Алистер Кроули.

Это моя последняя воля, Александра Эдварда Кроули, больше известного как Алистер Кроули. Ридж Хастингс, Сассекс, Англия. Сим я отзываю все завещания и завещательные распоряжения, оставленные мной ранее. Я указываю, чтобы мои душеприказчики любым подходящим им способом безошибочно удостоверились в факте моей смерти. Я желаю, чтобы после моей кончины тело мое было кремировано, а прах сохранен в гробу вместе с моим кольцом-печаткой и вверен Великому Казначею Ordo Templi Orientis.

Я назначаю Карла Гермера, 260 West, 72nd Street, Нью-Йорк, леди Фриду Харрис, жену сэра Перси Харриса, 3 Devonshire Terrace Marylebone High Street London W.l. и Луиса Умфравилля Уилкинсона, доктора литературы, по адресу Westminster Bank Limited Sgafteberry Avenue, Лондон, исполнителями этой моей воли (ниже упоминаемые как мои Исполнители), за исключением вопросов собственности и средств (включая копирайты), связанных с моей профессией автора, на которые Исполнителями я назначаю упомянутого Луиса Умфравилля Уилкинсона и Джона Саймондса, 121 Аделаид Роуд, Лондон (ниже упоминаемые «мои литературные распорядители»). Я указываю моим литературным распорядителям после моей смерти собрать всю мою литературную собственность так быстро, как это возможно, включая ту собственность, которой я имею право распоряжаться к моменту моей смерти, и отдаю и завещаю мои книги и сочинения, собранные моими литературными распорядителями, им же, с надеждой, что они передадут все это Великому Казначею Ordo Templi Orientis (Ордена Храма Востока), 260 West 72nd Street, Нью-Йорк, с прошением, чтобы вся эта коллекция перешла в абсолютное пользование и владение указанного Ордена, и я объявляю, что расписка Великого Казначея Ордена должна быть достаточной для моих распорядителей.

Я завещаю все мои копирайты на любые мои книги и сочинения, на которые я к моменту смерти буду иметь право распоряжения, вышеупомянутому Ordo Templi Orientis в абсолютное пользование и владение, свободными от всякого наследственного налога. Я завещаю и указываю разделить поровну все оставшееся имущество между указанными Карлом Иоганнесом Гермером, леди Фридой Харрис и Луисом Умфравиллем Уилкинсоном, если они будут живы к моменту моей смерти, в их, его или ее абсолютное пользование, но с требованием, чтобы они, он или она также завещали это имущество моим преданным друзьям в согласии с пожеланиями, выраженными мной при жизни или указанными в любых заметках или записках, написанных или подписанных мной или найденных среди моих бумаг после моей смерти, но я объявляю, что никакая такая записка не должна предполагаться ни частью моей Воли, ни верным и законным документом. В свидетельство тому я приложил свою руку сего девятнадцатого июня одна тысяча девятьсот сорок седьмого года. Подписано Завещателем в нашем присутствии и в присутствии друг друга, подписавших имена как свидетельства:

Похороны.

1. Никакой религиозной службы.

Я предпочту, чтобы капитан Джеральд Йорк, 5 Montegue Square, или доктор Луис Уилкинсон в соответствующий момент прочитали, во-первых, Гимн Пану, во-вторых, Книгу Закона, в-третьих, выдержки из Гностической Мессы (стр. 353 и 354). Наконец, гимн внизу страницы 357 до верха страницы 359.

2. Обязанности распорядителей:

L. Заплатить все долги из денег, которыми я располагаю, а также из тех средств, что выделит Орден.
B. Следить за благополучием Ордена.
Y. Следить до тех пор, пока они живы, за благополучием сына от плоти моей, Алистера Ататюрка, в настоящий момент пребывающего со своей матерью Патрисией Дейдрой МакАльпин в Бетси Ньюлин, Корнуэлл.

 

Перевод: Sedric

© 2009 Касталия. Игра в бисер

© Thelema.RU