Младшим Адептам-Теоретикам Ордена R.R. et A.C. }}

В очерке истории Ордена "Золотой Зари" Израэль Регарди пишет: "Мазерс распространил среди Теоретиков орденской степени Младшего Адепта красноречивый манифест, в котором, не обинуясь, объявил себя избранным сосудом, и потребовал от всех, получивших это воззвание, принести лично ему письменную клятву верности и подчинения. Те, кто отказался выполнить это требование, были исключены из Ордена либо понижены в звании."

Ниже публикуется полный текст этого знаменитого манифеста


Предуведомление: Нижеследующий Манифест должен вручаться каждому Младшему Адепту-Теоретику лично по достижении последним этой степени. Внимательно прочитав этот Манифест, Младший Адепт-Теоретик должен составить письменное Заявление о своем добровольном согласии с ним по всем пунктам и отослать оное Достопочтеннейшему Брату Deo Duce Comite Ferro. Только после этого он получит право на дальнейшие наставления. В случае, если он окажется к этому не готов, он должен будет либо покинуть Орден, либо, если на то будет его желание, остаться на степени Младшего Адепта-Ревнителя. При сем на него возлагается ответственность за недопущение раздоров или раскола во мнениях по данному поводу в Первом и Втором орденах.

Вы, достигшие ныне степени Младшего Адепта-Теоретика по прохождении множества экзаменов на владение Тайными Познаниями степени Младшего Адепта-Ревнителя Второго ордена, должны уже понимать, сколь удивительна сия добытая для вас система Оккультной Мудрости.

Еще до возведения Усыпальницы Адепта в Британии (но уже после того, как там развернулась активная работа Первого ордена G.D.) возникла решительная и настоятельная необходимость избрать одного из видных членов Ордена на роль посредника между Тайными Вождями и кругами Ордена, более близкими ко внешнему миру. И выбор сей с неизбежностью пал на меня как на человека, не только обладающего необходимыми основами специальных познаний в критически и основательно изучаемой им области Оккультной Археологии, но и, в то же время, готового и стремящегося посвятить себя всецело слепому и безоговорочному повиновению этим Тайным Вождям; присягнуть на верность тем, в чьи руки надлежало передать эту Мудрость; никогда не бежать от опасности, физической, астральной или духовной, ни от лишений и тягот, ни от величайшей ответственности, как личной, так и сверхприродной; принимая для дальнейшей передачи Тайную Мудрость Розы и Креста, поручиться под страхом наисуровейшей из возможных кар, что Орден будет действовать в согласии с установлениями, кои предписали ему эти Тайные Вожди, и не только в настоящее время, но и в будущем; и, далее, как на человека, обладающего поистине Железной Волей, способной устоять перед любым сопротивлением, какое только могут оказать ему при исполнении этих обязательств; и, далее, как на человека, готового дать обет повиноваться всем повелениям вышеупомянутых Тайных Вождей «perinde ac cadaver» [1] телом и душой, беспрекословно и безоговорочно, к чему бы их приказания ни относились — к магическому ли действию во Внешнем Мире, к психическому ли действию в иных Мирах и на иных Планах, ангельских ли, духовных или демонических, или же ко внутреннему руководству Орденом, коему предстояло воспринять столь грандиозное Учение; и, далее, быть готовым поселиться в любой стране и по первому же требованию отправиться в путь, не убоявшись ни погибели, ни мора, ни буйства стихий, кои могут угрожать ему при выполнении этих приказов; и, далее, поручиться твердо хранить веру в Вождей Ордена, что бы ни случилось; и блюсти свое тело во здравии и исполненным жизненной силы, во избежание любых обычных телесных недугов и истощения, способных обернуться помехой на пути его неустанных усилий и борений. Все это и многое сверх того было поставлено как необходимое условие, на котором только и могла быть открыта сия Божественная Мудрость, — и все это следовало подтвердить непреложными Ручательствами, внушающими трепет и страх.

Я, Макгрегор Мазерс, ’S Rioghail Mo Dhream 5°=6°, Deo Duce Comite Ferro 7°=4°, коего вы знаете как Верховного Адепта Второго ордена под принятым мною девизом Deo Duce Comite Ferro, был избран из числа Братьев, дабы вершить сей Труд.

