Анни Хорниман.

 

СВИТОК №XVIII.

Продвижение по Степеням Ордена

Достопочтенная Сестра F.e.R [1]

В этих заметках изложены некоторые соображения по поводу естественного стремления продвигаться по степеням нашего Ордена. Они могут представлять интерес для тех, кто присоединился к нам лишь недавно и чьи усилия, на первый взгляд, не приносят заметных плодов.

Разумеется, каждый человек уникален и неповторим, иначе и быть не может; и выйти на путь серьезных оккультных занятий невозможно, не обладая известной решимостью. Препятствия, с которыми сталкиваются поначалу большинство людей, ступивших на этот путь, сами по себе суть испытание, требующее проявить силу характера и стойкость в стремлении к цели. Когда Соискателю сообщают, что он найден достойным, и предлагают вступить в Орден, он, естественно, начинает чувствовать себя личностью выдающейся. Так было и со мной — и так продолжалось до тех пор, пока, наконец, два года спустя, я и в самом деле не удостоилась приема в Орден. Разумеется, для подлинного прогресса необходимо обладать некими духовными дарами, но судить о том, кто наделен ими в действительности, а кто нет, или даже оценить степень собственной одаренности почти невозможно до тех пор, пока время и практика не разовьют скрытые наклонности, дремлющие в глубине нашей природы. На первых порах Неофит склонен преувеличивать значение всех астральных происшествий, с которыми он сталкивается, и единственный способ преодолеть подобные соблазны — это принудить ум к серьезным занятиям, которые со временем помогут ему окрепнуть. Прилежный ученик рано или поздно обретает способность отличать ложное от истинного и астральное — от духовного.

Неблагоприятная с духовной точки зрения среда, в которой большинству из нас приходится проживать свою жизнь, имеет свои преимущества: она учит нас сосредоточиваться, невзирая на все возможные отвлечения, тем более опасные для духовного продвижения, чем менее явно они ему противостоят.

Первые несколько недель клятва, предписывающая хранить деятельность Ордена в тайне, внушает новичку безоговорочное уважение. Однако, изучив первую теоретическую лекцию и обнаружив, что содержащиеся в ней сведения можно без труда извлечь из других источников, Неофит начинает недоумевать, зачем понадобилась вся эта суета с наклейкой ярлыков на рукописи, заменой имен девизами и т.д, и т.п. Но если присмотреться внимательнее, то станет очевидно, что в действительности такой подход совершенно оправдан: Неофиту следует с самого начала привыкать к молчанию и осторожности, чтобы в дальнейшем, когда, после многих трудов и борений, он, наконец, обретет тайное знание, открывающееся на высших степенях нашего Ордена, необходимость хранить тайну не обернулась для него тяжким бременем.

Некоторые препятствия, удерживающие наших Братьев и Сестер на низших степенях, сами по себе незначительны и могут быть преодолены без особого труда, простым усилием Воли; но зачастую человек не осознает, что камень преткновения — в нем самом, и пытается объяснять свой застой разнообразными другими причинами. Раз уж наш Орден — не какой-нибудь клуб для обмена археологическими и литературными познаниями, а нечто более глубокое и возвышенное, то и препятствия, с которыми мы сталкиваемся в нем, неизбежно оказываются более утонченными и коварными, нежели те, что стоят на пути к нашим целям в обыденной жизни.

Поступки, которые прежде казались незначимыми пустяками, преисполняются серьезного смысла для Брата или Сестры, искренне стремящихся подняться в этой жизни как можно выше. Привычная нерешительность или непостоянство в мелочах со временем превращается в опасную преграду, ослабляя волю и лишая нас защиты от астральных влияний, над которыми необходимо добиваться самой решительной победы, насколько хватает сил. Если ученик располагает свободным временем, но постоянно откладывает занятия «на потом», то рано или поздно его охватывает лень: с каждым разом заставить себя взяться за изучение лекции оказывается все труднее, закрадываются мысли, что все это, возможно, и не стоит таких усилий, и постепенно ученик теряет всякий интерес к оккультизму. И наоборот, необходимость преодолевать сильное сопротивление и препятствия только подстегивает ученика к более усердным занятиям, — едва ли он пренебрежет редкой возможностью уделить время учебе. Не прислушивайтесь к отговоркам, которые твердит голос лени, — о том, что вас окружают люди, от которых одни помехи, что никто в действительности не заинтересован в вашем продвижении или что потом, когда-нибудь позже, у вас появится больше свободного времени на учебу.

