Вл. Зотов.

 

Враждебные отношения природы и человека. — Создание богов. — Борьба добра и зла. — Начало религий. — Наука и сверхъестественные явления. — Злой дух в народных рассказах. — Книга о чёрте. — Ормузд и Ариман. — Идеи о веровании первобытного человека. — Боги дикарей. — Сатана семитов. — Aрийские боги. — Эллинские демоны. — Средневековой чёрт. — Поклонение звездам и борьба ангелов. — Видение св. Гидьдегарды. — Где находится ад. — Сверхъестественный огонь. — Вездесущность чёрта. — Аббат  Рихальтус. — Сколько чертей на земле. — Царство чёрта. — Ад по изображению каббалы и визионеров. — Чертовские имена. — Адская иерархия. — Наружность чёрта и его превращения. — Инкубы и суккубы. — Сожжение детей чёрта. — Какое у него тело? — Роль искусителя. — Бесноватые. — Научные и легендарные факты. — Лекарства, прогоняющие чертей. — Добрый чёрт. — История феодалов и сборщика податей. — Легенда о либеральном воззрении на вечные муки. — Возможно ли чёрту спастись и получить прощение?

С тех пор как в человеке стала развиваться мыслящая способность и он начал, сознательно относиться к окружающей его природе, грозные феномены ее производили на него, конечно, гораздо больше впечатления чем мирные картины периодически повторяющихся, повседневных явлений. Отвоевывая себе, в борьбе за существование, место на Землe среди страшных стихийных сил и враждебного ему мира животных, человек легко мог напасть на мысль о существовании других созданий, одаренных больше его силою сопротивляться разрушительным элементам природы. Тогда он стал создавать, по своему образу и подобию, богов, одаряя их прежде всего свойствами, каких недоставало ему самому: громадною крепостью, несокрушимостью, бессмертием. Сначала фигура первобытного бога являлась грозной, карающей, разрушительной, как преобладающие в природе, стихийные явления. Потом идея справедливости придала этому богу свойства милости, умиротворения, благоволения к смертным. Но зло, истребление, погибель продолжали царить вокруг человека и образ всесильного существа раздвоился: явились два, одинаково могучие, но не одинаково действующие создания: одно наделяло людей всеми благами жизни, другое губило их, увлекало к преступлениям, к истреблению своих братьев. Добро и зло, олицетворяясь в отдельных существах, легли в основание первых религий древнего мира. Ормузд и Ариман, Осирис и Тифон, дивы и пери, амшаспанды и дарванды, духи светлого неба и мрачной преисподней начали, по системе дуализма, управлять и человеком и миром, в котором также стали во враждебное отношение между собою два начала — духовное и телесное. Bcе мифологии наполнены рассказами о борьбе двух сил, которые должна все-таки кончиться победой доброго начала. Это служит утешением человеку в том печальном явлении, что в жизни на земле почти всегда преобладало и побеждало зло. Эта победа зависела частью и от того, что человек приписал слишком много власти враждебному, демоническому началу, одарил его такою сверхъестественной силой, что перед его могуществом должна была склониться здравая мысль и авторитет науки. Какой громадный вред принесла человечеству вера его во всемогущество злого начала — доказывают страницы истории, испещренные именами бесчисленных жертв, погибших во имя чудовищной фикции, что они поклоняются не богу, а дьяволу. Древние народы не наделяли своего духа зла такою властью, чтобы он мог нарушать естественные законы природы и поэтому жертвы его в эту эпоху были не так многочисленны. Еще Цицерон говорил, «что если религия, основанная на познании природы, имеет право на наше уважение, то верования, грубо противоречащие этому познанию — являются бичом для общества». Наше время пошло еще дальше, утверждая, что до тех пор, пока сверхъестественный элемент будет вмешиваться в наши понятая о жизни и мире, тормозя свободные исследования науки, победа разума и здравого смысла не может считаться окончательною. Наука не признает совместного существования естественного и сверхъестественного элемента: но все, чего она не объясняет себе в настоящем — может быть разъяснено в будущем. Мы далеко не знаем всех законов природы, да и те какие знаем, еще не вполне исследованы нами. Многое, что теперь кажется нам невозможным, возможно в будущем. Из этого не следует однако же, чтобы мы должны были верить тому, что отвергает логика и законы науки. И, однако, человеческая фантазия во все времена создавала факты и предания, противоречащие и науке, и здравому смыслу. К таким преданиям принадлежат без численные рассказы, относящееся к роли, занимаемой в истории человечества злым духом или чёртом, как называет его народ. Проследить в народных легендах все появления чёрта между людьми, его сношения с ними, проделки, похождения, искушения всякого рода, в какие он вводит человечество — дело нелегкое, и делом этим занялся французский писатель Жюль Бессак, автор книги «Начало религии» (Les origines de la religion). В конце прошлого года издал он не менее замечательное сочинение под назвавшем «Le Diable», в котором разбирает критически, с философской точки зрения, все сохранившиеся в народе предания о враге рода человеческого, проследив их с древнейших времен до эпохи реформации. Таким образом серьезный и любопытный труд Бессака еще далеко не кончен, и автор обещает возвратиться к нему впоследствии. Но и в настоящем своем виде, в книге этой столько интересных подробностей, что мы сочли не лишним познакомить читателей «Исторического Вестника» с главными выводами и положениями Бессака, представившего, на основании официальных документов, довольно подробный свод всего, что было до него написано об этом предмете. А что предмет этот заслуживает внимание мыслителя, доказывает хотя — бы тот факт, что один из ученейших немецких писателей прошлого века, Христиан Ломаний, профессор юриспруденции в Галле, сосчитал, что до начала XVIII столетия одни судилища инквизиции истребили 9.440,000 человек за сношение с чёртом, и adomajorem Dei gloriam. Если к этому числу прибавить число лиц, морально загубленных чёртом, как бесноватые, конвульсионеры, колдуны, ведьмы и т. п., то сумма жертв человеческих суеверий и предрассудков достигнет громадной цифры Представим же главнейшие результаты изысканий французского автора, пополнив их, где нужно, свидетельством и других писателей из богатой литературы демонологии.

