Писатель, издатель и журналист Дмитрий Волчек – один из тех, благодаря кому имя Кроули приобретает известность в России. В  "Митином журнале", который он возглавляет, были опубликованы материалы Кроули и Телемитской магии, в подготовке которых приняли участие и члены российского О.Т.О. Дмитрий Волчек любезно согласился ответить на вопросы нашего сайта.

Когда Вы впервые узнали (прочитали, услышали) что-то о Кроули и что при этом подумали?

– В 1990 году я купил в Лондоне журнал Skoob Occult Review с мемуарами Вивьен Браунинг, дочери Вивиана Дикона, основателя мельбурнской Ложи Ибиса. В детстве она встречала Кроули, с которым дружил ее отец, и написала очень занятные воспоминания о том, как Кроули доставал коробок спичек и говорил: "Самарканд днем", а потом поджигал его и объявлял: "Самарканд ночью". Я тут же разыскал Книгу Закона, прочитал ее и ничего не понял. Как и сказано: the fool readeth this Book & he understandeth it not.

Теперь у меня есть уникальное издание "Книги Закона" – каждый стих напечатан на отдельной странице с перебоями шрифта двумя красками – черной и красной. Все экземпляры уникальные, у меня номер 8, соответствующий старшему аркану Таро VIII – Правосудие. Любопытно, что это издание очень долго не могло выйти: типографские рабочие отказались печатать книгу, столь сильное (и неприятное, должно быть) впечатление она на них произвела.

Чем Вас заинтересовал этот персонаж? Почему из "моря разливанного" мистики и магии для пристального знакомства Вы выбрали эту фигуру?

– Об этом стоит спросить моего психоаналитика. Кроули – идеальная отцовская фигура. Такой сильный, загадочный, сумасбродный, беспутный отец.

Ну и, конечно, при всем очевидном несходстве, очень нежные житейские параллели. Биографы любят этот эпизод, когда Кроули пустился в пляс в Мексике, услышав, что королева умерла – "восстание против викторианской морали". Но почему непременно "викторианской"? Помните пассаж в Liber LXX, когда Маг распинает жабу и говорит: "Всю мою жизнь отравил ты. Твоим именем меня пытали в детстве, все наслаждения были мне недоступны" и т.д.? Вот тут то же самое. Многие поступки Кроули очевидно продиктованы чувством мести, и для меня оно тоже много лет было определяющим. Понятно, что у жабы может быть какое угодно имя: бог, "викторианская мораль", Россия и т.п.

Как продвигался Ваш "роман с Кроули"? Дистанция от любопытства до намерения переводить работы и отчасти выстраивать собственные дороги в соответствии с причудами чужого пути, кажется огромной.

– Вот Псой Короленко назвал Кроули "английским Бальмонтом". Что-то в этом есть. Далеко не все книги Кроули я бы взялся переводить. Я предпочитаю сочинения, которые сам Кроули считал маргинальными и которых порой стесняются его романтичные поклонники – порнолатрическую прозу ("Безымянный роман", "Душистый сад Абдуллы"), лимерики, записные книжки, "домашние" поэмы, наподобие "Божественной Лии". Собственно, вот эта потаенная часть кроулианы меня интересует больше всего.

Что до мотивов моих путешествий по маршрутам Кроули, то это и для меня загадка. Знаете, как у Фланнери О'Коннор – "мудрая кровь", которая диктовала Еноху Эмери: сломай зонтик, выкраси умывальник золотой краской, укради мумию из музея. Мы же говорим о магии, не так ли?

Очевидно, здесь не последнюю роль играет зависть. Кроули идеально выстроил свою жизнь, у меня ничего подобного не получилось, поэтому приходится заниматься имитацией.

Известно, что Кроули пытался демократизировать магию (в частности, предавал огласке секретные ритуалы). Считаете ли Вы, что телемитская магия может приобрести популярность в России? Или все-таки это занятие для немногих?

