Глава девятая

Но масоны любят Библию

Я не чувствую себя обязанным верить в то, что тот же самый Бог, который наделил нас чувством, разумом и интеллектом, хотел, чтобы мы отказались от их использования.
Галилео Галилей  

Не те части Библии, кои я не могу понять, беспокоят меня, но те части, которые я понимаю.
Марк Твен (масон)  

Я понимаю, что многим людям трудно, если не невозможно допустить саму мысль о том, что Библия на самом деле может быть вовсе не тем объектом, в который они верят. Библия стала самой популярной книгой в мире. Сегодня она повсеместно почитается верующими как непогрешимое Слово Божие. Имеет место то, что очень немногие из нас сомневаются в святости Библии или в её подлинности. В мире, который совершенно сошёл с ума, мы всегда обретали утешение в том, что вера наших отцов есть единственная вещь, которая остаётся твёрдой и неизменной. Для большинства из нас было бы немыслимо предположить, что, возможно, в течение последних двадцати пяти сотен лет вера наших отцов как раз и была одной из самых больших причин того, что наш мир совершенно сошёл с ума.

На первый взгляд похоже, что масонство решительно расходится с таким мировоззрением. В конце концов, Библия очень важна для масонства. Как капеллан моей ложи, я произношу следующую речь, обращённую к тем, кто получил инициацию в Степень Ученика:

«Будучи масоном, ты должен рассматривать Книгу Священного Закона как великий свет в своём ремесле; рассматривать её как безошибочный критерий истины и справедливости и мерить свои действия теми божественными предписаниями, которые в ней содержатся».

Книга, которую я называю Книгой Священного Закона в данной части ритуала, в большинстве случаев является большой Библией, что лежит на алтаре, пред которым кандидат только что дал торжественную клятву Братству. Я говорю, что в большинстве случаев, поскольку не все масоны являются христианами или евреями. Действительно, как мы узнали ранее, от кандидатов в масонское посвящение не требуется, чтобы они идентифицировали себя как представителей той или иной веры, а нужно только, чтобы они исповедовали веру в Высшее Существо и в некоторые формы загробной жизни. На своих посвящениях эти кандидаты обязаны клясться на любой священной книге, которую они почитают как свою Книгу Священного Закона.

Хотя термин «Книга Священного Закона» применяется в масонском ритуале чаще всего, слова «Святая Библия» используются в ритуале, когда об этой книге говорится как об одном из Трёх Великих Светочей масонства (другими двумя Светочами являются наиболее известные символы Ремесла — Угольник и Циркуль).

Очевидно, что здесь можно узреть конфликт традиций. Казалось бы, на первый взгляд, такое почтение к Библии ставит масонство в противоречие с гипотетической тайной тамплиеров, которая грозит пробить очень большую брешь в доверии к Библии. Но давайте посмотрим более внимательно на то, что говорится в данной речи, и как это говорится.

Масон рассматривает Книгу Священного Закона как великий свет в его ремесле и безошибочный критерий истины и справедливости. Он советует мерить свои действия теми божественными предписаниями, которые в ней содержатся. Это — замечательные наставления, и я, конечно, не утверждаю, что Библия (или другая Книга Священного Закона) не является изобильным и священным источником духовного вдохновения и водительства.

Они, однако, не предполагают, что масон в любом случае обязан принять Книгу Священного Закона как объективную историческую книгу. Кроме того, по моим наблюдениям, масонские лекции, в которых зачитываются фрагменты из Библии или делаются ссылки на библейские сюжеты, целиком относятся к урокам масонства и полностью свободны от сектантских учений и толкований.

Может быть, и верно то, что большинство масонов верит в историческую точность Библии, но они пришли к такому выводу не потому, что они их этому научило масонство, а потому, что таковы у них уже существующие религиозные убеждения. Здесь в работе есть что-то ещё — нечто, поразившее меня, подобно удару кувалдой по голове, тем вечером, когда я был возвышен до Мастера, Высшей Степени Масонства.

