Израэль Регарди.

 

Одной из самых значительных и необычных характерных черт современной мысли для меня является широкое распространение книг по психологии самых различных направлений. Существует всеобщий интерес к вопросам, имеющим отношение к разуму, в особенности к тому глубинному аспекту ума, который, за неимением лучшего названия, именуется неосознанным, это происходит ещё и потому, что эта область на данный момент является для нас такой неоднозначной. Вряд ли найдется образованный человек, который хотя бы в некоторой степени не был бы знаком с понятием аналитической психологией. И даже если это знакомство ограничилось несколькими наиболее часто используемыми клише, такими как либидо, подсознание, конфликты и сопротивления, неврозы и комплексы, оно само по себе явилось бы признаком явления, которое прежде, несомненно, могло возникнуть в истории цивилизованной мысли с невысокой долей вероятности.

Чтобы удовлетворить этот распространившийся интерес к вопросам психологии, для широкого круга читателей был написан ряд книг с целью дать некоторое представление об этом специфическом мире, который и является сферой деятельности аналитики. Достаточное количество из этих книг чрезвычайно информативно, предлагая очень разумный и сбалансированный взгляд на предмет. С другой стороны, как это неизбежно бывает, существует большое количество книг, которые лучше бы оставались никогда не написанными. Одним из самых любопытных заблуждений, обнародованных одной из вышеупомянутых книг, является факт, что аналитическая психология, и здесь я употребляю этот термин в его широком смысле, чтобы охватить разнообразные школы, инициированные Фрейдом, Юнгом, Адлером и т. д., является довольно обособленным подходом. И тот, факт, что наши предки были совершенно не знакомы с психотерапией, характеризует их, как варваров и дикарей. Было бы полным абсурдом для кого угодно сводить к минимуму все то, что было достигнуто современной психологией благодаря усилиям таких проницательных исследователей, как Фрейд и Юнг. Но совершенно очевидно, что их протагонисты – приверженцы психологии – заходят слишком далеко, отрицая интеллект и проницательность у наших предшественников. Факты, благодаря некоторым исследованиям, показывают, что, будучи далеки от невежественности по части аналитической психологии, люди древности, в особенности на Востоке и ближнем Востоке, развили очень сложные и тщательно разработанные методы не только анализа, но также духовного развития и синтеза.

Некоторые ортодоксальные консерваторы могут задаться вопросом о взаимосвязи между современной психологией и дискредитированными восточными и архаичными техниками, служащими для раскрытия высшего в человеке или его духовной природы. Наличие этой взаимосвязи подтверждено клинической работой и опытом терапевтического консультирования. Во время длительного анализа обнаруживаются грубые и более поверхностные слои подсознания, душевные и этические конфликты разрешаются, а через порог сознания выходят на свет символы и мотивы религиозного или духовного характера. Это осознание происходит в снах, интуитивных прозрениях и через прямое осознание. Более того, эти изменения оказывают сильное влияние на всю личность, способствуя целостности, новому и более сбалансированному отношению к жизни и объединению различных слоев сознания, которое в целом и принято считать человеком.

В отношении чего современная психология вполне продвинулась, опередив усилия, вложенные нашими предшественниками, так это развитие техник катарсиса. Более того, благодаря современным средствам, метод аналитической психологии стал доступен для понимания и применения для обычного человека с улицы. В прошлом, как бы не назывались подобные системы, техники получения знаний, мистицизм, магия, йога или как-то едё, они всегда были исключены из кругозора среднего индивида.

Психологии прошлого можно резюмировать использованием таких слов, как йога и магия. Предмет йоги уже прекрасно рассмотрен несколькими талантливыми и компетентными авторами, вследствие чего нет необходимости упоминать это здесь. Такая книга, как «Йога и западная психология» (“Yoga and Western Psycology”), написанная Джеральдиной Костер (Geraldine Coster), конечно, должна занять своё историческое место, являясь гениальным и неоценимым вкладом в развитие аналитической психологии. Существует также компиляции из буддисткой традиции (Buddhist Lodge) Концентрация и медитация, руководство по этой теме о великих заслугах. Несколько современных психологов тоже изучили темы йоги и медитации в целом, обнаружив много схожего и объединяющего с их собственными системами. И, кроме того, мистические системы позиционируют цель и дают общую схему, которые проясняют достаточно туманный и неопределенный характер очень большой части наших психотерапевтических систем.

По моей оценке аналитическая психология и магия составляют две части или два аспекта одной технической системы. Также как тело и ум не являются двумя отдельными элементами, а попросту являются дуальным проявлением внутреннего динамического «нечто», так психология и магия подобным же образом являются единой системой, цель которой – интеграция человеческой личности. Их цель – объединить различные области и функции бытия человека, привести в действия те, которые прежде по разным причинам были в латентном состоянии. К тому же (между прочим) их техники таковы, что невротические симптомы, которые привлекали слишком много внимания, когда проявлялись, либо устраняются либо, благодаря процессу уравновешивания, уменьшают своё влияние.