Книга Бессака разделяется на две части: в первой рассматриваются предания о самом чёрте, во второй — о лицах, имевших с ним сношения. Обратимся сначала к легендарному, но засвидетельствованному историческими документами, происхождению и, так сказать, социальному положению чёрта между людьми, оставив в стороне все теологические отношения к нему.

Бессак начинает с исследования иранского предания о происхождении двух враждующих между собою начал, доброго и злого, Ахурамазда (Ормузд) и Агро Майния (Ариман), происходивших от одного отца. Ариман быль младшим братом, но, в мире и над людьми имел больше власти, чем старший брать, олицетворявший доброе начало. Действительно, первобытный человек не имел в себе достаточно сил, чтобы бороться с природою, везде видел он врага, свое существование поддерживал только нападая и защищаясь. Война каждого и всех, против всех и каждого, была необходимым условием его жизни, как бродячего охотника. Идея мирного труда развилась в нем только когда он перешел в пастушеское состояние, а из пастуха сделался землепашцем. С добровольным трудом к человеку вернулось спокойствие духа и мирное настроение; постепенно он научился находить удовольствие в созерцании величественных картин природы, в звуках, красках. Он научился веселиться, тогда как первобытный человек не умел даже смеяться. У дикарей, стоящих на низшей антропологической ступени, лицевые мускулы весьма мало подвижны, и выражение лица их постоянно строго или беспокойно. Дикарь вечно на стороже, в нем сильно развиты органы чувств, но не чувствительность. Религия его основана на страхе; он прежде всего боится своего бога. Первая идея о боге, говорить Леббок, почти везде представляет его злым существом. В Африке, в Полинезии, дикие племена приносят более жертв злому, нежели доброму существу; это же заметили европейцы, открывшие Новый Свет. Фетишизм поклоняется самым свирепым зверям. В Африке бог мандингов — лев; убийство его считается оскорблением величества. В индийском архипелаге воздают божескую почесть тигру. Быть съеденным им— считается религиозным жертвоприношением. Крокодилы, змеи, хищные птицы служат предметом поклонения многих племен. Правда, между ними очень смутно понимание добра и зла, и оно часто сводится на известный ответ одного бушмена: «зло — это когда берут у меня моих жен, добро — когда я могу взять чужую жену». Понятие об истинном добре и зле развивается действительно в более позднейшие эпохи социального быта. У Эсхила Прометей говорит, что ум развился у людей, только после того, как титан свел им с неба огонь; до тех пор они жили века, смотря, но ничего не видя, слушая, но ничего не понимая. Различие добра и зла в своем основании лежит в противоположности удовольствия и страдания. Слово сатана, одно из самих древних на языке семитов, означает врага, противника. Каждая сила в природе, противившаяся человеку, и с которой он должен был бороться, считалась демонической. И в ребенке боязнь перед карающим существом развивается прежде, нежели любовь к существу благотворящему. У одних арийцев бог олицетворял добро, у семитов он был только всемогущим, карающим богом, мстящим за оскорбление до десятого колена. Только арийский бог мог выродиться в человечного Зевса. Демоны древних были безразлично добрыми или злыми существами, иногда теми и другими вместе, но всегда не расположенными к человеку. Эллинский культ быль высшим к благороднейшим выражением верований древнего мира.

Средневековый предания причисляли и чёрта к существам созданным богом. Думать, что зло, символом которого был сатана, независимо от творца и составляет отдельное начало, противоположное началу добра, т. е. самому Богу, влачило быть манихеем, последователем Мани, ересиарха III века, вводившего в новую религию персидскую идею дуализма. Идея восстания злых духов против своего творца, возникла только со времени вавилонского пленения, когда семиты познакомились с легендою об Аримане, господствовавшею на берегах Евфрата и Тигра.