Я не нарушу никаких обетов секретности, когда поделюсь с вами, что церемония этой степени вращается вокруг истории царя Соломона и строительства его Храма. Кое-что эта история берёт непосредственно из Библии и повествует об израильском царе Давиде и его сыне Соломоне, который с помощью своего соседа, царя Хирама из Тира, и мастера-строителя, Хирама Абиффа, построил великолепный Храм Бога.

Большая часть этого рассказа, однако, относится явно не к библейской истории и представляет собой драматический миф, уникальный для масонства. Это — история Хирама Абиффа, мастера-строителя, к которому, когда строительство Храма Соломона близилось к завершению, подошли трое рабочих из числа строителей Храма и преждевременно потребовали от него назвать тайное слово Мастера, слово, которое гарантировало бы им свободу путешествовать, как они пожелают, в зарубежных странах[1], и возможность получать такое жалование, какое получает Мастер. Хирам, конечно, отказался — и был убит. Потрясённые содеянной подлостью, негодяи быстро скрыли тело Великого Мастера на свалке возле Храма. Позже они забрали его и перезахоронили в другом месте. В конце концов, злодеи были задержаны и предстали перед царём Соломоном, где они признались и были казнены. Соломон и царь Хирам из Тира начали поиски могилы Хирама, чтобы поднять его тело, а затем принести в Иерусалим и окончательно захоронить под Святая Святых Храма.

Это замечательная легенда напоминает историю Осириса и мифы об умирающем и воскресающем боге множества древних культур и мистериальных традиций. Однако этой истории нет нигде в Библии, и она, конечно же, неправдоподобна с исторической точки зрения. (Похоронили бы нечистое мёртвое тело в Святая Святых иудейского храма? Думаю, что нет!) Тем не менее, постановка этой драмы является самым священным моментом масонства и исполняется ритуальной группой с глубокой, почти религиозной торжественностью.

Искусным способом церемония Третьей степени даёт новому масону позволение медитировать (возможно, в первый раз в своей жизни) на священную мифологическую истину, существующую вне строгих рамок библейского повествования. Другим (тем, кто размышляет над возможной связью масонов и тамплиеров) церемония также даёт прозрачный намёк на то, что, возможно, что-то погребено под Святая Святых Храма — но не вымышленного Храма Соломона, а под очень реальными руинами храма Ирода Великого I века до н.э. Современные охотники за сокровищами тамплиеров даже предполагают, что масонский миф указывает на то, что нечто погребено под Рослинской часовней[2] в Шотландии, по основополагающим очертаниям, как говорят, представляющей собой уменьшенный храм Ирода.

При этом высшая церемония масонства идёт на многое, чтобы привлечь внимание кандидата к Библии, особенно к библейской истории о Давиде и Соломоне, которое затем почти сразу же переводит на драматическую небиблейскую версию событий — почти как если бы она говорила: «Вы знаете библейские истории о Давиде и Соломоне и о Храме царя Соломона? Есть что-то, что сокрыто под этими историями. Вы можете, если захотите, покопаться в них».

Масонство призывает своих членов (всех своих членов) пользоваться Книгой Священного Закона как Великим Светом в своём Ремесле. Немногие из нас, однако, зададутся вопросом о том, когда же это профессиональные каменщики больше всего нуждаются в свете? Ответ очевиден. Каменщикам нужен свет тогда, когда они копают, когда они раскапывают, когда они исследуют, когда они ищут и проливают свет на те вещи, которые скрыты под поверхностью.

Несколько страниц назад мы узнали о том, что мы увидим, когда будем копать под поверхностью истории царя Соломона и строительства его Храма. Существует ещё один библейский сюжет, из которого масонство исходит в своих способах привлечь наше внимание — это история событий, последовавших за разрушением Храма Соломона. Это — история пленения и переселения детей Израиля в Вавилон и их возвращения в Иерусалим спустя семьдесят лет, чтобы отстроить заново Иерусалим и так называемый Второй Храм. Давайте теперь воспользуемся моментом, чтобы изучить эту историю, и посмотрим, что же мы найдём, когда обратим свет Библии на неё саму и начнём раскапывать то, что лежит под поверхностью.