В результате этого становится очевидным, что под магией мы не подразумеваем театральное ремесло или жонглирование, и конечно же это не то средневековое суеверие - дитя невежества, порождённое страхом и террором. Эти определения стоит исключить из нашего разума. На протяжении веков магия совершенно ошибочно ассоциировалась с такими патологиями, как колдовство и поклонение дьяволу, благодаря лицемерию шарлатанов и умалчивании так называемых авторитетных источников. И по сей день хранители этих знаний, обеспокоенные своими собственными проблемами, но в большей степени своим комплексом власти, все ещё непреклонны в своём традиционном отказе предать гласности более точные описания природы магии. Возможно, они даже полностью утеряли понимание её принципов. Неудивительно, что существует такое заблуждение. За исключением очень немногих работ, которые привлекли внимание незначительной части читающей публики, немного было написано, для того чтобы дать точное разъяснение, чем же является магия на самом деле. Характер современной психологии значительной частью образованного мира понят лишь частично. Есть мнение, что магия сродни психологии и имеет дело с той же субъективной областью, некоторые понятия их характера и целей находятся очень близко друг к другу.

Если говорить об аналитических техниках, то для среднего человека или того, кто стремится к изучению магии, они должны применяться на первой стадию повседневной практики в духовном развитии. До тех пор, пока при помощи средств психологии сознание индивида не освещено светом осознания, пока он не осознаёт мотивы своих побуждений, ему не стоит надеяться на то, что у него получится реализовать свой скрытый потенциал. И не так-то легко, как кажется на первый взгляд, достигнуть этой желаемой цели. Самопознание необходимо для стремления к магии и этот факт не требует доказательств. И тут мы сразу же предстаём перед вратами с хранителями, которые вооружены до зубов. Мы встаём перед вопросом: интерес к духовной культуре был мотивирован желанием избежать беспорядочности физической жизни? А что, если чья-то упрямо защищаемая точка зрения была всего лишь тщательно разработанная рационализация чтобы скрыть чувство незащищённости, тупую, но настойчивую боль ощущения неполноценности? Это довольно часто встречается, когда нераспознанные факторы заставляют искать убежища в религиозных призваниях или в некоторых отраслях науки. Поиск и достаточно часто встречающееся открытие Бога, обладающего отцовскими чертами, или Бога - брюзгливого старика наподобие Иеговы, зачастую основан на незрелом отрицании фигуры отца. Этот сознательно позабытый образ стал таким навязчивым, что внутренняя душевная потребность в авторитете и любви отца бессознательно проецируется во вне на устрашающее и повергающее в трепет божество. В силу вышесказанного совершенно необходимо научиться распознавать свои истинные мотивы поведения и своё отношение к жизни. Достигнув этого, затем можно приступить к рассмотрению другой стороны медали психики человека.

Будучи практической системой, магия не так сильно связана с анализом, а скорее с привидением в действие творческих и интуитивных сил человека. Никакая психологическая техника никогда не может быть полностью интегративной до тех пор, пока она исключает эту духовную сторону человека и не помогает человеку, который проходит анализ распознать и познакомиться со своими проявлениями. На данный момент лечение подобных проблем остаётся почти целиком в области магии. Она целиком признаёт необходимость интеграции. Она не только принимает и говорит в пользу результатов анализа, но идёт ещё дальше. Если цель анализа состоит в принятии неосознаваемого и возможности сосуществования с сознательным материалом, тогда можно было бы сказать, что магия – это техника, способствующая осознанию более глубоких уровней бессознательного. Эти уровни силы и осознания, чью ценность мы смутно прозреваем в религиозных фигурах прошлого: Будды, Иисуса, Кришны, Святого Франциска и множества других, являются примерами таких просвещённых людей, индивидов, которые приложили самые разнообразные усилия, чтобы узнать себя и достичь реализации своей истинной божественной природы. Если нам так угодно, мы можем называть техники, которые они использовали посвящением, медитацией и созерцанием. По существу дела, однако, эти техники по духу идентичны тем, которые мы сейчас выносим на рассмотрение и обсуждение и называем магией. Хотя, позже полный процесс достижения был систематизирован и превращён практически в точную науку, имея в основе цель обнаружения божественности. Тогда как мало кому удаётся в своей жизни достигнуть полной реализации своей божественной изначальной природы, все же для всех нас есть некоторый смысл в магии, некоторая степень самореализации или достижения всё же доступны. Не существует ничего слишком маленького, чтобы оно не могло служить достижению некоторого добра и благородного совершенства. Никто не является столь великим, что не может развивать самого себя нравственно и в других отношениях, таким образом, становясь всё более эффективным, чтобы справляться с жизнью и понимать мир как вокруг себя. Несмотря на то, что эти цели кажутся такими значительными, их может достичь любой человек.

Пока ещё не настал момент, чтобы погрузиться в исследование запутанностей магического ритуала. Но для того, чтобы разъяснить основные психологические и духовные принципы, необходимо обратиться к тому, что технически известно как две колонны. В середине между востоком и западом, севером и югом в должном образом установленном храме расположены две вертикальные колонны. Одна из них белого цвета, другая – чёрного. Эти части интерьера дома символизируют две противоположности, существующие во всем многообразии проявлений природы. Так же как храм представляет собой в миниатюре все жизненные обстоятельства, с которыми мы можем столкнуться или многообразие частей нашей внутренней природы, так и эти две колонны символизируют некоторый аспект этого явления. Они представляют свет и тьму, жар и холод. В человеке они представлены как любовь и ненависть, веселье и боль, разум и эмоции, жизнь и смерть, сон и бодрствование. Каждая пара противоположностей понятна человеческому разуму и находит свое отражение в скрытом смысле, стоящим за этими двумя колоннами.