По моей настоятельной просьбе Сестре Vestigia Nulla Retrorsum [т.е. супруге Мазерса] было дозволено разделить со мною эти труды, но лишь при условии, что и она принесет те же клятвы, что и я, хотя и не столь суровые.

При всем этом на меня, вышеупомянутого Брата, и, в меньшей степени, на вышеупомянутую Сестру была возложена ответственность за любые совершенные действия, причиной которых станет неверное понимание указаний Тайных Вождей, вне зависимости от того, каким способом будут переданы эти указания.

И, наконец, я был предупрежден, что принесенные мною клятвы не дают мне права рассчитывать на какую-либо материальную поддержку или помощь сверхприродного характера. Принимая вышеперечисленные условия, я удостаивался лишь одного, а именно, великой чести стать Восприемником сего Учения для передачи оного Ордену, оставаясь при всем своем повиновении не безвольной и неразумной Машиной, но деятельным, мыслящим и добровольном Служителем Магии Вечных Богов.

Лишь после того, как мы торжественно поклялись соблюдать все поставленные условия, мне было дозволено обрести Познания о полном Ритуале 5°=6° и о его Присяге, а также о возведении Усыпальницы Адептов; необходимой предпосылкой для этого стал мой отъезд из Англии.
Положив тем самым начало работе Второго ордена, я смог перейти к постижению Мудрости, [относящейся к] степени Младшего Адепта-Ревнителя, для последующей передачи ее в ваше распоряжение; без малейшего преувеличения скажу, что это был тяжелейший труд, потребовавший чрезвычайного напряжения сил. Не следует полагать, будто обретение этого предназначенного для вас Учения Второго ордена сводилось к простой и в чем-то вполне обыденной работе по переводу несистематизированных рукописей, попадавших мне в руки для этой цели. Даже это само по себе было нелегко и утомительно; однако по сравнению с тем поистине Геркулесовым трудом, к исполнению коего я был призван, подобная работа кажется пустячной детской забавой.

Относительно вышеупомянутых Тайных Вождей, от которых я получил переданную вам Мудрость Второго ордена, я не могу рассказать вам ничего.

Я не знаю даже их земных имен.

Мне известны лишь тайные девизы, под которыми они скрываются.

Мне крайне редко доводилось видеть их в физическом теле; и в этих редчайших случаях место и время будущей встречи они назначали астрально.

Я, со своей стороны, убежден, что они — люди и обитатели Земли, наделенные, однако, невероятными сверхчеловеческими способностями.

Когда встречи с ними проходили в людных местах, ничто во внешнем облике и одеянии не отличало их обычных людей, за исключением исходящего от них ощущения сверхъестественного здоровья и физической силы (независимо от того, казались ли они особами молодыми или в летах), сопутствовавших им неизменно; иными словами, телесный облик их был таковым, каковой, по преданию, дарует человеку обладание Эликсиром Жизни.

Когда же встречи проходили в местах, труднодоступных для Внешнего Мира, они обыкновенно представали в символических облачениях и регалиях.

Однако даже эти редкие случаи физического общения с ними стали для меня свидетельством того, сколь тяжело для смертного, даже достигшего известных высот в оккультной иерархии, выдерживать реальное присутствие Адепта в Физическом Теле; и добавлю, что встречи эти ни разу не назначались по моей личной просьбе, но всегда лишь по особому распоряжению самих Вождей и, как правило, только в связи с какой-либо особо важной причиной [2].

Поясню, что следствием этих редких случаев общения с ними во плоти было отнюдь не физическое переутомление, следующее за истощением магнетизма, но, напротив, чувство соприкосновения с силой настолько могущественной, что сравнить мои ощущения можно разве что с чувствами человека, рядом с которым ударила молния во время сильной грозы, — только ощущение это было не мимолетное, как в подобных случаях, а длительное; кроме того, оно сопровождалось стеснением дыхания, схожим с полуудушьем, какое бывает под воздействием эфира; и если даже на меня — человека, закаленного практической Оккультной Работой, — эти встречи оказывали столь мощное воздействие, то менее опытный посвященный не выдержал бы и пяти минут подобного напряжения, в буквальном смысле убийственного.