Сначала нужно попытаться определить точно, где библейское повествование начинает действительно пересекаться с объективной, проверяемой историей. Каковы исторические корни иудаизма (а впоследствии христианства и ислама)? Современные исследователи имеют некоторые поразительные ответы на эти вопросы. Если тамплиеры имели основания для таких же выводов, то они действительно были хранителями самой опасной тайны в мире.

Давайте начнём с места и времени, относительно которых согласны все. У светских историков и исследователей Библии почти нет сомнений относительно существования того иудаизма, каким он практиковался в Палестине, начиная с первого века до н. э. и на протяжении большей части первого века нашей эры. Ни один заслуживающий доверия историк не осмелится отрицать существование царя Ирода Великого (73-4 г. до н.э.), или его великолепного Храма в Иерусалиме, или священства, совершающего жертвы, или существование и влияние культов и сект, таких как саддукеи, фарисеи и ессеи, кои все чтили ряд библейских текстов, определяющих их видение иудаизма и диктующих подробные требования божественных законов и кодексов поведения этой великолепной религии.

Главными среди этих текстов являются пять книг (Пятикнижие): Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие, — книги, которые через свои повествования связаны с историей Вселенной, человечества и сынов Израилевых. Традиция считает, что Пятикнижие написал сам Моисей примерно с 1280 по 1250 до н.э. (когда, по расчётам многих исследователей Библии, произошёл исход из Египта), и что его пять книг были частью таинственного содержимого могущественного и опасного Ковчега Завета. Давайте взглянём на эти пять книг Моисея и попытаться понять, что они собой представляют, кто их написал и где заканчивается библейская история и начинается история объективная.

Бытие начинается с истории сотворения мира и человечества. Оно строит наше родовое древо и описывает великие события, связывающие Бога и Его народ, проходящие от Адама с Евой и грехопадение человека через Ноя и великий потоп — через Авраама (который учредил практику увечья пениса, чтобы отличать его семью от других людей) и его сыновей Измаила (отца арабов) и Исаака (отца евреев) — через сыновей-близнецов Исаака Исава (которого, как гласит нам Библия, Бог возненавидел ещё до его рождения) и Иакова (которого Бог возлюбил), позже переименованного в Израиля.

Затем идёт история Иосифа, сына Иакова/Израиля, который после того, как был продан в рабство своими ревнивыми братьями, по-настоящему показал себя им всем, сделавшись очень большим человеком в Египте. Иосиф затем, проявив великодушие, приводит Израиля, отца своего, и всю его семью (сынов Израилевых)[3] в земли фараона, дабы они избежали ужасного голода.

Книга Исход продолжается приключениями семьи Израиля в Египте. Некоторое время всё замечательно. Пополняя население Египта, семьдесят пришлых сынов Израилевых обильно плодятся и через несколько поколений становятся довольно весомой народностью. После нескольких лет неурожая и голода на территории Египта они становятся, фактически, серьёзным экономическим бременем на сокращающихся ресурсах. Во время безжалостного погрома новый фараон (который никогда прежде не знал Иосифа) приказал убить еврейских первенцев мужского пола. Мать младенца Моисея помещает его в корзину, которую отправляет вплавь по реке Нил в том районе, где дочь фараона приходит на купание. Та находит ребёнка и принимает его, как своего собственного. Моисей (подобно Иосифу много лет назад) становится принцем Египта.

История Моисея наполнена высокой драмой и волнением. Он обнаруживает свою истинную личность, убивает египтянина, бежит в пустыню, имеет близкую встречу с Богом и наделяется магическими силами, которые приносят язвы и проклятия на Египет (в том числе смерть всех египетских первенцев мужеского пола). Моисею, в конце концов, разрешили увести сынов Израилевых из Египта.

В следующих трёх книгах, называемых Левит, Числа и Второзаконие, Моисей водит сынов Израилевых в течение сорока лет скитаний по пустыне в обход городов и селений. За это время он получает Десять Заповедей, строит Ковчег Завета (и портативную скинию для помещения в неё оного), предаёт смерти многих неправильно мыслящих членов общины, пишет свои записи (Пятикнижие), систематизирует законы и установления, учреждает формы и обычаи жертвенного поклонения, которые должны были соблюдать люди, чтобы угодить Богу. Наконец, после целого поколения кочевого образа жизни Моисей показывает детям Израиля, где Бог хочет, чтобы они поселились, истребив предварительно местных жителей — область, примерно соответствующую общеизвестной территории Палестины.

