниками Кроули, желающими узнать больше о Телеме и присоединиться к его магическому ордену. Это было действительно чудом! Среди них были очевидные психи, но было и много других, которые хотели серьезно изучать данный вопрос. В апреле 1977 года Грэди Макмертри провел первые инициации в Орден Восточных Тамплиеров с начала семидесятых, со времен Кааба Клерк Хаус.

Затем, 12 октября 1977 года, сразу после солнечного затмения, которое случилось в день рождения Алистера Кроули, в Беркли, Калифорния, братом Гименеем Альфа IX° 777 был подписан "чартер", и скреплен специальной печатью с кольца Кроули. Затем Грэди Макмертри магически провозгласил слово "O.T.O.", что дало начало Великой Ложе Ордена Восточных Тамплиеров. Всю свою жизнь он прожил ради одного этого момента. Заметка, датированная 1977 годом, гласила: "Как феникс, восстающий из пепла, Орден Восточных Тамплиеров Алистера Кроули возродился, благодаря оккультным знаниям и небольшой божественной помощи". Алистер Кроули мог бы гордиться молодым человеком, который тридцать четыре года назад постучался в его дверь одним холодным зимним днем и сказал: "Я лейтенант Макмертри".

У меня есть свои собственные теплые воспоминания о Грэди, начиная с 1977 года. Он был гостем в моем доме, возвращаясь в Коннектикут по разным случаям. Он был действительно замечательным человеком, с большим чувством юмора, я никогда не забуду его громкий смех. Он всегда думал, что я трудоголик, и часто говорил мне это. Я помню один особенный вечер, когда в моей гостиной он показывал толпе друзей слайды с Корейской войны до поздней ночи, а я уснул, сидя в переднем ряду. По иронии судьбы, все кроме меня, включая Грэди, успели вздремнуть. Я отвечал на звонки и готовился к нашему вечернему застолью. Совершенно нормально, что в темной комнате я быстро впал в бессознательное состояние. В середине показа Грэди подошел к особенному слайду, который он хотел показать лично мне. Он объяснял образность медведя и его символизм в корейском искусстве. После достаточно долгого рассказа он поинтересовался моим мнением. Я не отвечал. Он спросил снова – и опять тишина. Все заерзали на стульях, и тот, кто сидел ближе всех ко мне, толкнул меня в надежде, что я проснусь. Ответом был громкий храп и бульканье. Я не проснулся. Все засмеялись, позже мне сказали, что Грэди отреагировал с присущим ему юмором, он захихикал и сказал громко: "Да, это критическое замечание!" Символизм медведя, по мнению Грэди, лежал в основе моего архетипа, и когда в 1980 году он выпустил "777" Кроули, он послал мне копию, подписанную: "Посвящается Джерри, медведю-трудоголику".

У меня есть множество подобных воспоминаний о том, как мы гуляли вдоль пляжа, спокойно обмениваясь мыслями, играли в шахматы или просто сидели, обсуждая теории магии и вселенной и напиваясь до ступора. В то время у меня жил старый голубой сиамский кот по имени Линг. Каббалистически его имя означало число 93. Он был домашним Богом и знал это. Он мог просто просто подойти к двери, сесть как статуя и издать дикий вой, как бы говоря: "Эй, ты! Подойди и открой дверь сейчас же!" Большинство из нас просто игнорировали его, потому что он входил и выходил постоянно, но по какой-то причине он сразу полюбился Грэди. Что бы Грэди не делал, в таких случаях он останавливался, смеялся и говорил: "Мастер зовет!", – и шел к двери, чтобы выпустить кота. Это стало ритуалом, который забавлял всех нас.

Для некоторых чтение биографии с таким акцентом на участие Грэди Макмертри в войне покажется излишним. Но для тех, кто знал его, это – известные "сказки Грэди". В его память я повторил несколько лучших из них. В 70-е, когда я впервые оказался в O.T.O., выдержать их было обычной частью задач степени Минерваля. Многие из нас прошли через это испытание и стали с их помощью сильнее. Я надеюсь только, что читатель оценит, через что пришлось пройти нам всем.

Под конец своей жизни Грэди не писал стихов, но, конечно же, любил зачитывать нам написанное за годы до этого. Это значило для него очень много. В конце он страдал от болезни, из-за которой жидкость накапливается вокруг сердца, вызывая судороги сердечной мышцы, что часто приводит к смерти. В последний год своей жизни он был несколько раз госпитализирован по этой причине. 12 июля, после продолжительной болезни, Грэди Луис Макмертри скончался. Он лежал на больничной койке и обсуждал формы медитации с другом, и сказал: "Я думаю, что мой путь был скорее путем суфия". Когда его спросили, что это значит, он просто поднял взгляд и сказал: "Я не знаю". После этого он закрыл глаза и тихо умер.

15 июля его тело было кремировано, и, как он завещал, несколькими месяцами спустя его прах был развеян в Тихом океане за мостом Золотые Ворота. На его поминках читали поэму "Реквием".

 

Перевод: ZChL

Впервые помещено в RED FLAME No.1 На сайте публикуется с любезного разрешения автора.

© The Cornelius 1994

© Thelema.RU