Fr. Von Hohenheim.

Вопрос:

Не могу понять, кто такой Маг. Это ученик или Бог? Ведь в книге сказано: 

2. Премудростью Своею сотворил Он Миры; Слово, сущее Бог, – не что иное, как Он.[1].

Или здесь дело в понимании Мира? И в идее о том, что каждый мужчина и женщина – Боги? Или я тут совсем запутался?

Ответ:

Маг и есть Премудрость. Он – проекция божественного, слово которого он произносит. Слово есть формирование мира. В космическом смысле Маг представляет собой первую проекцию движения внутри света и поэтому он есть движение, определяющее остальное творение Вселенной. Такова природа Хокмы, сфиры, которой соответствует степень Мага. С точки зрения, находящейся под Бездной, слово, произносимое Магом, является духовным потоком времени, вселенским гулом. Это – вибрация энергии творения на некотором уровне духовной эволюции планеты.

Чтобы понять это, закройте глаза, издайте гудящий звук и концентрируйтесь на нем, пока он не охватит вас. Усильте энергию и почувствуйте, как она подстраивается к гудению. Теперь сделайте звук выше и ощутите, как энергия идет с ним. Задержите эту ноту на несколько мгновений, а затем снова повысьте ее. Заметьте, что энергия чувствуется по-разному, и ощущения меняются по мере возрастания тона и подстройки энергии к его высоте.

Гул – это вибрация. Энергия – это безграничный свет бога.

Такое проявление вселенной – способ понимания безграничного света бога. Сама вселенная и есть безграничный свет бога.

Вибрация – это слово Эона. Слово Эона – умственное постижение вибрации вселенной.

В той же мере, в какой слово приближается к более тонкому пониманию одной и той же идеи, мир приближается к более тонкому пониманию вселенной.

Это процесс духовной эволюции, или инициации.

Продвигаясь по ступеням инициации, усиливая вибрацию, создавая свою нетварную природу и приближаясь к богу, мы понимаем мир иначе.

Слово Эона – выражение этого процесса. Маг воплощает этот процесс либо для всего поколения, либо для себя, либо для своих последователей. По сути, его слово представляет собой понимание общего движения вселенной, первотолчка дающего начало всем ее частным движениям. Оно соотносится с действием, которое определяет, одушевляет бытие.

Маг – это бог в том смысле, что он по ту сторону завесы и един со вселенной. Но он также и маг в том смысле, что изрекает слово, формирующее вселенную. Он обладает силой для его произнесения, ибо прошел фазу Понимания вселенной и сам является вселенной. Таким образом, он сразу и действует, и получает воздействие, ибо находится за бездной.

Это одно из объяснений смысла строки Liber B vel Magi:

0. Однако Маг властен над Матерью – и напрямую, и через Любовь. И Сам Маг есть Любовь, и в Заклинании Своем он связывает воедино То и Это.

Мать – это вселенная. Маг имеет над ней непосредственную власть через свое искусство, магию и свое слово, которое формирует вселенную. Но он также обладает властью над ней, потому что он стал ей. Он есть любовь, ибо она есть любовь. Любовь была словом последнего Эона, а любовь и воля – одно и то же. Таким образом, эти слова постоянны – точно так же, как и Маг, и Принципы, с которыми он един.

Вопрос:

Далее Liber B говорит:

1. В начале Маг изрек истину и извергнул в мир Иллюзию и Ложь, дабы те порабощали душу. Но в этом же – таинство Искупления.

Таинство Искупления? На мой взгляд, это как-то очень по-христиански звучит.

Ответ:

Не надо сравнивать вещи с ценностными суждениями христианства, изучайте их как они есть – и выносите собственные суждения. Можно предположить, что христианство и Телема находятся в одном континууме и могут быть в некотором смысле рассмотрены как одна и та же истина, но с разных перспектив. Это идея не новая и не оригинальная, но ее выдвигали по крайней мере несколько известных комментаторов Телемы. Тут можно отметить, что наша Гностическая Месса несет отпечаток  тридентской католической мессы[2]. Как сказано выше, Любовь была словом последнего Эона, и это подтверждается тем, что Любовь и Воля – это одно и то же понятие, но просто по-разному понимаемое. Любовь, в частности как Агапе, была Логосом Христа. Христос же – идеал для Адепта. Таинства Святого Духа – таинства Знания и Собеседования. Таким образом, Телема содержит Эон Хадита[3] в мистериях креста Ордена Розы-Креста и триады Влюбленных; христианство было главной движущей силой мистерий Эпохи Рыб, и чтобы постигать мистерии в Эпоху Водолея, мы понимаем и принимаем многое из то, что было до нас. Это призыв не к принятию доктрин или практикам любой христианской церкви, а к осознанию того, что исторически гностицизм был формой христианских таинств, и что наш Церковный Католический Гностицизм – продолжение этих традиций на новом уровне духовного развития человечества, живущего по Закону, который теперь основан на слове Телемы.