За Пятикнижием следует Книга Иисуса Навина, в которой продолжаются приключения сынов Израилевых (теперь определяемых как свободная конфедерация двенадцати колен) после того, как они завоевали землю обетованную и поселились на ней, но именно в пяти книгах Моисея впервые определяется идентичность евреев как самостоятельного этнического, религиозного и культурного образования.

Другие книги «Ветхого завета» (почитаемого как христианами, так и евреями) продолжают рассказ о жизни в Земле Обетованной — как сынами Израилевыми некоторое время правила череда судей, и как из их числа был, в конечном счёте, возвышен великий царь Саул, чтобы объединить их политически. Саула сменил Давид, Давида — Соломон, а за Соломоном последовала вереница в высшей степени презренных и незначительных царей, которые всячески старались разобщить народ, так что, в конце концов, он пал жертвой ряда завоеваний. Худшее из этих завоеваний было совершено Навуходоносором, чьи армии разрушили Храм Соломона и увели жителей Иудеи в рабство в Вавилон.

Эти книги продолжаются изложением истории, столь знакомой масонам Йоркского и Шотландского обрядов, которая имеет особый ряд параллелей с рассказом о Моисее и исходе из Египта. Только в этом случае исход совершается из Вавилона. Здесь мы узнаём, что после семидесяти лет плена сынам Израилевым было разрешено вернуться в Иерусалим, восстановить Храм их Бога и снова обитать на своей собственной земле. К сожалению, спустя всего лишь два поколения жители Палестины понятия не имели о том, кто эти репатрианты. Они негодовали в связи с их появлением и воспринимали их как захватчиков и чужеземных оккупантов.

Пророк Неемия и весьма влиятельный писец Ездра, по всей видимости, сыграли важную роль в организации возвращения сынов Израилевых в Палестину. Они настаивали именно на жизненной важности восстановления Храма, чтобы восстановить свою культурную идентичность в регионе. Согласно Библии, как и масонским традициям, землекопы и рабочие должны были работать с лопатой в одной руке и мечом в другой, чтобы бороться с недовольными местными жителями, которые по-добрососедски просили, чтобы часть строительного проекта была грубо отвергнута репатриантами.

В ходе раскопок на развалинах Храма Соломона рабочие обнаружили в подземном хранилище свитки Пятикнижия Моисеева — нечто такое, чего ни один живой человек среди них никогда ранее не видел и не читал. Это событие является центральной темой в Степени Королевской Арки масонства Йоркского устава, где служителя ритуала, изображающего рабочего, опускают на верёвке в тёмную камеру, где он находит свитки и сообщает волнующие новости:

«Я также нашёл этот свиток, но... Я не смог прочитать его содержимое. Поэтому я подал условный знак и был поднят из хранилища, неся свиток с собой. Затем мы обнаружили из первого предложения, что в нём содержатся записи Пресвятого Закона, который был принят Моисеем у подножия горы Хорив»[4].

Осознав важность открытия, книжник Ездра взошёл на высокий помост, с которого он мог говорить с народом. Он призвал всех тех, кто вернулся из Вавилона, чтобы они собрались перед ним, и объявил, что потерянная Книга Закона вновь обретена. Затем он начал читать вслух пять книг Моисея так, чтобы слышали все.

В одной из самых драматических и острых сцен из Ветхого завета сыны Израилевы слышат в первый раз в своей жизни подлинные слова Бога из собственной книги Бога. Они слышат в первый раз о том, кто они и откуда они пришли. Они слышат о том, почему они — избранный Богом народ. Они узнают, что они являются потомками Адама и Евы, Авраама, Исаака и Иакова (Израиля). Они слышат в первый раз истории об Иосифе и их рабстве в Египте, о Моисее и исходе, — эту историю каждый из них мог прочувствовать на себе, потому что они сами только что вернулись из рабства в Вавилоне. Они узнают о своих скитаниях в пустыне, как Моисей дал им законы Божьи и формы жертвенного поклонения. Они слышат, почему Бог любит их и дал им эту землю — потому, что они являются потомками Исаака и Иакова/Израиля. И они слышат, почему Бог ненавидит несчастных и обиженных местных жителей — потому, что они являются потомками Измаила и Исава (грубого и волосатого человека, который продал своё первородство[5] [и любые будущие претензии на земли] Иакову/Израилю за миску чечевичной похлёбки)[6].
 