Почти весь свод знаний Второго ордена был получен мною от этих Тайных Вождей различными способами: при помощи ясновидения; посредством астральной проекции, совершавшейся то ими, то мною самим; при помощи стола либо же кольца и диска [3]; временами непосредственно через Голос, который воспринимали физическим слухом и я сам, и Вестигия; временами из книг, появлявшихся передо мной невесть откуда и исчезавшими с глаз долой, как только я заканчивал переписывать нужный фрагмент; временами через указание явиться астрально в некое место, дотоле мне неизвестное (добавлю, что эти астральные встречи назначались и проходили точно таким же образом, как и в тех редких случаях, когда мне предписывалось явиться на встречу с Вождями в физическом теле).

Как вы можете себе представить, подобные труды были сопряжены с огромной затратой сил; в особенности тяжело давался Ритуал Z — он едва не свел в могилу нас с Вестигией; за приемом каждой очередной порции сведений следовало тяжелейшее нервное истощение, ибо каждый переданный таким способом отрывок приходилось проверять с предельной сосредоточенностью; и подчас упомянутое нервное истощение сопровождалось обильной холодной испариной и сильными кровотечениями из носа и рта, а также иногда из ушей.

Вам известно, сколь сильное и длительное напряжение внимания вкупе с критическим взглядом и рассудительностью необходимы для получения надежного и достоверного ответа на какой бы то ни было вопрос при помощи Стола или же Кольца и Диска. Добавьте ко всему этому Церемонии Вызывания; почти непрерывную борьбу с Демоническими Силами, стремящимися прекратить передачу и прием Учения; необходимость поддерживать сознательное устремление к Высшему Я и, в то же время, продолжать накапливать важные Археологические Познания и наводить многочисленные справки во избежание возможных ошибок в истолковании смысла тех или иных фрагментов на латинском, греческом, еврейском, халдейском, египетском и бог весть каких еще языках, — и только тогда вы получите некое отдаленное представление о моих трудах и борениях. Единственным из вас, кому было известно о том, с какими чудовищными препятствиями довелось мне сражаться, был Sapere Aude [Уэсткотт], и потому он прекрасно понимал, что подобная работа не могла вершиться поспешно и столь же быстро, как простое механическое переписывание или даже обычный писательский труд.
Но если бы Вожди не пожелали вручить мне это Учение, то я не смог бы добыть его для вас; и, в свою очередь, я бы не передал его вам, если бы не был уверен, что Орден действует в полном соответствии с их пожеланиями и наставлениями.

Чего я категорически не одобряю в Ордене и что я буду пресекать и карать, как только замечу, так это любые попытки осуждения и вмешательства в частную жизнь членов Ордена; и я не вручу ниспосланную мне Мудрость Богов ни одному из тех, кто пытается поставить ее на службу своей нетерпимости, навязчивости и злобному самодовольству. Частная Жизнь Человека — это его личное дело, касающееся только его самого и его Бога; и каждый, кто принес клятву 5°=6° и внимательно ее изучил, осведомлен о ее условиях и о возмездии, грозящем тому, кто осмелится преступить ее.
Храмы Ордена суть обители, предназначенные для проведения Священных Церемоний, а посему в них не может быть места мелочным нападкам и недоброжелательству светских клубов и гостиных. Легкомысленно взывать к Божественному Белому Сиянию и Образам Вечных Богов, допуская, чтобы в то же время ваш разум и низшая личность полнились злобой на ближнего, самодовольной гордыней и пустыми светскими заботами, — это чудовищное святотатство: поступая так, вы призываете Имя Господне всуе, а это — самый пагубный из грехов, ибо так вы не только не прикасаетесь к Господу, но и призываете вместо него и возводите на его место его Темную Противоположность.
Мне известно, что этому греху вы предавались на протяжении последних двенадцати месяцев; и можете не сомневаться, что его последствия вы еще испытаете на себе; наивернейший же путь к этому заблуждению — поощрение в себе фарисейского чувства, побуждающего человека восклицать в душе: «Благодарю тебя, Господи, за то, что я не таков, как другие!» Высказав эти слова или даже подумав так, человек тотчас же сам отлучает себя Господа, ибо Господь — всеобщ.