Поклонение звездам у древних семитов послужило основанием преданию о борьбе ангелов. Самая светлая звезда южного полушария, называемая евреями Гиллель, по латыни Люцифер, исчезла с горизонта. Это быль ангел, осмеливайся восстать против своего творца, и за это низвергнутый с неба и сделавшийся главою злых духов. Легенду о его восстании передал Мильтон в своем «Потерянном Рае», но она была не единственною в течении средних веков. Одна из знаменитых визионерок, св. Гильдегарда, в книге написанной под ее диктовку, названной «Scivias», и одобренной св. Бернардом и папою Евгением III, рассказывает подробно, как великий дракон, т. е. сатана и дьявол, быль низвергнут с неба на землю, со всеми своими ангелами. С тех пор все звезды армии великого дракона, купавшиеся до той минуты в волнах света, теперь совершенно погасли, и походят на черные угли, обожженные огнем. Страшный вихрь, вышедший из бездонной глубины, низвергнул восставших на север, в такие пропасти, что никто с тех пор не знал, куда они скрылись. Клеман Эльба, в своей книге «История Сатаны», говорить, что современная астрономия видит в звездном небе почти треть пространства теперь пустым, но когда-то наполненного звездами, а Мирвиль, католический демонограф и спирит, утверждает прямо, что последней геологический переворот на земле произошел вследствие этой битвы звезд на небе. Что касается до места, куда были низвергнуты падшие духи, предание указывало на него с давних времен, но окончательно подтвердил это известный Сегюр. В своей книге об аде, он говорить: горящая бездны центрального земного огня, представляют место, куда по воскресении из мертвых, будут низвергнуты тела грешников. Катихизис тридентского собора указывает определительно, что ад находится в центре земли in medio terrae; того же мнения быль и св. Фома. Геологи представляют нам этот центр, как громадный огненный океан растопленной серы и смолы, как нечто до того ужасное, и вместе с тем величественное, что на земле ничто не может дать нам об нем понятие. Сегюр прибавляет, что «хотя этот центральный геологический огонь есть огонь естественный, но он сделан сверх-естественным (surnataralise) всемогуществом божьего правосудия, для того, чтобы произвести весь эффект, требуемый этим обожаемым и ужасным правосудием, для того, чтобы проникнуть в дух также как и в тело, и не сжечь тела грешника, а напротив сохранить его». Это же учение проповедовал Фома Аквинский, утверждающий, что свет огня будет отделен от его свойства сжигать, и что это свойство сжигательное будет служить мучением грешников. Он прибавляет, что в средине земли, где находится ад, огонь может быть только темный, мрачный и полный дыма, а Сегюр важно отмечает, что это подтверждается вполне извержениями вулканов.

Первоначальные предания говорили, что сатана и его ангелы заключены на тысячу лет в безднах ада, но с тех пор прошло уже несколько тысяч лет, и поневоле пришлось отложить этот срок. К тому же появление всякого рода чертей на земле, в течении этих тысячелетий, было столько раз документально засвидетельствовано разными протоколами и процессами, что приходилось убедиться в полной свободе, данной нечистому искушать человечество. По свидетельству католических прелатов, присутствие злых духов в наших общественных делах, бедствиях, болезнях, пороках — несомненно. В воздухе нет ни одного атома, в воде ни одной капли, на земле ни одной пылинки, где бы не сидела нечистая сила. Для всех этих стихий в католическом ритуале существуют особые формулы заклинания и отчитывания, подтверждающие свойства вездесущности чёрта. Во Франции, в цистерианском монастыре, близ Шенталя, в средине XIII века, жил блаженный аббат Рихальмус. Он написал об этой вездесущности чёрта любопытное сочинение "Книгу откровения о хитростях и уловках демона по отношение к людям» (Liber revelationum de insidiis et versatiie daemonum adversus homines). Рихальмус перечисляет все эти хитрости и уловки: так, зачастую, после обедни и обеда, монахов мутило, конечно по наваждению чёрта; он же возбуждал в них головокружение, когда им надобно было слушать мессу. Чёрт занимался также тем, что уродовал монахов, придавая их носам красноту и даже синеватый отлив, наделяя их отвислыми губами, нагоняя на них сон во время молитвы. Один послушник говорил, что ему часто слышится странный звук, похожий на храпение, и исходящий с того места на хорах, где сидит аббат. "3вук этот, сын мой, производят демоны», отвечал настоятель. Рихальмус, совершенно добродушно и наивно сообщающий подобные вещи, говорить, что человек со всех сторон окружен постоянно нечистою силой так плотно, что струя воздуха с трудом может проникнуть между ними. С увеличением суеверия, число чертей доходило действительно до таких цифр, какие не в силах была перечислить статистика демонологии. В конце XVI века, венский епископ доктор Гаспар Нейбек в церкви св. Варвары изгнал из шестнадцатилетней девушки Анны Шлелтербауер 12,652 чёрта. Протокол этой операции, подписанный самим прелатом, сохраняется в венских архивах, и его приводить современный австрийский писатель Август Зильберштейн, в своем сочинении «Denksaeulen im Gebiete der Cultnr und Litterator, т. III Tenfel and Нехеn». Еще раньше Нейбека, архиепископ Турпин, в гальском городе Bиeнне, в день смерти Карла Великого, подошел к окну, привлеченный необычайным шумом извне. Шум походил на жужжание несметных роев саранчи. Это были демоны, отправлявшиеся присутствовать при последних минутах умирающего монарха, для того, чтобы постараться захватить его душу, при выходе ее из тела. Их было так много, прибавляет apxиепископ, что дневной свет померк, и никто не был бы в состоянии сосчитать их. Еврейские каббалисты высчитывают, что каждый из людей окружен одиннадцатью тысячью чертей, из которых тысяча по правую сторону и 10,000 по левую. Какое же баснословное число чертей нужно для всех жителей нашей планеты?