– Меня приводит в некоторое недоумение круг поклонников Кроули в России. Какие-то подпольщики, аскеты; странно, ведь Телема – это, прежде всего, гедонизм. Досадно и то, что в России многие считают Кроули "сатанистом" и убеждены, что он пожирал младенцев.

В любом случае, "Советам сибирской целительницы" обеспечен неизмеримо больший успех, нежели "Магии в теории и на практике". Английские поклонники Кроули, по крайней мере, забавнее. Леди МакГиливри, нынешняя владелица Болескина, рассказывала мне в ужасе, что по ночам к ним на лужайку заползают какие-то безумцы в длинных балахонах и пытаются развести костер. В доме в Чефалу они вообще прокрутили дырку в крыше и прыгают внутрь с откоса.

Жаль, что после смерти Кроули телемиты столько лет занимались мелкими склоками. Я симпатизирую гаитянскому О.Т.О. (О.Т.О.А. Мишеля Бертье). Они занимаются разумными делами: устанавливают контакты с инопланетными цивилизациями, путешествуют в прошлое, тайно контролируют мир квантовой механики с помощью орального секса, изобрели прибор, который посылает трансцендентные звуки, влияющие на функции человеческих органов. Думаю, будь Кроули жив, он бы их деятельность полностью одобрил.

Ваши впечатления от "кроулианских путешествий"? Кто он такой ваш личный Кроули? Реформатор магии, пророк Нового Эона, рефлексировавший до последних дней жизни британский интеллектуал... или кто-то совсем, совсем другой?.

– Меня восхищает это немыслимое сочетание буржуазности и бунтарства. Посмотрите переписку Кроули с Кеннетом Грантом – все эти скрупулезные наставления о том, как выбирать сигары и сорта виски (и это в послевоенной Англии, где была еще карточная система). Или его прощальное письмо сыну Ататюрку с благонамеренными наставлениями в духе лорда Честерфилда. И рядом все эти Багряные Жены, черные козлы, тюрбаны и кокаины. Кроули (как, собственно, любая поп-звезда) – современный святой со всеми атрибутами святости: мученичеством, чудесами и т.п. Отчасти это и ответ на вопрос о мотивах моих путешествий. Нечто вроде паломничества, должно быть.

Фигуру этого человека нельзя рассматривать вне его магической системы. Ваш интерес к Кроули чисто академический, или пробовали вызвать какого-нибудь Тафтартарата?

– В Петербурге я как-то пару лет назад попробовал действие енохианских ключей, и они произвели впечатляющее воздействие на случайную аудиторию: с одним скинхедом случился эпилептический припадок, а с интеллигентной старушкой – истерика.

Единственное, что я освоил, это Таро Тота. Раньше я пользовался марсельской колодой, которую подарил мне Алехандро Ходоровский, много лет занимавшийся ее реставрацией, но контакт с этими картами как-то не получился. Напротив, Таро Тота мне очень помогают. Это довольно интимная связь, колода всегда лежит у меня на постели, и я глажу ее, как котенка.

Что и когда Вы планируете издать из текстов Кроули и о нем?

– Прежде всего, хотелось бы издать "Безымянный роман". Не знаю, легко ли его будет напечатать, могут возникнуть проблемы цензурного характера. Я даже не решаюсь ставить его на mitin.com... Собрание рассказов – в том числе цикл про мистического детектива Саймона Иффа... Сейчас перевожу книгу Сну Уилсона "Я, Кроули" – написанное от первого лица продолжение "Исповеди". "Когда-нибудь, кроулианство будет повсюду. Круглые сутки радио будет передавать "Книгу закона". Мескалин, кокаин и героин будут доступны, как в наши дни наркотик патриотизма. В "Кинотеатрах Кроули" будут показывать оргии. Рестораны Кроули, в которых подают острейшее несъедобное карри, а на десерт – собачье дерьмо", – предсказывает Уилсон. Наверняка, так оно и будет.

 

© Thelema.RU, 2011