Одна из самых важных идей, которая сейчас передаётся студентам, изучающим магию, во время церемонии инициации, когда их ведут от одного места к другому, состоит в том, что это чрезвычайно опасная вещь – слишком впадать в ту или другую противоположности. Это очень неразумно раскачивать маятник жизни от одного полюса к другому. «Несбалансированная сила – это угасающая жизнь. Неуравновешенное милосердие – это всего лишь слабость, ведущая к убыванию воли. Неуравновешенная строгость – это жестокость и бесплодность разума».

А если изменить терминологию речи, слово «милосердие» мы могли бы заменить словом «эмоция» или «великодушие» или «любовь», а «строгость» мы можем заменить словом «сила», «наша национальная черта» или «справедливость» или «тирания». Любое из этих качеств, доведённое до предела, немодифицируемое другим, способствует нездоровому состоянию психики. В такой заслуживающей доверия религиозной книге, как Бхагавад-гита, которую некоторые считают одним из лучших произведений священной и философской литературы когда-либо написанную, мы находим утверждение: «Будь свободным от пар противоположностей».

Вся жизнь, это в действительности закон природы сам по себе. Жизнь подвержена преобладанию этих крайностей противоположностей. «Две противоборствующие силы и одна, которая объединяет их вечно. Два базальных угла треугольника и один, который формирует вершину. Таково происхождение творения, такова Триада Жизни». Даже недолгое размышление убедит читателя в истинности этой теоремы. Как только мы обретаем мудрость и понимание, что мы раскачиваемся в течение семидесятилетнего промежутка времени между чувством собственного достоинства и отвращения к самим себе, от преувеличенно хорошего отношения к нашим друзьям до их полного и окончательного осуждения. С годами, и это правда, приходят умеренность и сдержанность. Но если бы это более уравновешенное отношение к жизни культивировалось, было усвоено или принято ранее или до наступления середины жизни. Насколько бы менее эффективными мы могли бы быть и чего бы мы не достигли? Рассматриваемая техника по сути состоит в сознательном примирении противоборствующих сил. Это то, что было названо развитие Золотого Цветка.

Прежде чем двигаться дальше, обратимся к очень интересной теории, которая рассматривает троицы (триединства) в различных религиях. Большинство из них разрешают вопрос сами, когда все теологические аргументы и интеллектуальные придирки исчерпаны, приходя к отношениям: Отец, Мать и Сын. Озирис, Исида и Гор. Это также справедливо для христианской системы, где в результате осторожного рассмотрения мы обнаруживаем Святой дух, определяющийся как женственный (феминный) аспект Божества. И в Иудейской каббале у нас есть Триединство на Древе жизни: Хесед («Милосердие»), Гевура («Могущество») и Тиферет («Равновесие» или «Красота»). Соотнося эту более позднюю триаду с традиционным символизмом, Хесед, мужской принцип соотносится с Юпитером, символом отцовской мудрости. Гевура, женский принцип, связан с Марсом и отражает великую мощь. Один алхимический афоризм выражает эту дуальность в словах: «Мужчина – это мир, а женщина – это мощь». Держа всё это в уме, мы приходим к выводу, что если Хесед представляет Отца, а Гевура – Мать, то Тиферет, которая является Красотой, примиряет их. Достаточно интересно, что Тиферет относится к Солнцу и также соотносится с третьим членом теологического триединства, с Сыном.

Рассматривая эти триединства, как разные отражения психологической реальности, мы видим, что они сами по себе являются активными факторами внутри психики. Мы находимся под влиянием сходных религиозных точек зрения, несущих идею Срединного пути. Речь идёт об устремлённости по срединному пути, которая ведёт к победе над самим собой и непрерывному росту Золотого Цветка, пробуждению души, заключённой внутри.

Можно сказать, что Отец и Мать соответствуют двум колоннам храма, двум крайним противоположностям. В этом смысле они собой представляют тенденции, которые проявляются во всех явлениях природы. Они являются парой противоположностей дух и материя, любовь и ненависть, жизнь и смерть, прилив и отлив, сокращение и удлинение. Сама по себе природа является воплощением этих двух крайностей, двух противоположностей Триединства. Человек, непросветлённый человек, в котором ещё не родились ни мудрость, ни понимание проживает свою жизнь, попадая из одной крайности в другую. Или, пожалуй, эти крайности сами формируют его жизнь. Ибо он, будто бы по принуждению, ведомый по жизни некой внешней силой мечется между этими полярными крайностями: любовь и ненависть, раскачиваясь от доброты и сентиментальной щедрости к взрыву неконтролируемого гнева, ненависти и подлости. Его действия, практически без какого-либо исключения, так часто являются полуистерическими перепадами от одной эмоциональной крайности к другой. Он как бы находится под властью Отца и Матери.

Для исследователей психики, для того, кто ищет мудрость и знание своего высшего я, совет всегда один: избегать крайностей. Его задача – воздерживаться от импульсивных действий.