Что проку в центрах Второго ордена, если они не служат обителями, в коих посвященные призывают Богов и Ангелов в Духе и Истине; в коих пребывают Мистические Силы и в коих не находится места ничтожным светским сплетням и клевете°

Вы можете вызубрить назубок всю науку степени Младшего Адепта-Ревнителя и затвердить до точки все ее Церемонии — но до тех пор, пока вы не постигнете их сокровенный смысл доподлинно и глубоко, любой непосвященный, наделенный сильной волей, верой, благоговением, самопожертвованием и стойкостью, может с большим правом именоваться истинным Магом, чем вы.

В заключение добавлю, что всякий, прочитавший этот Манифест, не может не осознать, сколь много времени и сил требуется на обретение Мудрости Второго ордена. Прибавьте к этому немалые труды, сопряженные с орденской работой; мою деятельность во внешнем мире; настоятельную необходимость постоянно поддерживать в наилучшей форме телесное здоровье и жизненную энергию; и, наконец, возникающие временами дополнительные неудобства, связанные с тем, что я вынужден зарабатывать себе на жизнь в этом мире.

Ввиду этого я ожидаю, что вы будете содействовать мне, насколько сможете, исполняя мои пожелания по управлению Орденом и воздерживаясь всеми силами от возведения каких бы то ни было лишних препятствий на моем пути.

Я счел за благо, чтобы вы получили в свое распоряжение и тщательно изучили весь свод знаний, относящихся к степени Младшего Адепта-Ревнителя, прежде чем ознакомиться с настоящим Манифестом.

С.Л. Макгрегор Мазерс. ’S Rioghail Mo Dhream
Deo Duce Comite Ferro 7°=4°
Париж, Отейль, улица Моцарта, 87
29 октября 1896 г.

Примечания.

[1] Лат. букв. «подобно трупу»; в переносном значении — формула беспрекословного подчинения, восходящая к уставу ордена иезуитов. — Примеч. перев.

[2] Об этих Тайных Вождях Мазерс в свое время рассказывал и У.Б. Йейтсу: «Однажды Мазерс рассказал мне, что встретил своих Учителей среди большой толпы и смог понять, что перед ним фантомы, а не люди, лишь по испытанному им потрясению, которое он сравнил с электрическим ударом прямо в сердце. Я спросил его, откуда ему знать, что это не самообман и не галлюцинации. “На следующую ночь, — ответил он, — один из них пришел ко мне, и я последовал за ним и дошел за ним следом до той лужайки справа от дома. Но тут я неожиданно столкнулся с мальчиком, разносчиком молока. Тот разозлился и стал кричать, что я уже второй: человек, только что прошедший передо мной, тоже чуть не сбил его с ног”. Подобно всем известным мне людям, всецело предавшимся образам и языку образов, он был убежден, будто, доказав, что образ способен действовать независимо от его сознания, он заведомо доказал и то, что происхождение этого образа, равно как и того, что он обозначает, не имеет к его сознанию никакого отношения» (W.B. Yeats. Autobiographies. 1926, pp. 416—417). — Примеч. Эллика Хоува.

[3] «Эти инструменты можно описать как средневековые аналоги планшетки, с которой работают современные спириты, или маятника, используемого в современной радиэстезии. Золотое кольцо, подвешенное на шелковой нити, вращается и колеблется над диском, по ободу которого располагаются буквы алфавита, и указывает ответы на вопросы, поставленные магом» (Francis King. Ritual Magic in England. 1970, p. 45n). — Примеч. Эллика Хоува. — Описание метода работы с кольцом и диском, принятого в G.D., см. в издании: Regardie, Israel. Complete Golden Dawn System of Magic. Vol.8 Falcon Press, 1984 . — Примеч. перев.

Перевод с англ. Анны Блейз, по изданию: Ellic Howe. The Magicians of the Golden Dawn. New York, Samuel Weiser Inc., 1978, pp. 127-133.

© Перевод: Анна Блейз, 2007.