После того, как Ездра прочёл Пятикнижие, люди стали едины в духе и целях. Был построен Новый Храм, было избрано среди прочих определённое колено (Левиты) в качестве жреческой касты, были установлены и приведены в жизнь законы Моисея, возобновились жертвоприношения, обычаи и традиции старой религии, и люди вернули себе духовную идентичность.

Как ни странно, этот самый драматичный и острый библейский эпизод редко становятся темой проповедей (и вовсе, насколько мне известно, не представлен в кинофильмах). С другой стороны, масонство требует от своих членов много размышлять о нём.

Именно в этот момент (около 539 г. до н.э., когда исторические и критические научные доказательства подтверждают, что персидский царь Кир Великий завоевал Вавилон и начал депортировать и переселять потомков чужеземных пленников Навуходоносора) в эмпирической истории начинают появляться намёки на наличие евреев, чьим центром богослужений являлся Иерусалимский Храм. До этого[7], однако, в отношении сынов Израилевых — тишина. Наше единственное свидетельство об Аврааме, Исааке, Исмаиле, Иакове/Израиле, Исаве, Иосифе (и египетском рабстве), Моисее (и исходе, и скитании), Иисусе (и завоевании Палестины) и царстве Саула, Давида и Соломона — это Библия. И в этом случае Библия — явно ненадёжный исторический источник.

Томас Л. Томпсон, профессор Ветхого завета Копенгагенского университета, пишет:

«При описании исторических событий в Палестине между 1250 и 586 до н.э. все традиционные ответы на вопросы о происхождении и развитии “Израиля” должны быть отброшены. Патриархи Книги Бытия не были историческими личностями. Утверждение, что “Израиль” уже был сформировавшимся народом перед вторжением в Палестину в историях из Книги Бытия или в историях из Книги Иисуса Навина, не имеет никакой исторической основы. Никогда не было никакой массивной военной кампании вторжения кочевых “Израильтян”, завоевавших Палестину. Никогда не было этнически определённого “Ханаанского” народонаселения, которое сменилось “Израильтянами”. Никогда не было в истории “эпохи Судей”. Никогда никакая верховная власть не управляла “единой монархией” из Иерусалима. Никогда не существовало никакого этнически единого народа “Израильтян” вообще... В истории ни Иерусалим, ни Иудея никогда не составляли единства с Израилем до правления Хасмонеев в эллинистический период»[8].

Хасмонеями, которых Томпсон упомянул выше, был священнический род, называемый также Маккавеями[9], который поднял успешное (и исторически подтверждённое) восстание против царей Сирии из династии Селевкидов во втором веке до н.э., закончившееся основанием автономного Еврейского царства, которое просуществовало до 67 г до н.э.[10], когда эта область была присоединена к Риму[11].

Возникает следующий очевидный вопрос: кто же написал входящие в состав Библии книги, в которых все эти истории происходят? А ответ прост: мы не знаем. Понятно, что к этому причастны многочисленные авторы и переписчики. Многие традиционалисты считают, что, по крайней мере, часть этих текстов была написана пророком Иеремией, но еврейская традиция, Блаженный Иероним и многие современные исследователи Библии полагают, что книжник Ездра (личность или личности, писавшие под именем Ездра/Неемия) отредактировал и оформил большую часть Пятикнижия и ряд других книг Ветхого завета, включая книги Иисуса Навина, Судей, Самуила, Царств и Паралипоменон, не ранее, чем в шестом веке до н.э. Многие светские учёные согласны в целом относительно шестого века до н.э., но, в свою очередь, предполагают, что этот автор (или авторы) действительно написал Пятикнижие и, по крайней мере, приложил руку к составлению и редактированию книг Паралипоменон, Царств и нескольких других книг Ветхого завета.

