Джеймс B. Вискер.

 

Уже говорилось, что у христианина - противника иудаизма есть только две альтернативы: деиудаизировать Христа или отвергнуть Его. Хьюстон Стюарт Чемберлен, следуя многим европейским богословам XIX столетия, попытался доказать, что Иисус был арийцем, жившим в изолированной области Галилеи, отделенной в расовом отношении от остальных народов региона. Автор «Основ XIX столетия» стремился показать, что изолированная нордическая группа была оторвана от основного тела нации и что Христос происходил от этих людей. Фельдмаршал Людендорф и другие просто отрицали Иисуса, и были антихристианами точно так же, как антисемитами. И те, и другие вместе принимали идею, что Библия, в равной мере Ветхий и Новый Завет, является подлинной историей.

В основе мысли Розенберга лежит третья возможность. Она коренится в дохристианских идеях и практиках, известных как «гностицизм». Как многие другие родовые термины, понятие «гностицизм» используется, чтобы обозначить широкое разнообразие философских и богословских идей. Из-за победы Западной церкви, включая ее более поздние протестантские формы, о системах, которые были побеждены в длительной борьбе за религиозное господство в христианском мире, принято рассуждать в полностью негативном контексте. Такие названия, как «маркиониты», «гностики», «манихеи» и «богомилы» являются обвинениями. Большая часть того, что о них известно, получена либо из чтения опровержений, сочиненных их противниками, либо из отчетов той или иной инквизиции, включая протоколы допросов (под пытками) тех, кто был обвинен в ереси, зачастую неграмотных людей.

В двадцатом столетии произошло два важных события, изменивших наше знание о различных "ересях". Первым стало открытие важных документов и трактатов, написанных или ведущими гностиками, или их ближайшими учениками и последователями. Другое событие – тот интерес, который проявили к этим движениям лидеры Третьего Рейха, и последующее исследование их идеологии в терминах этой мысли. Важнейшими работами, рассматривающими национал-социалистическое движение в таком ключе, являются книги Основ XIX столетия Повеля и Бержье (на французском языке, переведена на многие языки), «Копье Судьбы» и «Чаша Судьбы» Равенскрофта и «Оккультизм и Третий Рейх» Анжебера.

В своем большинстве авторы, открывшие влияние гностиков на Третий Рейх, предположили, что лидеры хранили основы знания в тайне, в святилищах и ритуалах СС, и что это особое знание никогда не предназначалось для массового употребления. Только немногим избранным эсэсовцам могли быть доверены древние тайны. Еще до создания Третьего Рейха Розенберг представил свое эссе о происхождении нацистской идеологии (фактически написанное прежде, чем была сформирована НСДАП). Его Миф ХХ столетия рассматривал одну гностическую секту, катаров («святых» или «чистых») со множеством подробностей, не решаясь, впрочем, предложить упрощенную версию религиозной философии катаров в качестве новой религии (или восстановленной религии) для Германии.

Здесь я утверждаю, что «Миф ХХ столетия» Альфреда Розенберга является наиболее существенной гностической работой, пытавшейся подготовить почву для последующих работ, которые возвратят Германию в то время, когда простая, антииудейская религия была широко распространена на Западе среди простых людей. Она создавалась не как окончательное состояние новой нордической религии, но должна была послужить пробным шаром, предтечей грядущего. В начале 1920-ых годов Розенберг еще не был готов предложить окончательные выводы этой философии. Необходимые исследования еще не были закончены. Это было только обещанием будущего. Это были поиски, которые, в его понимании, могли быть уподоблены учреждению Королем Артуром общества Рыцарей Круглого стола для поисков Святого Грааля.

ЛЕГЕНДА О ГРААЛЕ

Каждый немецкий школьник знал великую легенду о Граале наизусть. «Парсифаль» Вольфрама фон Эшенбаха был одним из величайших произведений литературы на немецком (или любом другом) языке. Внешне это – известный рассказ о рыцарском поиске чистой любви и искупления. В конце XIX столетия он был популяризирован композитором Рихардом Вагнером в виде оперы. Немногие произведения героической литературы имели больше влияния на национально мыслящих немцев, чем «Парсифаль» .

Оперу Вагнера открывает старый рыцарь, Гурнеманц, рассказывающий легенду о Граале. Титурель безуспешно сражался с язычниками, когда его внезапно посетили ангелы. Они отдали ему на хранение чашу Святого Грааля, из которой Христос пил на Тайной Вечере, и копье Лонгина, которым римский центурион пробил бок Иисуса, когда Он умирал на кресте. Титурель построил большую цитадель в Монсальвате, чтобы предоставить убежище этим сокровищам, и собрал вокруг нее чистых сердцем рыцарей, чтобы охранять великие талисманы небесной власти. Эти рыцари странствовали, борясь с несправедливостью и тиранией во всем мире.