В некоторых школах по изучению магии, где ритуалы инициации проводились адептами, которые глубоко понимали техники, применяемые ими, церемонии инициации изображали похороны высшего я и его возрождение с помощью техник магии и медитации. Таким образом, высшее я всегда было представлено некоторой священной фигурой из основных религий: человек, который почти всегда был показан, как Сын Бога. Сущность этических предписаний этих систем состояла в том, чтобы родить Сына внутри. «Пока Христос не родится в тебе…» «Посмотри внутрь, ты – Будда». Я не верю в то, что эти образы имели какое-то отношение к каким-либо историческим личностям, которых мы знаем. Я скорее предполагаю, что это имеет отношение к постепенному привнесению в работу сознания духовной точки зрения, сбалансированного отношения к жизни, отношения, которое не управляется какой-либо крайностью. Распознавая полярность жизни, такая точка зрения стремилась придерживаться срединного пути, находясь между уклончивым и бескомпромиссным характерами деятельности. Это путь Миротворца (Reconciler) – умение удержаться по середине между двух колонн, тем самым, уравновешивая и гармонизируя положение, в результате чего кандидаты в древней системы инициации переживали серьёзный кризис и оказывались в высшей точке своего процесса инициации. Эта техника возрождения золотого Сына Тиферета, Сына красоты и гармонии, который является третьим членом Триединства. Таким образом, это единственная система в наши дни, воспринимающая Великую Работу, как распознание Коронованного и Торжествующего Ребенка Гора, он тот, кто, несмотря на неизбежное присутствие в нём природы, как Отца, так и Матери, в тоже самое время является абсолютно другим уникальным существом. В результате объединения противоположных сил, он по своей природе стремился к другим завоеваниям в своей жизни. Ибо Отец и Мать являются «теми силами, примирение которых и есть ключ к жизни».

Чтобы проиллюстрировать другим способом важность этой концепции, давайте опишем её с практической и физической точек зрения. Одно из серьёзных неудобств, которое причиняет страдания большой части человечества, является запор. Во многих случаях при этом расстройстве никаких органических нарушений не существует вовсе, проблема, главным образом, является функциональной. (Хотя, это замечание должно быть здесь вставлено, даже, если проблема была бы органической, существует достаточно психологических признаков, чтобы показать, что это также может происходить по одинаковому ряду причин). Зачастую эта болезнь не поддаётся лечению никакими медикаментами. Нередко пациенты рассказывают, что им рекомендуют массаж, хирургические операции, лекарства, лечение естественными средствами и все другие виды лечения. Несмотря на это болезнь упорствует. Расспрос пациента выявляет, что зачастую существует сознательный конфликт между двумя способами поведения. Но всё же гораздо чаще, однако, реальный конфликт находится совершенно не в сознании, а существует на гораздо более глубоком уровне ума в подсознании. Вероятно, это было во время полового созревания, когда уже существовавшей конфликт достигал такой остроты и жёсткости, что для того, чтобы обеспечить психическую безопасность эго, он полностью подавлялся и вытеснялся.

Из этого мы можем заключить, что существуют определённые психологические свидетельства, что суть конфликта состоит в противостоянии инстинктов и того, что диктует нам социум. В результате из-за родительского воспитания происходит слепой отказ от признания необходимости должного и законного проявления инстинктов. Этот отказ от одной из сторон личности, является необоснованным и беспричинным. Это похоже на то, как если бы мы, восхищаясь красотой и видом лотоса, хотели бы не вспоминать о болотистом источнике, в котором растут корни этого растения. И тем самым мы разрезаем стебель, разъединив цветок с необходимым ему корнем. Это отрезание от стебля лотоса имеет свой аналог в человеческом уме, многие из нас отрезаны от наших корней. Это отрицание инстинктивной жизни, при котором сознательное существование, несмотря ни на что, имеет свои корни, и это настоятельное подавление является причиной определённой степени диссоциации. Это и есть разделение целостности и единства психики. Психопатия, если она достаточно интенсивна и длительна, вызывает симптомы самого различного рода: от недостатка жизненных сил, раздражительности, запора до целого ряда других физических и нервных расстройств.

Существует только один метод воздействия на подобную проблему. Нужно достаточно ясно осознать, что физические симптомы являются результатами внутреннего конфликта, конфликта между нуждами тела и самодостаточностью и трусостью ума. Это конфликт между необходимостью выражать эмоции и чувства и настоятельным стремлением эго отгородиться от уязвимой части своей природы, части, которая когда-то была подвергнута боли и травмирована. По мере честного признания существования конфликта, человеку следует стремиться вспомнить события его раннего детства, вынося на поверхность настолько много воспоминаний того периода, насколько это возможно, не испытывая ни стыда ни раскаяния от своих открытий. Человек понимает, что, будучи взрослым, в котором есть разумное понимание, природа его ума, столкнувшись с этими воспоминаниями, может рассеять инфантильные эмоции, связанные с ранним опытом, в которых он переживал стыд, чувство неполноценности или неуверенности. Таким способом он связывает ум и эмоции, избегая внутри себя неконтролируемой игры противоположностей. Он больше не отрицает их существование и не обесценивает эмоции. И это жизненно важный момент для понимания. Не следует отрицать или отказываться от чего-то бы то ни было, что существует, как реальный факт, нельзя потакать упрямому отказу признать и принять часть своей собственной природы. Как мы видим, отрицание любой функции самих себя ведёт к диссоциации, а позже приводит к нервным и физическим расстройствам.