Царю Соломону, утверждает каббала, удалось посредством магических заклинаний поймать несколько миллионов чертей, которых он упрятал в большой медный котел и бросил их в болото близ Вавилона. Жители города, найдя котел, вообразили, что в нем спрятан клад, открыли крышку и черти разлетелись. В той же каббале говорится, что Соломон долгое время держал у себя в заключении, в маленькой склянке, 682,880 чертей. Демонограф XVI века, Вейер (Вир), восставший против казни колдунов и колдуний, приводит неизвестно откуда взятую точную цифру адской армии. Цифра эта простирается до 44.636,569 чертей, не считая миллиардов гномов, кобольдов, оборотней и другой мелкой нечистой силы, вращающейся атомистическими массами во всех царствах природы. Нечего удивляться поэтому, что весь мир наш находится во власти чёрта, princeps hujus mundi.

Царство чёрта также обширно: границы его там, где оканчивается мироздание, оно везде, где смерть, разрушение, грех, преступление. Но основываясь на словах предания, что падшие духи заключены в преисподнюю, жилищем их считали внутренность земли. В первые века называли вулканы и даже серные источники.— отдушинами ада, и это мнение было освящено в VI веке авторитетом папы Григория Великого. При Веспасиане произошло извержение вулкана Везувия, которое христиане называли «отрыжкою дьявола». Один из светил церкви XI века, кардинал Петр Дамал говорит, что властитель Кануи, Пандольф, смерть которого совпала с извержением Везувия 981 года, испытывает на дне его кратера мучения осужденного. Историк Гейстербаг утверждает, что другого грешника, проклятого церковью, Бертольда Церингенского, черти мучают в кратере Этны. В тот же кратер черти несли душу доброго, но большого гуляки, короля Дагоберта, награждая его по дороге пинками, когда св. Денис, Мартин н Маврикий бросились с небесных высот на адский кортеж, разогнали его и перехватили королевскую душу.

Некоторые из теологов, как например Теодорет, помещали, правда, местопребывание чертей за пределами земли, в вечном мраке воздушных сфер, но большинство восставало против этого мнения. Протестантский доктор XVI века, Гаспар Пейкер, ученик и зять Меланхтона, свидетельствует, что он сам слышал, как в вулкане Геклы стонут осужденные грешники, а Клеман д'Эльбе вычислил даже, что температура огня, в котором они жарятся в аду, доходить до 195,000 градусов. Еврейские ученые оставили нам подробное топографическое описание ада. Каббала говорит, что он имеет форму воронки и состоит из семи поясов, каждый в 60,000 раз больше следующего за ним. Увлеченные фантазией, эти господа не рассчитали, что полагая даже нижний пояс, равным единице, верхний седьмой занимал бы над землею поверхность гораздо большую нежели окружность всей земли. Но цифры, как мы видели, нисколько не затрудняют и не пугают мистиков. Каждый пояс имеет несколько подразделений, число которых почему-то не показано. В каждом отделе 7,000 мест заключения; в каждом из них 7,000 ям, в каждой яме 7,000 скорпионов и тысяча бочек (отчего же не 7,000?) черной, кипящей смолы. Скорпионы семью своими щупальцами рвут тело грешников. Наука, правда, насчитывает у скорпионов восемь щупальцев, но в аду, вероятно, своя наука, и адские скорпионы щиплются больнее своими семью щупальцами. Описаниями ада чрезвычайно богата мистическая литература. Все знаменитые визионеры изображали его с разными вариантами: Екатерина Риччи, Франциска Римская, Терезия, Обиций, Баронт и др. Всем известно описание ада в поэме Данте, но, спустя столетие после него, такой же ад видела лично Франциска Римская и прочла над дверьми его почти те же слова: «Здесь место ада, без надежды и перерыва, где нет никакого покоя». Ад, по словам её, разделяется на три области, где муки постепенны и пропорциональны преступлениям. «Везде мрак, смрад, неописанные страдания. Страшный дракон, кольца которого извиваются на дне пропасти, раскрывает у входа в нее громадную пасть, из которой, как из глаз и ушей его, выходит клубом мрачное пламя и зловонные испарения. В центре сидит на троне сатана, голова которого возвышается до вершины бездны, я ноги касаются два. Руки его простерты над черным царством, как знак власти. На лбу его — огромные оленьи рога, бесчисленные ветви которых светятся как факелы. Но несмотря на царскую власть, горячие цепи приковывают его к позорному трону». Цезарий Гейстербах представляет ад глубокой, страшной долиной, наполненной серным запахом; на ней демоны играют в мяч душами грешников. Посредине — колодезь, закрытый раскаленной крышкою, поднимающеюся, по трубному звуку, чтобы пропустить души. Цезарий резюмирует следующими словами мучения, ожидающие их в аду: «Pix, nix, пах, vermis, flagra, vincula, pus, pudor, horror» (смола, снег, ночь, чернь, бич, цепи, гной, позор, ужас).