Есть буквально сотни сложных и запутанных теорий о том, кто именно брался за перо, чтобы создать книги Ветхого завета, но большинство из них, похоже, в большей или меньшей степени, сводятся к лицу или лицам, известным в Библии как Ездра. Кроме того, существует почти всеобщее согласие касательно того, что история этих книг не может быть прослежена назад во времени дальше, нежели шестой век до н.э. Исторических и археологических свидетельств о существовании единого еврейского народа с единой религией, проживающего в стране с центром в Иерусалиме, относящихся к более раннему времени, не существует. Действительно, согласно Норману Ф. Кантору, почётному профессору истории, социологии и сравнительной литературы Нью-йоркского университета, Родсовскому стипендиату, Porter Ogden Jacobus Fellow[12] Принстонского университета и Фулбрайтовскому профессору Тель-авивского:

«Первое тысячелетие еврейской истории, представленное в Библии, не имеет эмпирической основы вообще»[13].

Этим заявлением сказано всё, и я осмелюсь сказать, что большинство верующих мужчин и женщин во всём мире не поверят этому, даже если им будут представлены бесспорные доказательства. Для всех, чьи религиозные убеждения основаны на историчности Библии, это было бы психологическим ударом библейского масштаба (да простят меня). Это было бы ещё большим ударом по самооценке и геополитическим интересам соперничающих политических сил, втянутых в сегодняшние ближневосточные конфликты — противоборствующих сторон, которые предъявляют свои трактовки страниц Ветхого завета так, как если бы это были дарственные документы на земельную собственность, подписанные самим Богом.

Тем не менее, немыслимое оказывается правдой. Царство Давида и Соломона является мифом, но не историей. Идея двенадцати различных колен Сынов Израилевых, уходящих корнями в тринадцатый век до н.э., скорее всего, представляет собой гениальную концепцию, придуманную в шестом веке до н.э.[14] (или позднее) для обеспечения единой культурной и религиозной идентичности среди потомков людей разнообразного ассортимента, не имеющих культурной памяти вообще — людей, чьи предки пришли из десятка или более регионов, завоёванных Навуходоносором — людей, чьи реальные предки были сведены вместе стечением событий, происшедших в мире, и которые, в конечном итоге, вынуждены были переселиться, когда Вавилон пал от руки персов. Поскольку Палестина была областью, не занятой единым политическим или военным присутствием, она была идеальной «родиной» для такого массового переселения.

Гюстав Доре. Товарищеский турнир.
Крестоносцы и неверные смотрят схватку
двух всадников в товарищеском поединке

В этом свете как Библия, так и масонская традиция явно предлагают мыслящему исследователю хотя бы предположить возможность такого поворота событий. Если это кажется невероятным, я бы предложил вам вспомнить события чуть более чем столетней давности, связанные с американским пророком Джозефом Смитом и его последователем, Бригамом Янгом, а также «исходом» Святых Последних Дней в Юту.

Это откровение — воистину словно гром средь ясного неба, и не каждый способен спокойно принять его. В конце концов, всё это может привести к разговорам о такой невообразимой вещи, как то, что большая часть войн, геноцидов, ненависти и междоусобиц, имевших место в западной цивилизации за последние триста лет — просто фарс. Требуется прагматизм по-настоящему взрослого духовно человека, чтобы позволить себе подумать об этом. Однако это не требует отвергать идею святости некоего писания.

Да, вероятно, правда то, что Моисей не написал Пятикнижие, Давид не писал Псалмов, а Соломон не написал Экклезиаст или даже Песнь Песней Соломона — но кто-то же это сделал. Святость — или духовная наполненность этих документов — ни в коем случае не уменьшится в случае отсутствия их исторической достоверности. Спросите любого каббалиста. Кто бы ни написал Бытие, он не только собрал и обобщил мифы о творении из пригоршни семитских традиций, он (или она) сделал это с мастерством просвещённого математика и проницательностью поэтического гения. Тот, кто писал Псалмы, Экклезиаст и Песнь Песней Соломона, был страстно преданным святым. Эти работы будут вечно предлагать реальные духовные сокровища искренне преданному, но утверждать, что они также являются историческими произведениями — значит провоцировать злоупотребления ими со стороны социальных и политических субъектов, которые всегда готовы порождать и увековечивать страх и ненависть между народами и культурами в своих собственных интересах.

