Лон Майло Дюкетт.

«Не этот ли символ украшает собою грудь каждого
подлинного Брата Розы и Креста? Крепко держись
за это Сокровище и дорожи им, как самою Жизнью твоей,
ибо достоинства его велики и многочисленны…
»
[1]

Может показаться странным, что орнаменту, который украшает «рубашку» каждой из семидесяти восьми карт Таро, я посвятил целую главу. Прошу вас о снисхождении и смею вас заверить (не без некоторых оснований), что ваше терпение будет вознаграждено.

Лично меня колода Таро Тота привлекла в первую очередь именно прекрасным символом Розы и Креста, изображенным на «рубашке». Разработанная Фридой Харрис интерпретация этого герметического символа — пожалуй, самый характерный опознавательный признак данной колоды. Будучи в те времена юным энтузиастом, я изучил это изображение вплоть до мельчайших деталей, помогая одному другу воспроизвести его в виде витража.

Даже мне, новичку, было понятно, что большие квадраты — красный, голубой, желтый и зеленый — на четырех оконечностях креста должны обозначать четыре масти Таро — Жезлы, Кубки, Мечи и Диски, а двадцать два лепестка большой розы — двадцать две карты старших арканов. Однажды после собрания ложи [2] я принялся самодовольно делиться этими наблюдениями с другим неофитом, когда меня вдруг громко перебил другой мой собрат, пожилой джентльмен, строго посмотревший на меня своими серыми глазами и торжественно провозгласивший: «Вы увидели только первые лучи!»

Я наивно рассмеялся ему в лицо — не из неуважения, а просто потому, что он выразился настолько высокопарно, что и представить было нельзя, что он это всерьез. Однако он даже не улыбнулся. «Идите за мной!» — велел он. Я понял, что дело плохо. Я был в ужасе. Я вышел за ним из храма в полной уверенности, что сейчас меня извергнут во «тьму внешнюю». Но вместо этого он просто провел меня на полквартала вниз по улице, туда, где стояла его машина. Я рассыпался в неловких извинениях, но едва ли он меня слушал. Он открыл багажник и достал оттуда кожаный чемоданчик, а из него —темно-пурпурный бархатный мешочек. Развязав золотой шнур, стягивавший горловину, он извлек из мешочка золотую эмблему Розы и Креста, длиной около пяти дюймов. Она была подвешена на голубой ленте и выдержана точно в тех же пропорциях, что и крест на рисунке леди Харрис, но гораздо более обильно снабжена всевозможными красочными деталями. Мой старший собрат не промолвил ни слова. Он просто поднял передо мной эту подвеску. И я стоял и смотрел, как этот великолепный крест медленно вращается на ленте примерно в футе от моего лица, поблескивая в лучах вечернего солнца.

Он был невыразимо прекрасен. Каждый лепесток большой розы был покрыт яркой эмалью и помечен изящно выписанной еврейской буквой контрастного цвета. На каждом рукаве креста помещалась цветная пентаграмма, окруженная символами стихий — огня, воды, воздуха, земли и духа. Три лепестка, которыми оканчивался каждый рукав, были украшены алхимическими символами соли, ртути и серы. В центре белого квадрата, располагавшегося прямо под большой розой, была изображена гексаграмма, окруженная цветными символами планет.

Вне сомнения, этот крест изготовил искусный мастер. С передней стороны золотой цвет проглядывал только в выпуклой окантовке (вероятно, из проволочного золота), шедшей по краю креста и вокруг каждого из двадцати двух лепестков розы. Каждый лепесток был аккуратнейшим образом заполнен каплей цветной эмали, напоминавшей драгоценный камень.

На обороте же эмали не было вовсе — только золото, отполированное до зеркального блеска, и выгравированные на нем слова. Мой уличный психопомп не дал мне возможности прочесть их [3]. Полюбовавшись секунду-другую, как я в изумлении таращу глаза, он не без удовольствия сообщил мне: «Это Роза и Крест. Здесь — всё». После этого он положил подвеску обратно в мешочек и закрыл багажник.

Вскоре я узнал, что такие кресты носят в качестве личных эмблем посвященные ордена Золотой Зари, достигшие степени Младшего Адепта (той же степени, на которой от члена ордена требуется самостоятельно изготовить колоду карт Таро). Однако прошли еще долгие годы, прежде чем мне открылось, что это не просто эффектное украшение и не просто орденский знак отличия. В действительности это одновременно и дверь, и замок, и ключ от храма западных мистерий. Этот крест и Древо Жизни (о котором речь пойдет в следующей главе) вместе составляют оглавление колоды Таро — в самом буквальном смысле слова.

Священная каббала

Как я уже говорил, держа в руке колоду карт Таро, мы умещаем на своей ладони целое мироздание. Еще с тех времен, как в человеке забрезжили первые проблески сознания, безумцы и святые искали ответы на вопросы о том, как была сотворена вселенная, на чем она держится и какое место в ней занимает каждый из нас. В ходе столетий исследователи и знатоки иудейского мистицизма разработали уникальную духовную науку, известную под названием «каббала» (Qabalah) [4].

Каббала — это не религия, не философская система и не вероучение. Это особый образ мышления, особый взгляд на мир, удобный метод, при помощи которого мы можем анализировать, изучать и организовывать вселенную и самих себя. Это средство для установления взаимосвязей всего на свете со всем на свете. Основные рабочие инструменты этой удивительной науки — числа, и некоторые из важнейших чисел каббалистической космологии — это как раз те числа, на которых основана система Таро.