Поворачиваясь лицом к факту, что в какой-то момент мы начали отрицать одну из сторон жизни, мы принимаем конфликт. Приняв его и сознавая, что, поскольку мы остаёмся людьми, эти конфликты неизбежно будут с нами. На нашей нынешней стадии эволюции они являются неотъемлемой частью человеческой природы, и нам никак не удастся их избежать. Но что может быть устранено, так это невежественное отношение к ним, которое так часто встречается. Для этих противоположностей две колонны храма их магические образы или прототипы отражают «те извечные силы, от которых зависит равновесие во вселенной. Те силы, примирение которых, является Ключом к Жизни, их разделение является злом и смертью». Таким образом, это является решением конфликта. Их нужно примирить.

Позвольте мне резюмировать. Нужно чётко распознавать конфликт. Необходимо точно проанализировать его природу, повернуться к ней лицом и принять её существование со всеми скрытыми смыслами.

Нужно стремиться вынести в сознание, насколько это позволяют возможности ума, все воспоминания детства. Словом, человеку следует пытаться проделать такую работу, которая в Буддистской системе называется Саммасати медитация, которая состоит в тщательном анализе воспоминаний. Идея, предложенная здесь, состоит не в том, что само по себе вспоминание является более ценным, чем какой-то другой метод. Но в результате того, что воспоминания выходят на поверхность, высвобождается огромное напряжение, накопленное в раннем детстве. Очень часто нервная сила, подавляясь в раннем детстве, оказывается запертой в тривиальных событиях, которые были забыты и похоронены в бессознательном. Но эта забывчивость не решает проблемы и ведёт к нервному истощению. В противоположность этому, она порождают то, что называется сопротивления, сопротивления потоку жизни и жизненной силе, которые идут от примитивных и жизненно важных слоёв бессознательного уровня.

«Что важно» (“What matters”) отмечает Георг Гроддек (Georg Groddeck), прекрасный немецкий врач-психолог, «не то, чтобы всё бессознательное сделать сознательным, а высвободить то, что находится запертым. И тем самым, подавленный материал чаще бывает погребённым в глубинах, вместо того, чтобы выйти в сознание…Что имеет решающее значение в успешном лечении, так это устранение сопротивления».

Начав с фактических событий этого дня, читатель продолжит выполнять это упражнение, размышления постепенно будут углубляться, пока, наконец, события и происшествия ранних дней не окажутся в свете осознания. Техника направлена главным образом на развитие способности ума вспоминать прошлое (думать в обратном направлении). Поначалу, показавшись сложной, медленно и постепенно по мере практики исследователь продвигается в искусстве вспоминания. Мы бесстрашно встречаем события памяти, без стыда и дискомфорта. Сопротивление потоку жизни, находящееся между различными уровнями сознания, устраняется, в результате чего физическое, душевное и духовное здоровье восстанавливается.

По мере того, как всплывают детские воспоминания, исследователь увидит сам, каким способом конфликт теперь беспокоит его, проявляясь во вне. Поскольку по определению невроз – это плохая приспособляемость психики к жизни, этот процесс вспоминания покажет ему, каким образом человеку не удалось должным образом соответствовать жизненным трудностям.

Сознавая это и тщательно понимая природу своего конфликта, он теперь должен стремиться игнорировать его. Ему следует принять более точное и позитивное отношение. Он должен развиваться в совершенно другом направлении. Однако, нужно помнить, и это важно, что игнорировать любой симптом конфликта, который проявляется в уме или теле, опасно, до тех пор, пока конфликт остаётся под вопросом, вы его не распознали и не приняли. Безусловное принятие почти всегда является разрешением конфликта. Любое другое отношение ведёт к избеганию.

Нужно не прибегать к механизму избегания, который так часто использует невротик. Это путь трусости. Повернуться лицом к конфликту это означает лишить его сокрушительной силы страха. Честность с самим собой приводит к катарсису. Кто-то обретает силы, чтобы с новым воодушевлением и большими возможностями встретить свою проблему совершенно по-другому и с большей практической пользой. Выявив конфликт, являющийся причиной запора, сам по себе симптом можно напрочь игнорировать, надеясь, что пищеварительный тракт по прошествии некоторого времени сам собой возобновит функционирование. Конфликт и борьба между двумя сторонами психики, связали узел, не давая организму функционировать должным образом. Незамедлительным результатом этого является препятствие в свободном движении нервной энергии в системе ум-тело, вызывая застой в той части системы, к которой имеют отношение или соответствия с факторами, задействованными в конфликте.