Для меня ясно, что масонство своими ритуалами способствует духовному взрослению своих сыновей — их Ремесло делает хороших людей ещё лучше — людей, чьи концепции Бога достаточно широки, чтобы выдержать удар или даже два. Действительно, этот новый взгляд на Ветхий завет — довольно сильный удар. Но если мы не ослеплены суеверием или фанатизмом, то из исправления нескольких дат и способности различать священную мифологию и фактическую историю не следует потеря Писанием того места, которое оно занимает в наших сердцах, как... безошибочный критерий истины и справедливости.

Но большинство масонов — христиане. Мы могли бы сейчас спросить: каким образом масонские идеалы согласуются с Новым заветом? Во второй Степени масонства Старший Диакон в своей великолепной лекции о Серединной Палате произносит то, что можно рассматривать как удар по фундаментальной доктрине христианства. Стоя между величественными столпами Храма, он поручает кандидату, что тот должен воздавать «...рациональное почтение Божеству», и сообщает ему о природе и значении оперативного масонства, и о том, что под этим термином мы подразумеваем «правильное применение полезных правил архитектуры», и что эти правила не только отображают действие человеческой мудрости, они также «...показывают, что способность к науке и производству дана человеку для самых лучших, самых полезных и наиболее благотворных целей».

Какие поучительные слова! Какие позитивные и ободряющие слова для хорошего человека, которые он слышит в начале своего путешествия к тому, чтобы стать ещё лучше. Кто на земле не согласен с этими словами?

Павел.

Апостол Павел был бы сильно не согласен. И, на мой взгляд, весьма вероятно, что тамплиеры верили, что имеют все основания быть яростно не согласными с Павлом.

 

© Перевод Frater K.B.V. aka Julian

© O.T.O.

© Thelema.RU

 


 

[1] Свобода беспрепятственного путешествия станет одной из уникальных привилегий как рыцарей-тамплиеров, так и средневековых каменщиков — строителей соборов.

[2] Рослинская часовня была построена в середине пятнадцатого века сэром Уильямом Сен-Клером, графом Оркнейским и известным потомком Гуго де Пейна, одного из первых девяти тамплиеров.

[3] Во избежание неправильного понимания очевидного — термин сыны Израилевы относится к потомкам Иакова/Израиля, а не к бывшим жителям географической страны Израиль.

[4] Из масонской Степени Королевской Арки.

[5] Быт. 25:25.

[6] Быт. 25:34.

[7] Существуют, однако, археологические доказательства, подтверждающие существование и традиции их соседей-самаритян в этот период.

[8] Thompson, Thomas L., Mythic Past, Biblical Archaeology and the Myth of Israel (NY: MJF Books, 1999), p. 190.

[9] На самом деле, согласно Библии, Маккавеем изначально звался Иуда Маккавей, а позднее и все остальные сыновья священника Маттафии. Затем это прозвание распространилось на всех вообще защитников и исповедников веры во время гонений Антиоха Епифана. Но это прозвание не относится ко всей династии Хасмонеев. — Прим. пер.

[10] Хасмонейское Царство просуществовало до 37 г н.э. — Прим. пер.

[11] See Bowker John, The Oxford Dictionary of World Religions (NY: Oxford University Press, 1997), p. 414.

[12] Porter Ogden Jacobus Fellows — высшая наградная степень для студентов Принстонского университета. — Прим. пер.

[13] Norman F. Cantor, The Sacred Chain (San Francisco: Harper Perennial, 1995), p. 51.

[14] Профессор Томпсон пишет в своём Mythic Past (цит. соч., р. XII): «Аргументы против историчности патриархальных повествований были подтверждены в 1975 году независимой публикацией канадского учёного Джона Ван Сетерса «Авраам в истории и традиции» (New Haven, Yale University Press, 1987). Книга Ван Сетерса ведёт аргументацию ещё дальше, показав, что библейские истории сами по себе могут рассматриваться как датируемые где-то шестым веком до н.э., но никак не ранее.