«О нет! — так и слышу я возглас читателя. — Только не математика! Вы же обещали: больше никакой математики!». Не пугайтесь. Хотя Кроули и утверждал, что Таро «задумывалось как прикладной инструмент для каббалистических расчетов и для прорицания» [5], хотя он и потратил сорок восемь страниц части I своей «Книги Тота» на то, чтобы убедить нас, как важна каббала для правильного понимания Таро, я не заставлю вас погрузиться с головой в каббалистические воды. Однако замочить ножки все же придется, потому что без понимания некоторых основополагающих каббалистических идей в связи с Таро мы не сможем даже подступиться к изучению «Таро Тота» Алистера Кроули. А потому надевайте ермолку и запасайтесь чашечкой кофе. Вас ждет поистине удивительная история, а Роза и Крест помогут мне ее поведать.

Начнем с самой сердцевины — да-да, именно! С самого центра вселенной, в самом буквальном смысле.

Точка

На рисунке Фриды Харрис почти невозможно различить микроскопическую белую точку в сердцевине крошечной розы, в самом центре рисунка. (Если ее там нет, это не значит, что ее там быть не должно!) Эта белая точка символизирует сияющую точку чистого бытия, не имеющую ни размеров, ни (пока что) определенного местоположения. В сущности, это даже и не точка, а просто состояние бесконечных потенциальных возможностей. Это семя творения, предшествующее самому началу всего сущего. Как мы вскоре увидим, эта точка есть некий непостижимый гвоздь, которым маленькая роза крепится к маленькому кресту, а маленький крест, в свою очередь, — к большому кресту и розе.

Откуда взялась эта точка — величайшая тайна, и в своих попытках постичь и объяснить ее каббалисты подчас воспаряли на головокружительные высоты упомпостроений и умозаключений. В одной из наиболее распространенных теорий говорится о трех непостижимых качествах небытия, которые на заре творения неким образом сосредоточились (или сгустились) в одной точке. Эти три завесы именуются Айн, Айн Соф и Айн Соф Аур.

Айн — Ничто, причем настолько совершенное, что оно включает в себя даже отрицание самой идеи «ничто как отсутствия чего бы то ни было». (Иными словами, мы не вправе даже сказать о нем «это есть ничто», потому что в этой разновидности ничто нет никакого «это» и нет никакого «есть»).

Айн Соф — Бесконечное Ничто («ничто», получившее определение). Здесь появляется «это» из выражения «это есть ничто».

Айн Соф Аур — Бесконечный Свет (позитивная пустота). Теперь из фразы «это есть ничто» уже имеются и «это», и «есть».

Не бойтесь, я не потащу вас глубже в эти мистические дебри. Я вообще упомянул об этом лишь потому, что, как мы вскоре увидим, в Таро есть одна карта — а именно, Дурак, — которая имеет прямое отношение к этому, или этим, загадочным (не)состояниям небытия. И встретиться с Дураком нам предстоит достаточно скоро. Но покамест давайте вернемся к исходной «точке».

Разумеется, уловить истинную природу этой предсущей точки невозможно, однако это и есть природа и сущность абсолютного божества. И это же — природа и сущность вашего собственного сокровенного «я» — того истинного «я», которое обитает в самом средоточии всех тех вещей, которые вы по ошибке принимаете за себя. Если вы по-настоящему постигнете природу этой точки, то постигнете и свою собственную природу, и природу божества.

Художник или фотограф сказал бы, что вся громоздкая и сложная структура Розы и Креста разворачивается вовне из этой центральной точки. Кинооператор, пытающийся проиллюстрировать подобную концепцию, вероятно, начал бы с крупного плана этой самой точки, а затем постепенно отодвигал бы камеру все дальше и дальше, демонстрируя последовательное развитие различных частей Креста. Но мы поступим иначе.

Чтобы по-настоящему разглядеть и понять суть этой грандиозной структуры, мы с вами должны проникнуть внутрь ее центральной точки. Мы должны, напротив, придвигать кинокамеру своего воображения все ближе и ближе, пока окружность этой точки не останется за кадром и мы не погрузимся сквозь белое ничто в самое средоточие этого семени творения.

Кубический камень

И когда дымка небытия перед нашими глазами наконец рассеется, мы предстанем перед образом куба, словно бы вытесанного из простого белого камня. В древности эта предсущая точка символически представлялась именно как белый кубический камень, в котором заключены все потенциальные возможности творения. Задумавшись на мгновение о том, как этот куб устроен, мы тотчас же столкнемся с первой великой тайной каббалы и с ответом на вопрос «Почему в Таро — именно двадцать два старших аркана?»

Во-первых, для того чтобы превратиться в куб, точка должна растянуться в трех измерениях: вверх-вниз, налево-направо и вперед-назад.

Эти три измерения порождают семь местоположений (центр и шесть сторон), а они, в свою очередь, дают начало еще двенадцати понятиям — ребрам куба. 3 + 7 + 12 = 22. Каббалистическое предание [6] повествует о том, что именно таким образом божество сотворило двадцать две буквы священного еврейского алфавита, при помощи которых затем были произнесены слова, повелевшие быть всему сущему. Буквы еврейского алфавита подразделяются на три «материнских» (соответствующих трем основным стихиям), семь «двойных» (соответствующих семи планетам древних) и двенадцать «простых» (соответствующих двенадцати знакам зодиака).