Традиционная оккультная теория, которая доступна нам сейчас, может быть чрезвычайно здесь полезна. По мере некоторого практического опыта мы можем легко обнаружить точную природу исходного конфликта, рассматривая те части организма, симптомы которых привлекают наше внимание. Например, рассмотрим человека, которого беспокоит воспаление почек. Одним из наиболее значительных разделов магической традиции является астрология. Согласно поздним теориям почки относятся к воздействию планеты Венера. Как мы знаем из мифологии, Венера – это божество, связанное с любовью, чувствами и эмоциями. Следовательно, мы бы предположили, что там, где любовь или эмоциональная жизнь человека обесценена или подавлена до такой степени, что, в конце концов, психика отказалась продолжать жить, будучи подавленной этим неврозом, некоторое проявление подобного нарушения может быть перемещено на область почек. Возможно, эта фрустрация была абсолютно разрушительной для психики, и, не исключено, что мы можем найти рак – симптом, за которым преимущественно стоит желание умереть, так называемый суицидальный комплекс, указывающий на нарушение целостности психики.

Вместе с тем мы можем продвинуться дальше. Мы могли бы узнать, где находилась болезнь – слева или справа, помня, что согласно каббалистическому определению Левая колонна – это сторона Милосердия, а Правая – это колонна Строгости. «Неуравновешенное милосердие – это слабость и постепенно уменьшающаяся сила воли. Несбалансированная строгость – это жёстокость и бесплодие ума».

Расспросы могли бы выявить факт, что поражённая левая почка была симптомом того, что человек боится жить полной жизнью. Или, с другой стороны, пытаясь это скомпенсировать, жил, полностью потворствуя себе. Проблемы с правой почкой являлись бы симптомами суровой и жёсткой репрессии, диктуемой принципами. В результате чего, вся эмоциональная жизнь была бы бесконечной чередой разочарований, вследствие этических норм, и подавленная чувственность (эрос) реагировала бы, проявляясь в теле, как острый нефрит или раковая опухоль.

Там, где есть проблемы с ногами, пациент не в состоянии стоять и вынужден находиться в кровати, некоторые исследователи психологии предложили бы следующие объяснения. Ноги – это мысли, на которых мы стоим, то, что даёт поддержку телу. В символизме, используемом бессознательным, и нам это должно быть понятно, деятельность бессознательного почти всегда исключительно осуществляется с помощью символов, инстинктивная жизнь является нашей психической поддержкой. Это то, на что мы склонны полагаться, это наша стабильность и основательность на протяжении жизни. Исходя из этого, следует ли, что наше понимание жизни становится ущербным? Очевидно, что у разных людей будут разные стандарты. Мы чрезмерно подавляем наши инстинкты до такой степени, в результате чего ощущение ненадёжности и тревоги становится невыносимым, и психика берёт реванш, не давая необходимой поддержки личности. Так наши болезни становятся нашими учителями. Когда наши опоры, неважно в результате чего, уничтожены, мы иногда хотим понять причины происхождения проблем. Когда мы честно задаём вопросы с искренним желанием познать себя, и нам удаётся преодолеть внутреннее сопротивление с помощью медитации или анализа, то можно не сомневаться, что в результате мы выздоровеем. Это означает, что исчезнут беспокоящие нас симптомы и вернётся нормальное функционирование.

Для устранения этих трудностей и практического решение вопроса нужно в первую очередь устранить страх на самом глубинном уровне, до которого только возможно добраться. Конечно, с более широкой перспективы, страх является неотъемлемой частью нашего бытия. Человек – такое слабое существо перед лицом земли, а природа так безгранична и опасна в своих проявлениях. Так как же может быть, чтобы страх не съедал каждого из нас изнутри? Но этот страх может быть и полезен, этот страх является началом мудрости. Эмоции, которые мы сейчас рассматриваем, являются патологическими: страх будущего, страх настоящего, бесполезная тревога о делах, которая ни чем не может помочь и что-либо изменить, или, по меньшей мере, дела изменятся так, что это обернётся для нас болью и печалью. С точки зрения духовного развития страхи, которые мы назвали, действуют как замораживание, они замедляют действия и свободный поток жизненной энергии, идущий изнутри. Человек, который боится совершать определённые действия, потому что они могут привести к неудаче, или боится успеха и будущего в целом, вряд ли сможет что-то довести до конца. «Страх – это провал, - гласит одно магическое изречение, - и предвестник неудачи. Следовательно, будь бесстрашен, ибо нет мужества в сердце труса».

Одним из наиболее интересных примеров в психотерапевтической работе со страхом, тревогой и избеганием в целом был способ лечения, предложенный Гроддеком. Он применял его, когда он был врачом, в определённых случаях расстройства пищеварения и нервной диспепсии, ещё до того, как он обратился к психологии. Одной из причин подобного нарушения в психологии считается тревога. Все мы знаем, какое влияние оказывают на процесс пищеварения плохие новости или беспокойство: от брожения пищи до потери аппетита. Но корень причины этой тревоги кроется не в нынешней проблеме, а в тревоге, корни которой находятся в раннем конфликте и делают ситуацию ещё хуже, проявляясь прямо сейчас и вызывая конфликт и тревогу. Лечение по методу Гроддека основано на гомеопатическом подходе: добавлять в питание именно такую пищу, которую раньше пациенту не подходила. Если яйца вызывали расстройство пищеварения, в диету будут включаться яйца до тех пор, пока, в конце концов, организм не прекратит избегать ассоциаций, которые связаны с яйцами. Проблемы с пищеварением через какое-то время исчезнут. Его идея состояла в том, чтобы заставить психику столкнуться со своими проблемами и принять их, вместо того, чтобы непрерывно уклоняться от них, избегать их видеть, сбрасывая их на тело. Безусловное принятие конфликта и ассоциаций, связанных с ним – это был первый шаг на пути к исцелению. Если описать суть техники в двух словах, она состоит в устранении механизма избегания. Целостность не может быть достигнута, если мы чего-то избегаем в жизни. Наградой такого отношения к жизни, при котором мы избегаем проблем и реальности происходящего, вероятно, будет терзающая боль вины и греха.

