Мария Нагловская.

 

Глава I

Человеческое Древо

Братство рыцарей Золотой Стрелы, чье учение представлено в нашей предыдущей книге “Свет сексуальности” до сих пор пребывает в тени, поскольку час его торжества пока не пробил.

Но вскоре завеса из красных облаков, окружающих Город Будущего, будет рассеяна, и сначала на Западе, а потом на Востоке увидят результат усилий Невидимых Героев, ведущих за собой человечество к третьему этапу нашей Триады – Третьей части Троицы, чье наступление уже близко и чей свет уже различим.

На пороге нового дня, в этот решающий момент, отделяющий нас от счастья, наиболее болезненный, как и страдания матери в тот миг, когда голова ее ребенка только показалась при родах, полезно будет осознать, наконец, какой путь прошел Человек за последние две тысячи лет, чтобы понять причины, приведшие его к очевидному упадку.

Мы говорим “Человек” в единственном числе, по той причине, что тот, кто шел через последовательное развитие рас и Триад человеческой истории – суть Один Человек.

Тени нашего века, ложь, распространяемая через мелкие споры и неуемную суету, сокрыли исконную правду в личном сознании Человека Уникального. Теперь каждый встреченный на улицах взбудораженных городов считает себя отдельным индивидуумом, оправдывающим собственный эгоизм.

Ни один человек не обладает корнем собственной жизни. Подобно листве на древе мы все зависим от одного корня, общего для всех, и от которого никто из нас не сможет отделиться, не умерев при этом, и не нанеся вред всему человеческому роду.

Наш общий корень, корень всего человечества, сокрыт глубоко в земле, и никто не знает, какой источник питает его, поскольку каждый считает, что и воздух и вода предназначены ему одному.

Никто не догадывается, что сердце бьется не само по себе и нервная система не функционирует автономно, никто не знает, увы, что любое его действие затрагивает всех, и он, в свою очередь, подвержен влиянию целого.

Игнорирование этого фундаментального и неизбежного закона присутствия каждого во всех и всех в каждом само по себе может и не привести человечество к упадку и деградации до животного состояния, если бы не ветви, поддерживающие листья человеческого древа, и его ствол не были бы повреждены и им не грозила бы скорая гибель от иссушения.

Индивидуумы, составляющие листву древа – массы – вполне могли бы оставаться в своем невежестве и иллюзии собственной исключительности без ущерба для всего человечества, если бы духовная иерархия (чья роль и заключается в том, чтобы связать воедино все ветви даже без их прямого ведома, обеспечивая тем самым выживание всего древа, дабы не иссохло оно, не лишилось животворного Духа) не занималась перетасовкой, меняя достойных на недостойных, безумцев, а говоря языком толпы – лидеров масс, принадлежащих к элите, на простаков, глупых настолько, насколько можно только себе вообразить.

Ибо, если слепцов ведет зрячий, все доберутся до безопасного места, но если ведущий сам слеп, и не в состоянии отыскать мост на другую сторону – в Новую Эру, то все так и останутся на берегу реки и никуда не придут.

Сейчас то, что не движется вперед, не развивается, обречено на гибель. Скоро задует северный ветер, он сорвет с древа увядающие листья, потому что из глубин земли корни не могут питать их кровью и силой, необходимой для роста.

Жизненная сила иссякла в народе, и недостойные правители погибнут первыми.

Это то, что происходит сейчас с человечеством – страдания из-за трудных родов второй нашей Триады... от рождения первой нас отделяет более девятнадцати веков...

Две ветви, два новых побега образовались на древе человеческой жизни, когда первый великий Распятый умер на древе искупления, демонстрируя миру путь, лишенный собственной воли, становясь героем в мистерии Страстей, и чей подвиг едва не привел к катастрофе, если бы в ту же самую минуту в тени креста предатель, исполняя вынесенный самому себе приговор, не затянул бы на своей шее петлю, искажая тем самым в корне Дух, очищенный Христом.

Тогда (и это имеет первостепенное значение), если бы Иуда Искариот, предав своего Учителя, не испытал мук раскаяния, увенчанных добровольным повешением, человечество, которое в Христе и через Христа, приняв искупление Сатаны, вернулось бы к райским истокам (которых никогда не было), оставив на древе только свежую зелень и желтые листья – молодые и старые расы во власти сил разлагающего гниения.

Эти листья – бесконечное число личностей – были бы низвергнуты в бездну нижних миров, откуда выйти почти невозможно, или, по крайней мере, очень нескоро, через неисчислимые Триады, в которых цикл перехода от Первой Части ко Второй и от Второй к Третьей непрестанно повторяется.

Это было бы по сути своей концом мира, Страшным судом, что соответствовало воле Христа.

Но, благодаря преступлению Иуды и последующим затем раскаянием и инициацией через повешение, люди, в которых человечность нашей Триады воспламенило огонь Разума[1], связали свою судьбу с судьбой Сатаны[2] и народом Израиля, оставшись вне искупительной жертвы Христа.

Таким образом он восстановил в человеческом древе механизм сопротивления возвращению листьев назад, к изначальному, иными словами – в ничто, а следовательно, гарантировал постоянство нашей земле на весь период Второй Части – период Креста – борьбы между Да и Нет, что поддерживает Жизнь, т.е. Бога в его видимой манифестации, завещанное от начала (которого не было). Тот, кто Есть, кто был и пребудет, Уникальный и бесподобный Живой Сущий, спасающий в последний момент от удушения в инициации подвешивания...и сколько же их, прошедших испытание?

Миссия Христа, с одной стороны, и поступок Иуды, с другой – два новых побега на древе человеческой жизни. И вот между ними появился третий: молодая ветвь народов и рас, что долго ждали своего выхода на арену великой битвы жизни и смерти, в которой поступь Бога отражена. Бог есть Жизнь[3].