Таблица 1

Классы букв еврейского алфавита со стихийными, планетарными и зодиакальными соответствиями

Три материнские буквы

Семь двойных букв

Двенадцать простых букв

Алеф, Воздух

Бет, Меркурий

Хе, Овен

Мем, Вода

Гимел, Луна

Вав, Телец

Шин, Огонь

Далет, Венера

Зайин, Близнецы

 

Каф, Юпитер

Хет, Рак

 

Пе, Марс

Тет, Лев

 

Реш, Солнце

Йод, Дева

 

Тав, Сатурн

Ламед, Весы

 

 

Нун, Скорпион

 

 

Самех, Стрелец

 

 

Айин, Козерог

 

 

Цадди, Водолей

 

 

Коф, Рыбы


До тех пор, пока куб остается замкнутым, творение ждет своего часа, и эти двадцать две магические буквы — эти измерения, местоположения и понятия — пребывают в состоянии потенциальности. Они подобны невидимому семени внутри желудя, набухающему потенциалом вечности, которую могут некогда воплотить в себе бесчисленные поколения будущих дубов. И для того, чтобы положить начало творению, этот замкнутый куб должен принести себя в жертву на кресте, лопнув и раскрывшись, будто зерно воздушной кукурузы подлинно космических масштабов.

Развертка куба - золотой крест

Как только наш белый куб, этот живой камень, раскрывается и превращается в золотой крест, состоящий из шести квадратов, начинается творение: мир переходит от потенциального к актуальному. И, развернувшись, он являет взору свое тайное сокровище — розу о пяти лепестках.

Роза о пяти лепестках

С незапамятных времен число 5 служило символом микрокосма, малого человеческого мира (пять пальцев; пять чувств; голова, две руки и две ноги, и так далее), а число 6 — символом макрокосма, великого божественного мира [7]. На языке образов утверждение, что роза, состоящая из пяти элементов, распята на кресте, состоящем из шести элементов, означает, что мы, люди, неразрывно связаны с большим миром, с большей реальностью божества. Что наверху, то и внизу; микрокосм — идеальное отражение макрокосма; Адам был сотворен по образу Божьему, и так далее.

«Но если мы — столь совершенные подобия такого совершенства, то почему же мир кажется настолько несовершенным?» — спросите вы. Откуда в таком случае взялись страдания и смерть? Откуда взялись войны? Откуда взялись блохи и «черные вдовы»? Откуда, черт побери, взялся повышенный уровень холестерина? Ответ прост, но большинство из нас пока еще не готовы принять его.

Каждый из нас уже, прямо здесь, прямо сейчас, — идеально точное отражение совершенного божества. Проблема лишь в том, что мы понятия не имеем, кто мы такие и что собой представляем. То, что мы по ошибке принимаем за себя, — то существо, которое смеется и плачет, спотыкается и падает, влюбляется, побеждает и проигрывает, живет и умирает, — это вовсе не мы. Мы — это нечто совсем иное и куда более чудесное, чем мы в состоянии вообразить.

Обнаружить, что роза нашей человеческой пятерицы неразрывно связана с крестом божественной шестерицы, — это первая задача всякого искателя духовной истины. Следующая же (и последняя) задача заключается в том, чтобы полностью отождествиться со своим сокровенным «я» и по-настоящему осознать, что в действительности мы — не пять, и не шесть, а большое-пребольшое, прекрасное и удивительное одиннадцать. Собственно, работу над этой задачей и называют, за неимением лучшего термина, «великим деланием».

Роза и Крест Бытия

Малые роза и крест в центре всей структуры — это наивысший символ тайны бытия и общий знаменатель между миром розы и миром креста — между каждым из нас и нашим огромным, всеобъемлющим подобием. И это же — единая сияющая точка чистого бытия, лучи которой расходятся из центра розы, совпадающего с центром креста.

Раскрывшись и породив то, что я впредь буду называть Розой и Крестом Бытия, предсущий кубический камень полагает начало неотвратимо развивающейся цепи событий. Бытию теперь нужно место, чтобы развернуться во всей своей полноте. Поэтому следующими звеньями в цепи творения становятся местоположение, измерение, время и пространство. Из-под розы устремляются в четырех направлениях четыре шипа, словно говорящие бытию: «Теперь, когда ты есть, вот тебе место, которое ты можешь занять».

Роза и Крест Бытия

Двадцать два старших аркана

Так малые Роза и Крест Бытия получают возможность породить бoльшую (в сугубо графическом смысле) Розу. Качества, обозначенные числами три, семь и двенадцать, остававшиеся до сих пор потенциальными, при этом актуализируются, и двадцать два старших аркана появляются на свет, разворачиваясь в три этапа двадцатью двумя лепестками великой Розы Проявления.

Первыми расцветают три основных цвета — желтый, голубой и красный, соответствующие Дураку, Повешенному и Эону. Эти три аркана символизируют силы и качества трех материнских букв еврейского алфавита и трех первозданных стихий: воздуха, воды и огня [8].

Три лепестка стихийных старших арканов

Fool — Дурак
Hanged Man — Повешенный
Aeon — Эон

Вслед за ними расцветают семь цветов радуги, среди которых есть и основные, и дополнительные: алый, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, индиго и фиолетовый — Башня, Солнце, Маг, Императрица, Верховная Жрица, Вселенная и Колесо Фортуны. Эти семь старших арканов олицетворяют силы и качества семи двойных букв еврейского алфавита и семи планет древних: Марса, Солнца, Меркурия, Венеры, Луны, Сатурна и Юпитера.