Демонографы свидетельствуют, что в царстве бесов существует строгая иерархия. Под монархическим управлением Вельзевула соединены высшие и низшие сановники с титулами соответственными герцогам, графам, маркизам и баронам, с гражданскими чиновниками разных классов и даже с орденами. Великий устроитель праздников и удовольствий адского двора называется Ниббас, директор театров — Кобаль, начальник тайной полиции Нергал; главный медицинский инспектор при дворе Раммон не пользуется значением, говорить Вейер (Вир). Церемониймейстер, вводящий посланников — Верделе, у других писателей называется Жолибуа, Вержоли, и пр. Главный источник, которому поручено поддерживать огонь адских печей — Ксафан; смотритель над кухнями — Нисброк, надзиратель за хлеб-обеспечением — Дагон и другие. В аду, как и на земле, есть города. и сёла, потому что есть обер-архитектор Гальфас. Чиновники «увольняемы и получают жалование, так как есть казначей Мелькора и хранитель сокровищ Гаваель. Неизвестно только, какою монетою выплачиваюсь содержание Колдуньи, пользовавшиеся бесовскими щедротами, не скопляли богатства. По преданиям деньги, выплачиваемые чёртом, превращались в карманах получивших их — в холодные угли. Католицизм не считал обитателей ада тенями, как древние римляне, а то можно было бы подумать, что между этими тенями обращались вместо денег тоже тени золота и серебра — ассигнации. Предание никогда не представляло себе чёрта бестелесным духом: оно всегда наделяло его теми же органами, какими обладает человек, и только приписывало ему способность — принимать на себя формы разных животных, преимущественно козла и кошки. Блаженная Маргарита - Мария Алакок, изобретательница поклонения «святому сердцу», говорить в своей биографии, что чёрт являлся ей «в виде страдного мавра, с глазами, горящими как два угля и скрежещущими зубами», Фоме Аквинскому он показывался в форме aeiona, in forma Ephiopis. Св. Агнеса видела его не раз  на кухне ланжакского монастыря, когда она была там судомойкою во время своего послушничества. Он являлся в виде ужасного дракона, извергающего огонь из пасти и ноздрей; а однажды показался гигантским эфиопом, освещавшим кухню огнем своих глаз и высовывавшим огненный язык в фут длиною. 1-го февраля 1680 года, молния ударила в собор Кемпер-Корантена. Жители, сбежавшиеся на пожар, увидали, что его разжигает зеленый чёрт с длинным хвостом, такого же цвета. Протокол об этом событии утверждает, впрочем, что иные видели его также синим и желтым. Так как пожар не могли потушить 160 бочек с водой и 60 возов навозу, то прибегли к другому средству: в огонь бросали хлеб с запеченным в нем кусочком просвиры из причастия и вылили святую воду, смешанную с молоком кормилицы хорошего поведения. Тогда чёрт улетел с пожара с страшным свистом. Этому было свидетелем все городское население набожных бретонцев. И в этом случае, как во всех приводимых нами, существуют кофинально утвержденные документы.

От I до XII века, чёрта видело множество лиц, в разных формах: лошадью, собакой, обезьяной, медведем, жабой, вороном, быком, грифом, центавром, минотавром. Монахи и отшельники, спасавшиеся в пустынях, встречали его в всевозможных формах: сфинксом с человеческой головой и длинными лапами, вооруженными острыми когтями; химерой с зелеными главами, хвостом и крыльями дракона, извергающею огонь из ноздрей, собакою с обезьяньей головою, красным львом с человеческим лицом, с тройным рядом зубов, гигантским муравьем с львиной гривой и пр. Цезарий Гейстербах, францисканский монах XI века, пишет, что чёрт во всем похож на человека, только у него нет спины, dorsa tamen non habet. В Толедо, он вошел в тело Mapии Гарсии, в виде апельсина. Шпренгер, автор «Молота Ведьм», говорит, что одна монахиня едва не проглотила его в форме салата, но по счастью узнала (каким образом?) и вовремя остановилась. Блаженной Христине Стоммельн он являлся в форме паука. Несколько лет служил он доминиканцам в Мекленбург-Шверине под видом обезьяны, работая на кухне, метя пол, поворачивая вертел, разливая вина. Святые отцы уже тогда догадались, кто служил у них под именем Пука, и один из них написал книгу: «Правдивая история демона Пука». В 1546 году, в Ротвейле видели чёрта на улицах в форме зайца, гуся или хорька Узнали чёрта потому, что животные эти разговаривали с прохожими. В одном из городов Саксонии он явился к священнику в исповедальню, но тот узнал нечистого и чёрт скрылся, оставив после себя такой запах, что все бежали из церкви. В Фрейбурге он выкинул еще более дерзкую проделку, явившись в облачение священника к умирающему, чтоб его исповедовать» Чёрт являлся даже на ученые лекции. Перипатетик Аммоний, читавший еще в V веке философию в Александрии, говорит, что его лекции чёрт приходил слушать в форме осла. В 1646 году, на похоронах Лютера, стая воронов вилась над гробом реформатора. Добрые католики узнали в ней чёрта. Нередко он принимать на себя образ живых людей, чтобы ввести других в заблуждение. Так, для того, чтобы дискредитировать Сильвана, епископа Назаретского, чёрт, под видом святителя, проник ночью в спальню одной благородной горожанки, и когда та стала кричать, сбежавшийся народ нашел чёрта в образе епископа и выгнал его с позором. Враги Сильвана стали утверждать, что это быль он сам, но епископ заставил чёрта, предание не говорить только каким средством, сознаться в своей адской хитрости. К Герону, египетскому пустыннику, чёрт явился в виде светлого ангела и предложил вознести его на небо. Но едва Герон уселся на спину крылатого посланца, как тот сбросил его в колодезь, где и нашли его полумертвым. В Англии, в царствование Елизаветы, он являлся, то под видом протестантского пастора, то католическим проповедником — смотря по обстоятельствам. Паписты уверяли, что слышали его проповеди — в первой форме, пресвитерианцы — во второй.