Подобный же метод может быть полезен и в других способах терапии. Среди них, например, можно упомянуть избавление от ночных кошмаров с помощью анализа. Ужас, который переживает спящий во время ночного кошмара, заставляет его проснуться в холодном поту, раздражённого учащённым сердцебиением и переживающим необъяснимое чувство нависшей катастрофы, что является причиной того или иного конфликта. Неосознанная причина этого конфликта может быть выявлена в содержании сна в течение продолжительного распроса, свободных ассоциаций и восстановительного анализа.

Но если сновидящего можно научить в состоянии бодрствования осознавать, что ночной кошмар является всего лишь проявлением внутреннего конфликта, тогда, можно считать, он проделал половину работы на пути к тому моменту, когда конфликт перестанет беспокоить его. Человек должен принять наличие этого нарушения, вместо того, чтобы пытаться избежать его, потому что избегание не является удовлетворительным решением психической проблемы.

Это открытие пришло к нам во время войны. Среди солдат, воевавших на фронте, были такие, которым не удавалось распознать очень очевидный факт, что война – это очень опасное занятие, и они постоянно находились в состоянии страха. Они не приняли этого, хотя страх сплошным потоком бушевал вокруг, и все инстинктивные импульсы были направлены на то, чтобы отгородится от поля сражения. Те, кто осознавал эти импульсы, но в тоже время видел, что бегство невозможно и через эту войну придётся пройти, в результате получили психические или духовные болезни. Это был такой бывалый тип, который пережил шок от разрыва снаряда, он испытывал ужасный страх, но хвастался, что он совсем не испугался, Шок от разрыва снаряда – это шок, пережитый нервной системой от ужасающего шума взрыва, на самом деле не имеет никакого отношения к их нынешней проблеме. Причина кроется в простом трусливом отказе столкнуться с конфликтом, бушующем в психике. И когда это стало так невыносимо, в сознании произошёл фактический раскол, таким образом, обнаружился пробел в памяти, осознании и в дееспособности.

С принятием идеи, что конфликты являются причиной ночных кошмаров, еле уловимые изменения постепенно вкрадываются в сны-кошмары. Далее приведён один пример и метод, с помощью которого можно с этим работать.

Женщина-пациентка часто видела сон, где она была подвешена на канате в комнате с потолками огромной высоты, примерно 15-20 метров. Этот канат висел на крючке, который находился в потолке, И от тяжести веса вокруг крючка постепенно осыпалась штукатурка. В любой момент крючок мог сорваться с потолка, и тело могло бы разбиться о землю. В этот критический момент сна женщина, не имея сил столкнуться со страхом разбиться на смерть об землю, просыпалась в безумном ужасе и с криками. В этом конкретном случае женщине дали совет помедитировать над этим сном перед тем как ложиться спать. Так как этот случай – типичный ночной кошмар, эту технику можно использовать достаточно широко. Предложение состояло в том, чтобы продлить медитацию до тех пор, пока не возникнет ночной кошмар, а потом наблюдать, что произойдёт, когда штукатурка окончательно осыплется, и крючок сорвётся с потолка.

Постоянное и глубокое размышление над темой сна перед засыпанием было способом, в результате которого подсознание сохраняло бдительность, даже в процессе фантазии. Тема медитации также способствует сознательному применению метода, помогающего преодолеть сопротивление. Позвольте катастрофе произойти и посмотрите, что будет. Когда фантазия дойдёт до точки кульминации, и в любой момент появится опасность разбиться насмерть об землю, проснитесь в поту от страха, а потом постепенно научите ум полностью отбрасывать сопротивление тому, чтобы упасть. С помощью подобных методов сопротивление и подавление растворяются, и страх устраняется из сознания.

Теперь нужно сказать несколько слов о подавлении (26) и способов его устранения. В результате прочтения популярной литературы, написанной на заре психоанализа, довольно много людей считают, что для устранения подавлений психология допускает использование неэтических и антиобщественных средств. Ничто более не может находиться так далеко от истины, как это утверждение. Подавление – это всегда бессознательный и автоматический процесс. Это способ, с помощью которого личность защищает себя от неприемлемых представлений, выталкивая их без участия сознания в тёмные и запрещённые области подсознания. Так как процесс этот начинается ещё в раннем детстве, к середине жизни подсознание забито огромным количеством подавленного материала, мыслями о родителях и родственниках, ассоциациями, связанными с окружающей средой, инфантильные убеждения и способы действий. С одной стороны подавление – это зрелый и здравый процесс. Он предполагает процесс сознательного выбора и устранения, при котором одна альтернатива подавляется в пользу другой.