Семь лепестков планетарных старших арканов

Tower — Башня
Sun — Солнце
Magus — Маг,
Empress — Императрица
High Priestess — Верховная Жрица
Universe — Вселенная
Fortune — Колесо Фортуны

И в заключение вспыхивают фейерверком основных, дополнительных и промежуточных цветов (алый, оранжево-красный, оранжевый, янтарный, желтовато-зеленый, изумрудно-зеленый, зеленовато-желтый, зеленовато-голубой, голубой, индиго, фиолетовый и малиновый ультрафиолетовый) Император, Иерофант, Влюбленные, Колесница, Вожделение, Отшельник, Исправление, Смерть, Искусство, Дьявол, Звезда и Луна. Эти арканы олицетворяют силы и качества двенадцати простых букв еврейского алфавита и двенадцати знаков зодиака: Овна, Тельца, Близнецов, Рака, Льва, Девы, Весов, Скорпиона, Стрельца, Козерога, Водолея и Рыб.

Двенадцать лепестков зодиакальных старших арканов

Emperor — Император
Hierophant — Иерофант
Lovers — Влюбленные
Chariot — Колесница
Lust — Вожделение
Hermit — Отшельник
Adjustment — Исправление
Death — Смерть
Art — Искусство
Devil — Дьявол
Star — Звезда
Moon — Луна

Роза и Крест Проявления

Повинуясь импульсу творения, заданному малыми Розой и Крестом Бытия, большая роза также оказывается распятой на большой развертке куба. Для удобства я буду называть эту более крупную фигуру Розой и Крестом Проявления, поскольку в ней раскрываются тайны проявленной вселенной — принципов, энергий и сил (представленных большой 22-лепестковой розой и старшими арканами Таро), распятых на кресте времени, пространства и материи. Тайны эти, как мы вскоре увидим, заключены в Тузах, придворных картах и числовых картах четырех мастей Таро.

Роза и Крест Проявления

Йод-Хе-Вав-Хе и четыре масти

Древнееврейские мистики пришли к выводу, что размышлять о качествах всевышнего (и иметь с ними дело) гораздо проще, если условно разделить его (и, соответственно, все сущее во вселенной, включая и нас с вами) на четыре части. Для этого они выработали концепцию единого Бога, проявляющего свое всемогущество четверояким образом. Этому единому Богу они дали имя, состоящее из четырех букв — еврейские буквы Йод, Хе, Вав, Хе, английские — YHVH, обычно произносится как «Яхве».

Йод-Хе-Вав-Хе — это «Бог» сотворенного мира в самом буквальном смысле слова. В конце концов, сотворенный мир — это всего лишь то, что мы, земные люди, с нашими ограниченными возможностями восприятия, признаем за реальность окружающей нас вселенной. Однако большинство читателей этой книги, скорее всего, догадываются, что абсолютная реальность — это нечто большее, нежели то, что доступно нашим органам чувств. А из этого следует, что помимо сил и качеств, присущих Богу сотворенного мира, — вне этих сил и качеств, за ними и под ними, — скрывается реальность несравненно более великая.

Такому Богу-творцу, который считает себя Богом, но при этом слишком эгоцентричен, чтобы осознать, что и он, в свою очередь, был сотворен чем-то или кем-то большим, древние греки дали особое название. Они назвали его «демиургом». Зевс был демиургом. Одно из имен Зевса — Jove — в записи еврейскими буквами приобретает опасное сходство с Яхве. Поскольку демиург точно не знает, откуда он взялся, то, естественно, он испытывает некоторую неуверенность в себе. С него, пожалуй, станется даже провозгласить себя «богом ревнителем» и запретить своим последователям поклоняться другим божествам-конкурентам [9]. Гм-м-м! Впрочем, я немного отвлекся.

По формуле Йод-Хе-Вав-Хе макрокосм подразделяется на четыре мира. В порядке следования сверху вниз это миры Ацилут (архетипический мир, мир прообразов, среда, в которой пребывает сознание верховного божества), Брия (мир творения, мир великих архангельских сил), Йецира (мир формирования, мир ангельских сил, исполняющих конкретные поручения своих начальников-архангелов) и Асия (материальный мир).

По той же формуле Йод-Хе-Вав-Хе на четыре уровня подразделяется микрокосм (и человеческая душа). В порядке следования сверх вниз эти уровни таковы: Хия (жизненная сила), Нешама (божественная душа-интуиция), Руах (разум) и Нефеш (животная душа).

И, наконец, все эти четырехчастные схемы можно метафорически выразить как четыре стихии, или первоэлемента, — огонь, воду, воздух и землю, которые в Таро представлены четырьмя мастями — Жезлами, Кубками, Мечами и Дисками.

Химические элементы, эти строительные кирпичики материи, не имеют к упомянутым первоэлементам никакого отношения. Говоря о первоэлементах, или стихиях, мы просто разделяем все сущее во вселенной на четыре чрезвычайно широкие категории — сугубо в классификационных целях. Все, что существует в достаточной мере, чтобы считаться «чем-то», является по своей природе либо огненным, либо водным, либо воздушным, либо земным и попадает в одну из четырех категорий, представленных буквами имени Йод-Хе-Вав-Хе и четырьмя мастями Таро.

Таблица 2

Четыре масти Таро, соответствующие четырем буквам Божественного Имени Йод-Хе-Вав-Хе и другим четырехчастным классификациям во вселенной

Великое Имя

 

 

 

 

Стихия

Огонь

Вода

Воздух

Земля

Каббалистический мир

Ацилут (мир прообразов)

Брия (мир творения)

Йецира (мир формирования)

Асия (материальный мир)

Часть души

Хия (жизненная сила)

Нешама (душа-интуиция)

Руах (разум)

Нефеш (животная душа)

Четыре масти Таро

Жезлы (воля)

Кубки (понимание, сердце)

Мечи (разум, интеллект)

Диски (эмоции, тело)


Дух

Четыре масти Таро на Розе и Кресте Проявления

Wands — Жезлы
Cups — Кубки
Swords — Мечи
Disks — Диски

Рассматривая большой крест, мы обратим внимание, что левый рукав его — красный и, соответственно, представляет огненную масть Жезлов, правый рукав — голубой и соответствует водной масти Кубков, верхний рукав — желтый и обозначает воздушную масть Мечей, а нижний — зеленый и символизирует земную масть Дисков. Квадрат же, расположенный непосредственно под большой розой, окрашен в белый цвет и служит символом пятой стихии — духа. Духу не поставлена в соответствие ни одна из мастей, поскольку влиянием духа пронизана вся колода — как, в сущности, и весь сотворенный мир.