Клингзор тоже был претендентом, но он не сумел изгнать из своего сердца похоть и страсть, и не был принят в число рыцарей. Тогда он насадил великий сад зла, в который, искушая плоть множеством красавиц, заманивал чистых из их цитадели и порабощал на служение злу. Титурель послал Амфортаса, чтобы внести священное копье в это злое место и покончить с его искушениями. Клингзор послал прекрасную Кундри, чтобы соблазнить Амфортаса. Она совратила его и доставила священное копье Клингзору. Злой волшебник ранил им Амфортаса, и хотя Амфортас бежал, его рана никогда не будет исцелена. Амфортас поверил, что осужден за свой плотский грех.

Невинный глупец, Парсифаль, появляется на сцене в поисках своей идентичности и судьбы. После краткой сцены, в которой показан Святой Грааль, он идет в замок Клингзора. Кундри послана соблазнить его, но внезапно Парсифаль видит видение. Ему сказано, что, если он не устоит перед соблазном Кундри, не будет ни исцеления раны Амфортаса, ни спасения для него и Рыцарей Грааля. Он отвергает Кундри и уходит. Клингзор пытается убить его копьем, но оно пролетает над головой юноши. Чувственный рай разрушен и Клингзор погибает.

Через много лет Парсифаль возвращается из своих странствий по всему миру. Он узнает, что Кундри надела одежды кающейся грешницы, а Гурнеманц стал отшельником. Наступает Страстная пятница. Он узнает, что Титурель умер и что Амфортас все еще лежит раненный и не способен принять Святое причастие. Парсифаль идет в Монсальват, касается раны Амфортаса священным копьем и исцеляет его. Копье и Грааль перенесены в святилище.

Легенду о Граале можно истолковать двояко. Чаще всего ее рассматривают как историю христианской любви и искупления человечества. Вторая интерпретация – мистическая. Говорится, что Грааль содержит зашифрованное послание, известное лишь немногим и понятное единицам. Именно эта интерпретация принята Равенскрофтом в «Чаше Судьбы» (1981) и Анжебером в «Оккультизме и Третьем Рейхе» (1974).

Прежде, чем его грех побудил Бога сбросить его в ад, Люцифер был князем небес. По пути в преисподнюю его венец упал на землю, и из него выпал огромный изумруд. Он был использован людьми древности, чтобы изготовить чашу, которая употреблялась в тайных ритуалах. Здесь мы находим древнейшее предание, принятое и христианами, и гностиками. Чаша была покрыта символами и рунами, изображавшими восхождение человека через различные ступени к заключительному состоянию блаженства. Грааль стал священным сосудом Знания посвященных. Символы примордиального знания и традиции на его поверхности связали прошлое с будущим. Это исконное знание может вернуть человека в его естественное и истинное состояние, примордиальное состояние сознания.
В Германии многие считали Грааль утерянной тайной книгой арийской расы. Она была доверена им в прошедших эонах, потеряна и скрыта. Что точно она содержала, неизвестно, а поскольку она была написана символами и рунами, интерпретация, даваемая этим рунам, отличалась, возможно, от поколения к поколению, но всегда она была великим сокровищем всех арийцев. От поколения к поколению она была объединяющим фактором, артефактом, придававшим существованию расы смысл.

Недавний фильм «Эскалибур» дает мифу Грааля весьма секуляризовавшую интерпретацию. Грааль представлен как своего рода посредник между правителем и управляемыми, волшебный передатчик, гарантирующий, что король и земля едины и что один будет служить другой в совершенно естественных отношениях. Все же это - духовное измерение Грааля, создающего этот мифический союз.

Грааль предшествовал христианству. Это аксиома, принять которую необходимо для понимания важности этого артефакта для НСДАП и ее лидеров, особенно для СС. В «Мифе ХХ столетия» Альфреда Розенберга Грааль может рассматриваться как объяснение германского неприятия некоторых аспектов христианства, особенно римского католицизма. Он может рассматриваться и как руководство для германского народа или, по крайней мере, существенной его части, когда этому народу противостояло чуждое ему ортодоксальное Западное вероучение.

Хотя авторы недавних исследований, особенно Анжебер и Равенскрофт, в меньшей степени Повель и Бержье, отметили важность распространения катаров в течение XIV столетия, они не пошли в своих исследованиях достаточно далеко. Это так, поскольку ниже мы увидим, что "чистые" действительно какое-то время сохраняли чашу Грааля и другие связанные с ней артефакты, но были относительными поздними и в своем учении, и в своем интересе к Граалю.

 

© Перевод Дм. Алексеева (2007 г.)

© Thelema.RU