Это же подавление, при котором идёт процесс неосознанного вытеснения чего-то из поля зрения, таит в себе опасность. Он опасен, потому что подавленные эмоции и чувства блокируют в подсознании память и силу. Идеи, ассоциирующиеся друг с другом, формируют определённые комплексы. Если ассоциации начинают будоражить подавленные воспоминания, происходит раскол одной части сознания за счет другой с последующей блокировкой энергии и жизненной силы, которые должны быть в распоряжении всей личности. Работа с подавлением происходит так же, как и с выше описанным внутренним конфликтом.

Нет никакой необходимости вести антиобщественный или порочный образ жизни, который ведёт к потворству своим желаниям или деградации, как думают многие люди. Чтобы жить, чувствуя себя свободным от подавлений, человеку не обязательно вести себя как «молодой человек в большом городе». Хотя, мы не говорим о том, что нужно сторониться разумного удовлетворения инстинктивных потребностей всеми возможными способами. Мы говорим о ясном понимании и принятии нашей многогранной человеческой личности, что ведёт к ослаблению защитных механизмов между сознанием и подсознанием и устранению сопротивления и подавления, и отказе от слепой жажды любых переживаний.

В подтверждение точки зрения, изложенной в этой главе, я осмысливаю аналитическую психологию как супругу древней системы магии. В рамках психологии удалось создать систему, которая может быть применена практически к любому человеку, у которого есть желание познакомиться с различными сторонами своей собственной личности. Возможно, первый раз в истории цивилизованной мысли появилась техника, которая имеет неоценимое значение для обычного человека. Она также неоценима для людей, изучающих магию и мистицизм, которые слишком часто пребывают в неясности по поводу того, чего они хотят достичь и сколько времени им на это понадобится. Изучение анализа, в первую очередь, показывает человеку, что невозможно продвигаться быстрее, чем твоё собственное подсознание позволит тебе это сделать. Это предотвратит попытки проломить ворота, иррациональный энтузиазм и желание быстрых результатов. Во-вторых, вследствие устранения ошибочных идей относительно себя, исчезнет фанатичная жажда воплощения желаний и бессмысленные мечты, человек получит более всестороннее понимание того, куда могут привести занятия магией и медитацией, и какой уровень достижений возможен для этого конкретного человека. В целом он будет гораздо меньше подвержен заблуждению и вероятности быть обманутым, потому что его тяга к магии не будет исходить из подсознательного желания избежать насущных проблем своего существования, с которыми он не в состоянии справиться должным образом.

Более того, человек осознает истинную степень своего собственного чувства неполноценности. Он больше не будет подвержен навязчивой необходимости быть чрезмерно агрессивным из-за воображаемого или патологического ощущения неполноценности. Осознав фундаментальное чувство неуверенности, которому подвержен любой мыслящий индивид, вследствие того, что место человека так незначительно в бескрайней вселенной, он не станет брать на вооружение экстремальные религиозные или научные понятия из, так называемых, духовных переживаний или лабораторных экспериментов, чтобы найти поддержку своего собственного желания найти нечто, что дало бы ощущение безопасности и надёжности.

Анализ является логическим предшественником духовных достижений и магических экспериментов. В систему анализа, несомненно, должна быть включена первая ступень обучения духовным практикам. Если это было бы возможно и если бы существовали бы магические школы, я был бы чрезвычайно удовлетворён, если бы перед изучением магии, человек проходил бы шести или двенадцати месячный курс воспоминательного анализа, который бы проводил подготовленный врач или аналитик, имеющий большой и глубокий опыт клинической работы. Магическим школам нужно открыть подразделение, занимающееся аналитической психологией, если их собственные системы могут стать известными в обществе и быть достойными внимания и патронажа. Предлагая достаточно длительные курсы обучения, подобные школы, будут способствовать тому, что, наконец-то, общественное мнение перестанет ассоциировать слово «опасный» с магией. Этот союз двух систем в любом случае будет способствовать тому, что к магии будут относиться с большим доверием, и её престиж поднимется.

Одно из важнейших препятствий для успеха в магии или любого рода достижения целесообразного результата в мистических науках, состоит в том, что психо-эмоциональная система рядового студента безнадёжно забита инфантильными и подростковыми пристрастиями, которые не были признаны таковыми. Эго подвержено экстремальному образу действия, И за каждым действием скрывается неосознанный призрак – страх. Именно подобные фантастические монстры, с которыми так эффективно работает аналитическая психология, являются теми нелепыми препятствиями, от которых неосознанно страдают студенты, изучающие магию

Связывая магию и анализ, нам нужно избежать западни, в которую так опрометчиво попали наши предшественники. Творение гения, религиозного и мистического толка, является вечной целью магии, и теперь она должна быть в пределах нашей досягаемости больше, чем когда-либо, и степень вероятности её достижения также должна стать выше.

Эти идеи упоминаются не для того, чтобы систематизировать объединение магии и психологии, которые будут здесь представлены, но в надежде, что это усилие приведёт к тому, что некоторые психологи, знакомые с магическими и мистическими техниками, попытаются поставить такую задачу. Человечество навеки останется благодарно тому, кому удастся достигнуть успеха в объединении этих двух систем. Подобный союз означает заключение брака между архаичным и современным, бессознательным и сознательным. Этот союз – предшественник рождения Золотого Цветка не для какого-то отдельного индивида, а для всего человечества в целом.

 

© Перевод: Анфиса Мелкумова

© Castalia.RU

© Thelema.RU