Задача стихий в проявленной вселенной — сочетаться друг с другом. Ничто не состоит целиком из одного лишь огня, или одной лишь воды, или воздуха, или земли. Так обстоят дела даже на материальном плане, что нетрудно заметить. К примеру, раскаленная лава, вытекающая из жерла вулкана, имеет огненную природу, поскольку она горяча, водную — ввиду своей текучести и земную — по своему составу, а воздушная ее природа проявляется в том, что она выделяет газы и образует пар. Ссора между любовниками — происшествие огненное и взрывное, но также и водное (вследствие эмоциональности), а к тому же еще и воздушное (поскольку развивается стремительно и подразумевает определенного рода коммуникацию).

Чтобы выстроилась вселенная, требуется некая сила, способная связывать между собой четыре стихии во всех их бесчисленных сочетаниях и пропорциях. Нужно нечто такое, что не позволит стихиям и, соответственно, всей вселенной слипнуться в сплошной гигантский ком однородного месива. Это «нечто» и есть дух, а на языке символов идея его господство над четырьмя стихиями выражается при помощи пентаграммы:

Пентаграмма: господство духа над четырьмя стихиями

Spirit — Дух
Air — Воздух
Water — Вода
Earth — Земля
Fire — Огонь

Тузы и придворные карты

В Таро Туз каждой масти символизирует дух в его чистейшей форме. В каждом Тузе заключены четыре придворные карты соответствующей масти. Если мы рассмотрим Туза под микроскопом, то увидим, что он состоит из четырех компонентов: огненного (Рыцарь [10]), водного (Королева), воздушного (Принц) и земного (Принцесса).

Пентаграмма: Туз и придворные карты

Ace (Spirit) — Туз (Дух)
Prince (Air) — Принц (Воздух)
Queen (Water) — Королева (Вода)
Princess (Earth) — Принцесса (Земля)
Knight (Fire) — Рыцарь (Огонь)

Придворные карты — стихийные аспекты Туза

Ace — Туз
Prince — Принц (воздушный аспект масти)
Queen — Королева (водный аспект масти)
Princess — Принцесса (земной аспект масти)
Knight — Рыцарь (огненный аспект масти)

Таблица 3

Подразделения стихий, соответствующие Тузам и придворным картам

 

Туз

(духовный аспект масти)

Рыцарь

(огненный аспект масти)

Королева

(водный аспект масти)

Принц

(воздушный аспект масти)

Принцесса

(земной аспект масти)

ЖЕЗЛЫ

(масть Огня)

Дух Огня

Огонь Огня

Вода Огня

Воздух Огня

Земля Огня

КУБКИ

(масть Воды)

Дух Воды

Огонь Воды

Вода Воды

Воздух Воды

Земля Воды

МЕЧИ

(масть Воздуха)

Дух Воздуха

Огонь Воздуха

Вода Воздуха

Воздух Воздуха

Земля Воздуха

ДИСКИ

(масть Земли)

Дух Земли

Огонь Земли

Вода Земли

Воздух Земли

Земля Земли


Четыре пентаграммы, символизирующие Туза и четыре придворные карты каждой масти, помещены на четырех рукавах Розы и Креста Проявления.

Космическая задача стихий — сочетаться и смешиваться между собой, способствуя тем самым процессу творения. Подробнее мы рассмотрим эту тему позднее, когда речь пойдет о Тузах, придворных и числовых картах. На чертеже Герметической Розы и Креста этот процесс смешивания и круговорота стихий отображается в цветах четырех пентаграмм, расположенных на рукавах креста:

* Пентаграмма, обозначающая Туза и придворные карты огня (на левом, красном рукаве) окрашена в зеленый цвет — смесь желтого (воздуха) и голубого (воды).
* Пентаграмма, обозначающая Туза и придворные карты воды (на правом, голубом рукаве) окрашена оранжевый цвет — смесь желтого (воздуха) и красного (огня).
* Пентаграмма, обозначающая Туза и придворные карты воздуха (на верхнем, желтом рукаве) окрашена в пурпурный цвет — смесь красного (огня) и голубого (воды).

Четыре Туза и шестнадцать придворных карт

Ace, Knight, Queen, Prince & Princess of Swords — Туз, Рыцарь, Королева, Принц и Принцесса Мечей
— “ — of Wands — Туз, Рыцарь, Королева, Принц и Принцесса Жезлов
— “ — of Cups — Туз, Рыцарь, Королева, Принц и Принцесса Кубков
— “ — of Disks — Туз, Рыцарь, Королева, Принц и Принцесса Дисков

Но как насчет пентаграммы земли, расположенной на нижней оконечности креста? В ходе дальнейшего изучения карт Таро вы не раз будете замечать, что со стихией земли дело почти всегда обстоит несколько по-иному, чем с остальными стихиями. Может сложиться впечатление, что земля — это что-то вроде падчерицы в семействе стихий (да простят меня падчерицы). Задумайтесь об этом. Когда начала расцветать Великая Роза, земли среди стихий не было, не так ли? Были только огонь, вода и воздух. А вскоре мы увидим, что Принцессе (земному аспекту в семействе придворных карт) — в отличие от ее отца-Рыцаря, матери-Королевы и брата-Принца — не отведены в управление те или иные тридцать градусов зодиакального круга. Что же получается? Может быть, земля — вовсе не стихия?