Кардинал Бона, в своей книге «О распознании духов» (De discretione spirituum) говорит, что чёрту не позволено являться только в форме голубя и ягненка. Тоже подтверждает аббат Риве в сочинении «La Mistique divine». Он возражает также против мнения, что чёрт не может являться в форме барана и доказывает, что именно в этой форме его видели св. Освальд и Франциска Римская. На константский собор собралось, по словам летописца, невероятное множество куртизанок (incredibilis multitudo meretricum). Нидер и Шпренгер утверждают, что это были переодетые черти, которым однако же позволили спокойно жить в Констанце и присутствовать при сожжении Иоанна Гусса.

Чёрт может иметь детей от смертных — это утверждали богословы. Принимая на себя, по желанию, тот или другой пол, он называется, входя в сношения с женщинами — инкубом, с мужчинами — суккубом. Сомневаться в этом — значит быть еретиком. В булле, от 9-го ноября 1484 года, папа Иннокентий VIII возвещает, что «к крайнему его прискорбию, в епархиях Майнца, Кельна, Трира, Зальцбурга и Бремена, некоторые лица обоего пола, забывая свое спасение и отдаляясь от католической веры предаются демонам, инкубам и суккубам». Впрочем, это верование существовало и в древности, перейдя, в несколько измененном виде, в первые века христианства. Августин говорит, что фавны и сатиры, называемые ныне инкубами, имеют сношения с женщинами, как и демоны, называемые галлами — «дузы»; «это засвидетельствовано столькими лицами и так положительно, что было бы дерзостью отрицать это». Шпренгер в названной уже нами книге «Молот Ведьм», служившей, в течении двух веков руководством для духовной и гражданской инквизиции в делах о колдовстве, говорит прямо, что нет почти ни одного колдуна, ни одной колдуньи, которые не имели бы телесных сношений с чёртом. В архивах Вюрцбурга сохранился именной список лиц, сожженных в этом городе в 1627 и 1638 годах, по приговору духовного суда, в числе сорока двух, и между ними 25 детей, мальчиков и девочек, от 9-ти до 14-ти лет, рожденных от сношений чёрта с колдуньями. А сколько подобных несчастных жертв возмутительного бесчеловечия и невежества погибло в других местах! В Померании сожгли бедную десятилетнюю девочку, заставив ее прежде, в пытке, признаться, что она имела двух детей от чёрта и беременна третьим.

Не всегда от этих браков чертей рождались люди; иногда колдуньи производили на свет змей, жаб, крыс, кротов, разных уродов, даже мух или, наконец, бесформенные, слизистые массы с серным запахом, характеризующим демонское происхождение. За подобные выкидыши инквизиция также сожгла несколько женщин. По-видимому, в подобных сношениях черт должен иметь одну цель — погубить в грехе избранную им жертву, но, по свидетельству теологов, оказывается, что чёрт может быть влюблен до безумия, perditissimus amasius. Это доказывает и капуцин Синистрари, в своей книге «De la Demonialite». Правда, за то другой демонограф, Гуакций, уверяет, что чёрт любит страстно только кобыл. Это опровергается историей многих лиц, соблазняемых чёртом, то в виде красивого юноши, то как женщина необычайной красоты. Св. Антония, Станислава Костку и Арского священника он искушал в виде бесстыдной прелестницы. Отшельника Викторина в его пещере чёрт соблазнил, явившись в нему в бурю просить гостеприимства в виде прекрасной путницы. Всё подобные истории подтверждали, что чёрт является в телесном виде, но Латранский собор 1216 года, созванный Иннокентием III, постановил, что добрые и злые ангелы — существа бесплотные. Как было примирить этот догмат с прежним, совершенно противоположным учением? Богословы не затруднились и в этом случае, как во всех других: они положили, что есть ангелы чисто духовные и есть телесные. Латранский собор говорил только о первом роде, а другие соборы — втором. Коротко и ясно. Что же касается вопроса, какое собственно тело чёрта и каковы его качества, демонологи входят по этому случаю в такие филологические тонкости щекотливого свойства, что мы не можем привести их ни в аллегорических парафразах, ни даже в латинском подлиннике.

Легенды приписывают чёрту такое же всемогущество, как Богу. В первые века христианства были отцы церкви, признанные еретиками и учившие, что мир создан дьяволом — так поражало их преобладание зла на земле. Чёрт может поднимать бури, посылать дождь и град, поражать человека болезнями и избавлять от них — все это свидетельствуют процессы колдунов. Он может делать чудеса, убивать людей. Все, входившие с ним в сношения, погибали насильственною смертью, говорят теологи, не прибавляя, что заботу о кончине этих людей принимала на себя больше всего инквизиция. Мы видели также, что чёрт вездесущ, так как смерть господствует всюду. Тертуллиан говорить прямо: totus orbis illis locus turns est. Он внушает дурные мысли и подстрекает на дурные дела. Таким образом, человек часто невиновен в своих поступках, будучи не в состоянии, по слабости характера, противиться мощному искусителю. Вся жизнь наша — вечная борьба с искушением. Аббат Сойер в недавно изданном сочинении «Les mysteres du diable de voiles» представляет картину этого искушения со дня зачатая младенца. Чёрт постоянно стремится испортить его, ангелы защищают его. «Когда Бог захочет сообщить душе святое внушение или даже движение — нужно прежде всего отогнать демонов». Далее в книге приводится признание Марии Латаст, как она защищалась однажды от множества постыдных видений, окружавших ее. «Мой ангел отошел и только смотрел на меня, говорит она. Я боролась одна, подкрепляя себя пением псалма, потом прибегла к Богу, чтобы он очистил душу мою от непристойных образов, стремившихся осквернить ее. Тогда явился ангел с розгою в руках и стал отгонять демона». Латаст приводить даже диалог между ними, заключавшийся в повторении фраз: Я возьму ее. — Не возьмешь.— Я заставлю ее пасть. — Не заставишь и т. п.