Ветвь выросла из работы Иуды, черная ветвь, сосредоточив в себе всю позитивную мощь Сатаны, вкупе с человеческим разумом, и решительно отклоняясь от вертикали Падения, вдоль которой Бог (=Жизнь) сражался с мятежом человека, оттачивая слово своего Меча, она, черная ветвь, обрекла народ Израиля на горе и страдание в изгнании…

Раб-вольноотпущенник отправляется в путь, получив крещение огнем Разума. Он скитается по земле, но ему нигде нет покоя. Вскоре он возвращается в Храм Любви, где ждёт его Невеста. Он проводит самопосвящение в третью степень, и если он получает «свидетельства», о которых речь пойдет дальше, он вступил в число Преподобных Воинов, кои понимают, что это только…

Римляне, в ту далекую эру первой Ночи нашей Триады были слепым орудием Невидимых Героев, чья слава скоро проявится, долго противостояли проникновению зарождающегося христианства на полуостров, влиянию белой ветви, в коей сильная воля Иисуса сметала видимый мир, дабы вернуть его к Изначальному – Хаосу или небытию, но его воля ослабла с тех пор, как получила бренное тело.

Вместо этого они избрали черный побег, пока расчетливо создавалась Диаспора дома Израиля.

Это стало прививкой от искажающей силы запрета, что позволило им вскоре переварить уже ослабшее Белое, то, что после провозгласят как «Римская Апостольская Католическая Церковь». Воля, направленная на уничтожение мира и возвращения к истокам ослабла, переродилась в последнюю надежду больного на «небеса» или «жизнь после смерти», обретаемую в результате личных усилий.

Свободная воля каждого человека – листа на ветке – жесткая догма, навязанная верующим, чтобы преградить им путь к искупительной работе Христа, для участия в которой нужна сильная вера. Милосердие ослабляет веру.

Римский католицизм являлся твердыней. Белое привилось к нему, мало помалу, полный спектр радуги, в то время как ожесточенная борьба между искаженными Да и Нет[4] выплеснулась вовне на человеческую толпу, где слышен яростный вой враждебных ветров, но никогда не известны причины.

Задача Римского католицизма была поистине грандиозной: защитить Человечество – новую ветвь молодых рас и старую листву всего древа от одинаково опасного влияния как Белого так и Черного[5], рожденного соответственно от Креста и Веревки и обусловленных, во-первых, влечением душ (кровь, созданная в листьях) к благословенному экстазу Отца Небесного, где они совместно образуют прозрачный Конус, прекрасный и неподвижный, а во-вторых, утвержденным безумной волей на земле законом жизни, порождающей смерть, известный Человечеству в Иуде и через Иуду. Вот он триумф Повешенного!

Римская католическая церковь была желанна тем, кому предназначено вершить человеческие судьбы и направлять их в историческое русло. Это очень прочный каркас, созданный на века.

Но когда молодой росток, черенок новой расы, привитый к стволу старого Рима, превратился в крепкую древесину, Невидимые Герои отпали от Церкви, где они были под защитой, и образовали враждебный ей поток на севере Европы.

Этот поток превратился в широкую полноводную реку, разделился на много рукавов, способных эффективно работать повсюду.

Воды этой реки несут сильный яд, чье действие особенно подходит силе Ночи, где совершилось второе рождение нашей Триады, но новый человек явится чуть позже, и тогда яд отделится от вод, купающих его.

И тогда станет ясно одно, что борьба и страдания двадцати веков христианской эры, мучительной эры Креста и Веревки, были прекрасны и необходимы.

Существующая иерархия, разъеденная ржой и отравленная ядом, исчезнет в чреве земли, но здравые и цельные элементы всего человечества увидят Новое Солнце и в согласии возведут Храм Третьей Эры. Храм Стрелы, источник человечества, обновленный Золотой Мессой, устремится ввысь.

После торжества Золотой Мессы будет невозможно поверить в то, что кажется сейчас очевидным – обособленность каждого индивидуума.

Все в каждом и каждый во всех – таков да будет новый Псалом.

И тогда не будет больше распрей, поскольку ревность будет мертва.

Братство Рыцарей Золотой Стрелы выйдет из тени, что скрывала их, и будет открыто, не таясь, вершить преобразования.

Следующие страницы книги проложат им путь.

 

© Перевод: Castalia, Кирилл Соколов

© Thelema.RU

 


 

[1] Как было разъяснено в первой книге “Свет сексуальности”, в системе Нагловской Третья Часть Троицы “Разум” соответствует Иудаизму, “Сердце” – Христианству, а Новая Эра Третьей Части – Сексуальности.

[2] В символической системе Нагловской термин “Сатана” представляет собой, кроме всего прочего, человеческий разум в сравнением с тем, что она называет “прямым знанием”. Первый из них, разум, Нагловская связывает с мужскими качествами, а второе – с женскими.

[3] “Бог есть Жизнь” – основной догмат веры новой религии Нагловской. Из него следует равенство “Жизнь есть Бог”.

[4] Лучшее объяснение содержится в книге “Свет сексуальности”. “Да” – представляет Волю к Жизни, тогда как “Нет” – волю к смерти. “Да” сильнее, с другой стороны, взаимодействие этих двух факторовявляется необходимым условием для существования Жизни.

[5] Эти символы не относятся к расам. Это противоположности: “позитивное – негативное”, “Да – Нет”. Они присутствуют всегда и везде, в разных пропорциях, подобно принципам Инь и Янь в Даосизме. При полном отсутствии любого компонента жизнь не может существовать.