Ответ на этот вопрос — одна из самых чудесных тайн Таро и вообще один из важнейших секретов западной герметической традиции. По словам Кроули, «общее правило гласит, что предельная степень Нисхождения в Материю — это команда к восстановлению в правах (redintegration) посредством Духа».

Я понимаю, что это звучит как чванный «кроулианизм», которых я, по правде говоря, стараюсь избегать в этой книге. На протяжении многих лет эта фраза из «Книги Тота» казалась мне бессмысленной. Я принимал слово «redintegration» за опечатку, полагая, что Кроули имел в виду «reintegration» («восстановление целостности»). Но, как выяснилось, «redintegration» — то еще словцо. На самом деле есть такое архаическое слово, означающее возвращение к исходному состоянию. Значение этого слова, равно как и «правило», о котором говорит Кроули в вышеприведенной цитате, несколько прояснятся в главе 11 (в которой речь пойдет о Священном Ангеле-Хранителе) и позднее, когда мы перейдем к рассмотрению отдельных карт. А пока что удовольствуемся такой формулировкой: стихия земли — низшая из низших во вселенной. Именно поэтому она особенно священна и связана особыми узами с наивысшим из высших.

На чертеже Герметической Розы и Креста пентаграмма земли изображена чисто белым цветом, но вся нижняя оконечность креста, на которой она помещается, разделена на четыре части, каждая из которых окрашена в особый цвет. Одна часть — черная, вторая — лимонная (смесь голубого, красного и желтого цветов с преобладанием желтого), третья — оливковая (смесь тех же цветов с преобладанием голубого), а четвертая — красновато-коричневая (все та же смесь, но с преобладанием красного).

Создается впечатление, что чистейший белый свет из микроскопической точки в центре крошечной розы прошел через призму и разделился в Великой Розе на все цвета спектра. Затем все эти цвета стали перемешиваться, порождая все возможные формы творения, и, наконец, словно бы осели под собственной тяжестью на самое дно креста, где превратились в темные, грязные оттенки. Однако пентаграмма, покрывающая их, сияет чистой белизной, как будто провозглашая: «Пусть эта грязь — низшая из низших, однако в ней есть нечто такое, чего нет ни в какой другой части сотворенного мира, кроме наивысшей из высших. А именно — в ней есть абсолютно всё понемножку!»

Макрокосмическая гексаграмма

В белом квадрате непосредственно под большой розой изображена гексаграмма с Солнцем в окружении остальных шести «планет» древних. Тот факт, что этот символ макрокосма помещен посреди четырех микрокосмических пентаграмм, повторяет на более высоком уровне символическую идею бракосочетания человеческого и божественного начал, впервые выраженную в союзе малых розы и креста. Те из вас, кто знаком с Малым ритуалом пентаграммы, вспомнят слова: «Ибо вокруг меня пламенеет Пентаграмма, а в столпе стоит Звезда о шести лучах» [11].

Стихийные пентаграммы микрокосма и планетарная гексаграмма макрокосма: союза 5 и 6, символ завершенного великого делания

Полный символ Розы и Креста

Алхимические символы

Наш анализ герметического символа Розы и Креста остался бы неполным, если бы мы обошли вниманием три символа алхимических первоначал — серы, ртути и соли, условные значки которых располагаются на трех лепестках, завершающих каждый рукавов Великого Креста. В отличие от природных элементов — огня, воды, воздуха, земли и духа, — три алхимических элемента представляют собой универсальные качества или принципы, тесно взаимодействующие между собой и находящиеся в глубокой зависимости друг от друга. Кроули пишет:

«Сера — это Активность, Энергия, Желание; Ртуть — Подвижность, Разум, сила Передачи; Соль — сосуд для двух этих форм энергии, но она также обладает собственными качествами, отзывающимися на их влияние» [12]

Обратите внимание, что на разных рукавах Креста символы трех алхимических первоначал расположены в разном порядке. На верхнем и нижнем рукавах центральный лепесток занимает ртуть, что указывает на ее преобладающее влияние на воздух/Мечи и землю/Диски. Символ соли господствует на правом рукаве (вода/Кубки), а символ серы — на левом (огонь/Жезлы).

Боковые лепестки каждого рукава помечены символами менее важных (для каждой данной масти) алхимических первоначал, расположенных в логичном и уравновешенном порядке. Это очень важно, поскольку, когда три эти принципа соединяются вместе и уравновешиваются между собой, они образуют алхимическую субстанцию, известную под названием «vitriol», или «универсальный растворитель». Когда мы перейдем к изучению внутренней динамики Таро, vitriol станет для нас очень важным понятием. Это слово составлено из первых букв латинской фразы «Visita interiora terrae rectificando invenies occultum lapidem» («Посети недра земли, очищением обретешь тайный камень»). В своей интерпретации старших арканов Кроули доходит до прямого отождествления трех из них с тремя алхимическими элементами: Мага — со ртутью, Императрицы — с солью, а Императора — с серой.

Алхимическое значение имеют и некоторые другие арканы. Карта Искусства отождествляется с универсальным растворителем; важные роли в алхимии Таро играют также Влюбленные, Отшельник, Смерть и Дьявол. При изучении этих арканов мы не раз встретим еще один важнейший алхимический символ — Орфическое яйцо. «Это яйцо символизирует сущность всей жизни, подпадающей под формулу мужского и женского»[13].