Учение протестантства об искушении - точно такое же как в католичестве. Одно из сочинений, появившихся в 1633 году, то есть за 13 лет до смерти реформатора, передает его беседу с чёртом. Эту историю Лютер сам поручил своему другу Юсту Ионе перевести с немецкого языка на латинский. Предметом беседы были вопросы о том: следует ли священнику причащаться одному, в алтаре, во время обедни. Чёрт, доказывал что, причащаясь один, священник не достигает цели своего назначения и действие его имеет определенное значение только, когда в нем участвуют верующие. Этот спор вошел в документальную историю протестантства, и только рассказ о том, как нетерпеливый реформатор пустил в чёрта чернильницей в Вартбурге, относится к вымышленным легендам. Bместе с искушением, чёрт напускает на верующих и наваждение. Кельи и пещеры спасающихся отшельников наполняют видения всякого рода, которые не только наводят ужас, но и мучают физически. Всего чаще, — и в этом видна низкая натура чёрта — он искушает слабых женщин. Каноник Лабис, в биографии Mapии Дезанж, говорит: этой блаженной особе хотелось, чтобы ее ударили по щеке, в память заушения, полученного Спасителем, и однажды, в церкви, после благословения священника, стоявший подле неё красивый молодой человек дал ей неожиданно такую пощечину, что звук её раздался по всей церкви. Мужчины бросились с обнаженными мечами на безумца, но он исчез без следа. Кроме искушения человека, чёрт, как известно, может войти в его тело один или в большом обществе и распоряжаться всеми поступками человека, заставляя его бесноваться или проделывать то, что не допускается в обыкновенном состоянии. Чёрт может овладеть человеком в его детские годы. Никакое звание и положение в свете не спасет от нечистого. Собор 963 года, низложивший папу Иоанна XII, приводит в доказательство того, что в нем сидит бес, тосты папы за здоровье дьявола и жертвы, приносимые им Юпитеру и Венере. Кремонский епископ Луитпранд говорит, что и смерть папы произошла от того, что чёрт ударил его ночью в висок в то время, когда папа быль на свидании с одной женщиной.

Известна способность одержимых бесом, говорить на разных языках. Но это же явление замечено и докторами в некоторых нервных болезнях. Тэн, в своей книге «De Iintelligence», приводит случай, бывший с одной больной, двадцатипятилетней девушкой, не знавшей даже грамоты, и которая вдруг, во время нервного кризиса, начала произносить латинские, греческие и даже еврейские фразы, а когда выздоровела, то не могла припомнить ни одного слова из того, что говорила во время болезни. Потом оказалось, что она с девятилетнего возраста жила у своего дяди, ученого пастора, имевшего привычку громко читать, прохаживаясь, отрывки из древних классиков в то время, когда племянница его сидела за шитьем в той же комнате. Конечно, и в этом случае трудно объяснить себе, каким образом девушка могла сохранить в своей памяти и впоследствии воспроизвести целые фразы на незнакомом ей языке, но, по крайней мере, подобные случаи возможны, как и многие явления сомнамбулизма и магнетического ясновидения, без вмешательства нечистой силы. Наука представляет примеры еще более удивительного сохранения в памяти целых музыкальных пьес маленькой девочкой,слышавшей сквозь тонкую перегородку, как эти пьесы разучивал опытный музыкант. В демонологии приводятся подобные же случаи с бесноватыми. Так, в одну старуху вселился музыкальный бес, и она вдруг запела превосходным тенором. Ее привели в Валонбрёз, чтобы изгнать из нее чёрта, и он сталь просить, чтобы ему позволили перед выходом, пропеть еще одну кантату, после чего продолжая напевать, вышел из старухи. Католические теологи сопоставляют с бесовским наваждением так называемый божественный экстаз, но некоторые формы того и другого явления, воспроизводили врачи нервных болезней. Так, известный Шарко в Сальпетриере возбуждал искусственно, но совершенно естественным образом, феномены экстаза и беснования у одного и того — же лица. От физических конвульсий подобные нервные больные легко приводятся в состояние экстаза. С одной из больных Шарко повторялись, по произволу, почти все припадки, каким подвергалась известная визионерка Луиза Латто, умершая в прошлом году. Известно также, что припадки конвульсии, пляски святого Витта, падучей болезни, истерики, заразительны также как и припадки наших кликуш. Во всех этих болезнях нужно конечно отличать действительное нервное расстройство от притворства и обмана. Любопытно, что, несмотря на все доводы науки и здравого смысла, беснование продолжает играть роль и в наше время. Еще недавно вышла, на испанском языке, брошюра священника в Серданье, переведенная на французский язык под назвавшем «Le diable revolutionnaire». В ней рассказана история молодой девушки Карметы Трасфи, одержимой бесом в 1875 году. Заклинатель выгнал из нее множество чертей по имени: Альфоргас, Рокас, Сакас, Ботас, Вутеакас, Гарлопас, Мальбестиа, Ксапотис, Куйне и проч. Неизвестно, почему автор называет всех этих чертей революционерами и доказывает ими адское происхождение революции. Замечательно, что вместе с молитвами и заклинаниями против беснования, патеры советуют употреблять и лекарства, прогоняющие чертей. Из таких средств отец Менги рекомендует в своей книге «Fustis daemonum» натирание живота и груди особого рода помадою, составленною из ладана, оливкового масла, укропа, камеди, руты, шалфея и проч., сваренных в святой воде. Отец Сннистрарий приводит в примерь ученого теолога, который, чтобы прогнать от себя чёрта, окуривал свою комнату смесью перца, кубебы, кардамона, имбиря, корицы, мускатнаго ореха, смолы, алоэ и проч. Эта смесь действует только на один сорт бесов; против других надо употреблять евфорбию, мандрагору, белену и другие травы.