На самом деле свободного времени нет ни у кого: молодость и сила не вечны, и те возможности, которыми вы располагаете сейчас, в дальнейшем могут и не представиться. Наша задача не в том, чтобы добиться чего-либо в угоду другим людям или заслужить их одобрение, а в том, чтобы обрести подлинный энтузиазм, помогающий успешно бороться с препятствиями и обретать новые силы в этой борьбе. Разумеется, посвященные высших степеней лично заинтересованы в продвижении тех соискателей, с которыми их связывают узы мирской дружбы, однако иногда подобное покровительство идет только во вред подопечным. Каждый должен пролагать себе путь наверх самостоятельно, собственными силами, и никакая помощь со стороны не избавит его от истинных препятствий, ибо они суть испытания, уклониться от которых невозможно и посредством которых выявляется наша духовная пригодность к восприятию Высших Тайн. Казалось бы, неблагоприятное окружение только препятствует нашему развитию, отнимая силы впустую, но вот в чем вопрос: что труднее — нести тягостный груз посторонних обязанностей или бороться с куда более тонкими и незаметными враждебными влияниями, вступающими в игру, когда жизнь становится с виду гладкой и необременительной? Подчас в стесненных обстоятельствах оказываются другие люди, так же стремящиеся к свету, как и мы, а мы до поры до времени не можем предложить им никакой поддержки, кроме сочувствия и доброты; но придет срок — и мы протянем им руку помощи, понимая всей душой, как они в этом нуждаются.

Те, кто добился некоторого прогресса, искренне пекутся о процветании нашего Ордена, и мы с неподдельной благодарностью вспоминаем о тех, кто надзирал за нами, пока не счел нас достойными, а затем помог нам вступить в новый период жизни, оказавшийся чрезвычайно важным. Для одних эту роль сыграл близкий друг, для других — человек малознакомый, встреча с которым поначалу казалась совершенно незначительной.

Разумеется, нас нередко постигает разочарование; когда мы сами были новичками, мы во что бы то ни стало хотели приобщить к Ордену близких нам людей, но со временем стали понимать, сколь редкостны необходимые для этого качества, и обнаружили, что придется запастись огромным терпением и надеждой в отношении наших друзей, пока еще не желающих разделить наши герметические устремления.

Разочарование ждет тех, кто рассчитывает на мирскую или светскую выгоду от вступления в этот Орден; однако ни один из тех, кто идет ради него на жертвы в духе самоотверженности, не будет разочарован результатом.

Некоторым людям церемонии неприятны, других они, напротив, весьма привлекают. Следует понимать, что они — необходимая часть орденских обязанностей, которые каждый из нас несет наравне с другими. Кому-то ритуалы кажутся чистой условностью, но в действительности они учат нас понимать причины, стоящие за обыденными событиями жизни и предрасполагающие нас к добру или ко злу.

Всем нам необходимо набраться мужества и взглянуть в лицо своим затруднениям, не преувеличивая, но и не избегая их; и во многих случаях обнаружится, что для полного их преодоления достаточно лишь небольшого проявления самоотверженности, небольшого усилия Воли или хотя бы толики самого обычного благоразумия. Ни от кого из вас никогда не потребуют невозможного: в Будущем вас ожидает лишь то, что вам по силам, хотя никто не может сказать заранее, что именно это будет. Со знаниями приходит сила, а с нею — опыт, способность и желание использовать обретенное Знание во благо.

Все это — процесс постепенный и зачастую мучительный, однако воздающий усердному ученику сторицей за все перенесенные страдания и преодоленные трудности.

Трондхейм, июнь 1893.

 

© Перевод: Анна Блейз, 2007.

 


 

[1] F.e.R. — аббревиатура латинского девиза «Fortiter et Recte» («Отважно и справедливо»), под которым состояла в ордене Золотой Зари Анни Элизабет Фредерика Хорниман (Horniman, 1860—1937), английская оккультистка и театральная деятельница. — Примеч. перев.