Три гуны

Поскольку Кроули упоминает в «Книге Тота» такое понятие индийской философии, как раджас, нам на этом этапе придется кратко рассмотреть концепцию трех гун. Три алхимических первоначала почти тождественны трем гунам индийской космологии. Три гуны именуются раджас, саттва и тамас (сера, ртуть и соль соответственно). «Любое качество, которое можно приписать чему бы то ни было, — указывает Кроули, — может быть соотнесено с одной или сразу несколькими из трех гун: Тамас — это тьма, вялость, леность, невежество, смерть и тому подобное; Раджас — энергия, возбуждение, огонь, блеск, неугомонность; Саттва — спокойствие, разум, ясность и равновесие» [14].

Эти три качества присутствуют повсеместно и действуют во всех формах проявленной энергиях (включая и материю, и нас с вами). При этом они постоянно враждуют между собой, и в каждый данный момент времени какая-либо одно из них преобладает над остальными. Однако по закону космического равновесия оно не может оставаться у власти слишком долго, и вскоре ему приходится уступить место под солнцем одному из своих соперников.

Механика этого вечного трехстороннего конфликта — и есть та движущая сила, что вращает великое колесо непрестанно изменяющейся вселенной. Прекрасной иллюстрацией к этому процессу в Таро Тота служит Ату X, Колесо Фортуны, на котором раджас (сера) представлен в образе Сфинкса, саттва (ртуть) — в образе Германубиса, а тамас (соль) — в образе Тифона. Подробнее об этом мы поговорим в разделе, посвященном данной карте.

Листья Розы

Из-под Великой Розы расходятся во все стороны, подобно лучам сияющего нимба, двенадцать листьев — четыре больших листа, каждый из которых обрамлен двумя малыми. На четырех больших листьях размещаются буквы I N R I и астрологические символы Девы, Скорпиона, Солнца и Девы соответственно. На трех из восьми малых листьев расположены буквы L V X, еще на трех — буквы I A O. Оставшиеся два малых листка помечены дополнительной буквой I и крошечным распятием — †. Если честно, я так до сих пор и не нашел удовлетворительного объяснения двум этим добавочным символам, которые действительно кажутся лишними.

Буквы I N R I располагаются на больших листьях в следующем порядке: I — верхний левый лист, N — верхний правый, R — нижний левый, I — нижний правый. Буквы I A O и дополнительная I помещаются на малых листьях, примыкающих к большим справа в том же порядке. Буквы L V X и маленькое распятие — на малых листьях, примыкающих к большим слева в том же порядке. Поскольку герметический символ Розы и Креста служит эмблемой Младших Адептов ордена Золотой Зари и поскольку буквы I N R I, L V X и I A O служат ключами к важнейшим формулам в мистериях этого ордена, в их появлении на этом чертеже нет ничего удивительного.

I N R I может означать массу вещей, от почтенной алхимической аксиомы — «Igne natura renovatur integra» («Огнем природа обновляется в целостности») и до могущественного заклинания, которым я нередко изгоняю назойливых коммивояжеров — «I’m really not interested!» («Меня это совершенно не интересует!»). Христианское предание, однако, сообщает нам, что при распятии Христа Понтий Пилат повелел прибить у него над головой дощечку с надписью на латыни, греческом и еврейском языках: «Иисус из Назарета, Царь Иудеев». Чтобы вместить все эти надписи, табличка должна была быть довольно большой, но художники позднейших эпох довольствовались всего четырьмя буквами I N R I (аббревиатура латинского выражения «Iesus Nazarenus Rex Judaeorum») на маленькой деревянной дощечке, прибитой наискось над головой распятого, истекающего кровью Иисуса. Вот уже по меньшей мере 1400 лет такая дощечка с латинскими буквами I N R I остается неизменным атрибутом всякого достаточно богато украшенного распятия.

Не удовольствовавшись официально утвержденным значением этой аббревиатуры, столь часто фигурирующей на священных изображениях, многие христианские (и не только христианские) мистики тешились еретической мыслью, что в этой популярной символике заложено нечто большее — некий тайный, эзотерический смысл. Рискуя головой, эти духовные преступники расшифровали буквы I N R I таким образом, что они превратились из простого сокращения фразы «Иисус из Назарета, Царь Иудеев» в нечто совершенно иное. Это «нечто иное» представляло собой магическую формулу (и сопутствующие ей знаки), выражавшую самые возвышенные представления этих мистиков о космических тайнах жизни, смерти и воскресения. Коротко говоря, они проделали следующее.

Прежде всего они взяли латинскую аббревиатуру I N R I и записали ее еврейскими буквами Йод, Нун, Реш, Йод. Затем они осмыслили астрологические значения этих еврейских букв и обнаружили, что те излагают (на своем особом астрологическом языке) небезызвестный египетский солярный миф об Исиде (Isis, Йод/Дева), погруженной в скорбь из-за того, что ее злобный родич, известный под именами Сет, Тифон или Апофис (Apophis, Нун/Скорпион), убил ее мужа Осириса (Osiris, Реш/Солнце). В конце концов Исида воскрешает Осириса из мертвых, и весь цикл начинается с начала (с каждым утром и с каждой весной).