Не смотря па вражду, которую человечество должно питать к своему искусителю, оно во многих случаях относилось к нему весьма добродушно. Многие легенды представляют чёрта положительно добрым малым. «Добрый чёрт» играет не маловажную роль во многих преданиях. Одно из них, относящееся к средним векам, весьма характерно. Одно из бесчисленных  немецких герцогств постоянно разорялось беспрерывными войнами мелких феодальных тиранов; в их числе были не только князья и бургграфы, но много владетельных аббатов и епископов. Чёрт сжалился наконец над бедным народом, и решился избавить его от притеснителей. Однажды он перехватал всю эту феодальную сволочь в её замках, набил ею большой мешок, взвалил его к себе на плечи и полетел с ним из Германии. Народ приветствовал криками радости своего избавителя, но во время полета, чёрт, нагруженный тяжелым мешком, наткнулся на колокольню городской церкви; острый шпиц колокольни прорвал мешок; аристократы посыпалась из него на землю, попы забрались в церковь, стали гнать беса заклинаниями, и он должен был покинуть страну. В господство феодализма чёрт был демократом — он не любил дворян и заступался за горожан. Монах XV столетия, Иоганн Герольд, оставил любопытный сборник рассказов своего времени, в которых чёрт играет немаловажную роль. Вот один из этих рассказов:

Бессердечный сборщик податей, выжимавший из бедного народа последний грош его, добытый тяжелым трудом, ехал однажды в город за податями; его нагнал таинственный путник, отправившийся с ним по той — же дороге; от путника пахло немножко серой, и подозрительная наружность его беспокоила сборщика, жившего не в ладу со своею совестью. Им встретился мужик, отправлявшийся на базар продавать свинью. Животное, предвидя, вероятно, неприятную участь ожидавшую ее, не хотело идти вперед; мужик сердился, кричал, стегал свинью хлыстом, и наконец, проходя мимо путников, вскричал: «а, чтоб тебя чёрт побрал». Сборщик податей обратился к своему товарищу, с вопросом, отчего бы ему не взять то, что предлагают? — «Нет, отвечал чёрт: подарок делают не от доброго сердца, я не хочу принять его». Дальше, проходя мимо одной фермы, они услышали, как старуха гнала надоедавшего ей мальчишку и кричала: «а, чёрт тебя возьми». Но и тут с путник сборщика нашел, что предложение делается не от чистого сердца, и прошел дальше. Наконец, они пришли в город, где на площади стояла толпа крестьян. Увидев своего мучителя, они закричали: «а, вот и наш палач! о чтоб его чёрт взял! «Ну, вот на этот раз мне предлагают подарок от чистого сердца» — сказал чёрт, и схватив сборщика податей, мигом провалился с ним в преисподнюю, к большой радости видевших это крестьян. Шведский ученый Олай Великий, архиепископ упсальский, делегат папы Павла III на Тридентском соборе, рассказывает в своей книге «De gentibus septentrionalibus», что в его время в Норвегии чёрт оказывал семействам множество мелких домашних услуг: чистил лошадей и конюшни, водил скот на водопой, разливал вино в погребе, мыл ребят и посуду и проч. Современник Олая, поэт Ронсар передал все это в стихах, в своем «гимне демонам». Этот род чертей очень напоминает наших домовых. Чёрт держит также крепко данное им слово, но люди не раз обманывали его, и не исполняли данных ему обещаний. Он также очень xopoший доктор, и не раз вылечивал людей от тяжких болезней. Он также справедлив, не обращает внимания на различие звания и  состояния, и всегда быль грозою скупцов, обманывавших или обвешивавших своих покупателей. В Бранденбурге он унес однажды женщину, продававшую подмешанное пиво. В Англии, где было множество подобных историй, в приходской церкви Людлоу, барельеф изображает, как чёрт уносит в ад продавщицу подмешенного эли. Заступничество чёрта за угнетенных или безвинно обвиняемых часто служить темой народных рассказов. И за то народ верит, что при втором пришествии Христа, даже чёрт будет прощен и спасен. Напрасно собор и папа проклинали книгу Оригена, в которой ученый говорил, что наказания, имея целью исправление прегрешившего, не могут быть вечны, — массы народа все-таки были уверены, что чёрт получит прощение.

Таков чёрт в католических легендах, но не менее интересна и история лиц, поклонявшихся ему, имевших с ним сношения. Мы передадим в последствии основные черты этой истории.

 

Опубликовано в «Исторический вестник», 1884, т. XV.

© Thelema.RU