Многие магические практики Телемы проистекают из магических практик христианства или христианских версий практик евреев. Кроули поступает похожим образом, упоминая Мазерса в официальной инструкции А.·.А.·. или указывая, что в магическом аспекте Дионис, Осирис и Иисус – одно и то же (см. Liber LibraeLiber Causae); следует вспомнить, что слова, применяемые как символы, – это не собственно сущности, чьи имена используются, и должны почитаться как таковые. Говоря об этом, он отмечает одинаковую важность и самих мистерий, и их осмысления. Было бы глупо считать, будто все люди что в Третьем Эоне стали действовать совершенно по-новому; необходимо пройти инициатический опыт Первого и Второго Эонов, прожить, проработать их, чтобы достичь Третьего – такова природа Триад Степеней как трех Орденов. Таинство Искупления, как я его понимаю, устраняет разделение между богом и человеком, равно как и иллюзорные ограничения проявленного мира. Подобная идея имеет отношение к индуизму, буддизму, христианству, суфизму, каббале и, очевиднее всего, к Телеме. Это, фактически, универсальная суть мистицизма… но никак не религии.

Если не вдаваться в детали, можно заметить, что Таинство Искупления совершается посредством противоположных понятий до тех пор, пока не произойдет их объединение, которое происходит над бездной и позволяет человеку слиться с богом и так обрести искупление. Но это ни в коем случае не исчерпывающая интерпретация. Маг находится в Хокме, и поэтому – по ту сторону иллюзий, созданных в Даат. Но в определенном смысле Истина, которую он сообщает, понимается в Бине, а затем превращается в постижимое Знание в Даат в упрощенном виде Истины, в эманацию Истины. По сути, его Истина становится ложью, так как становится истиной получающего ее проявленного человека, так что Правда становится подходящей Ложью для еврея, араба, христианина, индуса и даже для телемита. Так как Маг не познал Тайну Самоотверженности, то он далек от первой стадии Чистоты, Кетер. Чтобы быть Истиной без доли Лжи – точнее, Истиной, которая целиком есть Ложь – он должен достичь полной чистоты всеохватной и безграничной истины, дающей начало бытию и ничто.

Вопрос:

16. Пусть же Маг постигнет эти тайны одну за другой, возвышая каждую до предельной силы Бесконечности, в которой Скорбь есть Радость, Перемены – Постоянство, а Самоотверженность – Самость. Ибо взаимодействие частей не влияет на целое. Постигать же эти тайны Он должен не в простой медитации – и тем паче не одним лишь рассудком, – но при помощи того метода, который был открыт Ему при посвящении в Его Степень.

Этот фрагмент мне полностью непонятен. Как с ним разобраться?

Ответ:

Это утверждение, по сути, говорит о том, что для понимания этого процесса необходима инициация в него. Маг стоит перед бесконечным, готовый возвысить и себя, и все, что он теперь охватывает в бесконечном. Бытие в бесконечном подразумевает, что для любое действие должно содержать свою противоположность, а также полностью быть ей, ибо противоположность тоже бесконечна – и посему каждая часть каждого действия также включает свою противоположность.

Опубликовано в Heaven and Hell. – 5th ed., Vol. 1., Iss. 1. – Spring 2007 e.v.

Fr. Von Hohenheim – заместитель Мастера Ложи «Уильям Блейк» (Балтимор, Мэриленд).

 

Перевод, примечания: Fr. Esperos

© Pan's Asylum Lodge O.T.O.

© Thelema.RU

 


 

[1] Здесь и далее Liber B vel Magi цитируется в переводе Анны Блейз (Кроули А. Магия в теории и на практике. – М.: Ганга, 2009. – С. 640–641).

[2] Тридентская месса – общее название формы римско-католической мессы, содержащейся в официально одобренных папским престолом текстах, опубликованных в 1570–1962 e.v.

[3] Здесь, очевидно, автор имеет в виду Эон Осириса. В телемитском ракурсе эта эпоха понимается как время, когда люди осознавали значимость Солнца, причем как периодически умирающего и заново рождающегося божества. Хадит является одним из олицетворений Солнца, поэтому в некотором приближении Эон Гора можно назвать Эоном Хадита, хотя подобная интерпретация в Телеме далеко не самая распространенная.