Таким образом I N R I превращается в I A O (аббревиатуру имен трех этих персонажей мифа), а IAO — это не что иное, как имя верховного бога гностиков, олицетворяющего магическую формулу жизни, смерти и возрождения. В правильном понимании формула I N R I / I A O объясняет загадку годичного обращения Земли вокруг Солнца и ее суточного вращения вокруг своей оси. Это наивысшая тайна, какую только могли постичь наши предки эпохи Осириса. К ней же сводится и тайное мистериальное знание всех земледельческих цивилизаций эпохи Осириса. Совсем недурно для семи букв (три из которых к тому же одинаковые).

По традиции, Исида, Апофис и Осирис изображаются с особыми жестами, или «знаками»:

В знаке Исиды Скорбящей Исида держит руки, согнув их в локтях, таким образом, что они образуют подобие буквы L.
В знаке Апофиса или Тифона Апофис вскидывает руки над головой, разведя их под прямым углом, таким образом, что они образуют подобие буквы V [15].
В знаке Осириса Убиенного Осирис раскидывает руки в стороны, как будто он распят на кресте.
В знаке Осириса Восставшего Осирис держит руки скрещенными на груди, словно бы начертав букву X на собственном теле [16].

Эти знаки составляют латинское слово L V X, означающее «свет». Вот как разбирается «ключевое слово» I N R I в ходе церемонии:

I N R I
Йод. Нун. Реш. Йод.
Дева, Исида, Могучая Мать.
Скорпион, Апофис, Разрушитель.
Солнце, Осирис Убиенный и Восставший
Исида, Апофис, Осирис
I A O
Знак Осириса Убиенного (служитель совершает знак)
Знак Исиды Скорбящей (служитель совершает знак)
Знак Апофиса и Тифона (служитель совершает знак)
Знак Осириса Восставшего (служитель совершает знак)
(Последние три знака повторяются)
L V X, Lux, Свет Креста

Согласно магической традиции, на материальном плане и в обычном бодрствующем состоянии сознания символы остаются символами, а реальные вещи — реальными вещами. Однако на магическом плане и в визионерском состоянии сознания символы — это реальные вещи, а реальные вещи — символы. Иными словами, если меня посетило видение льва или обезьяны, эти образы всего лишь символизируют некое гораздо более глубокое и абстрактное содержимое моей психики, с которым мне необходимо разобраться. Но внутри самих видений символы — это самые настоящие реальные объекты соответствующего плана. Если, например, я сталкиваюсь в видении с ужасным огненным демоном (символом чего-то, с чем мне необходимо разобраться), то мне достаточно просто защититься каким-либо подходящим символом, например, изгоняющей пентаграммой огня, которая для меня — всего лишь символ власти духа над стихиями, но для демона — совершенно реальная вещь, которой он по всем законам своего бытия вынужден покориться и подчиниться.

Я привел здесь этот элемент магического учения только для того, чтобы вы лучше осознали всю безмерную символическую мощь, заключенную в герметическом символе Розы и Креста. На магическом плане Роза и Крест исполнены потрясающей мощи и огромной жизненной силы. Адепты Золотой Зари, которые носят этот символ в качестве личной эмблемы, владеют поистине величайшим магическим инструментом.

 

© Lon Milo Duquette. Understanding Aleister Crowley's Thoth Tarot. Weiser Books, 2003.

© Перевод: Анна Блейз, 2007

© Pan's Asylum Lodge O.T.O.

© Thelema.RU

 


 

[1] Brother Achad (Charles Stanfield Jones). De Mysteriis Roseae Rubeae et Aureae Crucis. Privately published, date unknown.

[2] В то время я был действительным членом ложи «Абдиэль» розенкрейцерского ордена AMORC в Лонг-Бич, Калифорния.

[3] На обороте традиционно помещается надпись: «Magister Iesus Christus — Deus et Homo — Benedictus Dominus Deus Noster qui dedit nobis Signum» (лат. «Учитель Иисус Христос — Бог и Человек — Благословен Господь Бог наш, давший нам [этот] Знак»), а под нею — Мистическое Имя владельца эмблемы.

[4] Ортодоксальные иудеи предпочитают другой вариант написания — «Kabbalah». Христианские мистики обычно пользуются вариантом «Cabala». Те же, кто занимается герметическими приложениями этого искусства вне рамок каких-либо религий и сект, как правило, употребляют вариант «Qabalah».

[5] The Book of Thoth, p. 34.

[6] См. «Сефер Йецира», глава 9.

[7] Солнце («Бог» нашей Солнечной системы), с точки зрения древних, господствовало над остальными шестью «планетами», вследствие чего число 6 и стало считаться священным символом макрокосма и божества.

[8] Четвертая стихия, земля, представляет собой смесь огня, воды и воздуха. В качестве отдельной стихии земля проявится позже, после того как образуются четыре рукава Великого Креста.

[9]Исх. 34:14: «…ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа; потому что имя Его — ревнитель; Он Бог ревнитель».

[10] Рыцарю колоды Таро Тота соответствует Король традиционных колод, Принцу — Рыцарь, а Принцессе — Паж.

[11] Duquette, Magick of Thelema, pp. 60—61.

[12] The Book of Thoth, p. 18.

[13] The Book of Thoth, p. 83.

[14] The Book of Thoth, p. 90.

[15] По поводу поднятых в форме буквы V двух пальцев — знака победы — Кроули утверждал, что этот жест помог Уинстону Черчиллю противостоять свастике, солярному символу нацистов.

[16] В Таро Уэйта-Смит и во многих других колодах на карте XX старшего аркана, «Страшный Суд», изображены мужчина, женщина и ребенок, восстающие из могил в Судный день. Женщина при этом стоит в позе знака скорбящей Исиды, ребенок — в позе знака Апофиса и Тифона, а мужчина — в позе знака Осириса Восставшего.