Обнаженная девушка с лицом шаманки и змей на Аркане Сила, которому, несмотря на кроулианскую направленность колоды, автор присвоил номер VIII, а не XI, больше похожи на скульптурную группу. Подобно тому, что мы наблюдали в первых Арканах, они могут представлять собой всего лишь ворота в Аркан, но не часть его самого.

Девушка-шаманка полупрозрачна – сквозь нее просвечивает более плотное тело змея. Они со змеем бесстрастно смотрят каждый в свою сторону. Кажется, будто борьба их закончилась давным-давно, придя к этой равновесной композиции. Полупрозрачная фигура девушки, окрашенная в желтый цвет, символизирует Воздух. Зеленое с красным тело змея – сочетание Земли и Огня. Сила духа и интеллекта уравновешивает силу плоти и страсти. Ни одно не подавляет другое. Интересно, что стихия Воды присутствует на изображении, но остается абсолютно нейтральной к взаимодействию других стихий. Даже кончик хвоста змея не касается водной глади, хотя еще миг – и он может оказаться там. Возможно, девушка и змей застыли всего лишь за секунду до объединения всех стихий. Если бы не установилось это равновесие, вода бы закипела и вышла из берегов – мир оказался бы нарушенным. Это может напоминать нам о том, что разум (Воздух) стоит на страже животных инстинктов (Земля/Огонь), не давая им слиться с эмоциями (Вода). Если такое произойдет, разум будет не в силах сдержать бурную реакцию, и если огня будет слишком много, может последовать взрыв. Этот мотив отсылает нас к VI Аркану «Влюбленные», где мужчина и женщина также удерживают огненный жезл над кубком с водой, не давая ему опуститься туда. Эмоции не должны смешиваться со страстями, не будучи подкреплены разумом - это может привести к утрате адекватности.

Фактически, Сила – это Аркан, представляющий собой Персону и Тень по Юнгу. Он учит, как управляться со своей Тенью. Это объясняет двойственность его энергии: с одной стороны внутренняя, тайная сила Тени (подсознание и коллективное бессознательное), с другой – явная сила Персоны, т.е. человеческого разума.

На дальнем плане Аркана простирается скальный ландшафт, сливающийся с корой деревьев. Над деревьями поднялась растущая луна, подсказывая, что достижение и удержание такого равновесия – это движение вперед, приводящее к росту нашего самосознания и обретению целостности.

Моделирование

Целью моделирования, направленного на себя, была задача научиться контролировать свои негативные эмоции, особенно в общении с бывшим партнером, который еще вызывал в моей душе массу разнообразных чувств.

Как раз в это время мой «кармический партнер» написал мне, что с большой степенью вероятности мы должны будем одновременно оказаться в одном присутственном месте, чего мне, по понятым причинам, совсем не хотелось. В данном случае как раз с точки зрения взаимодействий Персоны и Тени, моя Персона не была уверена в том, что сможет управиться с Тенью, поэтому я довольно долгое время избегала встреч.

Благодаря моделированию, я внутренне подготовилась к возможной встрече и избавилась от страха перед ней. Мне даже стало любопытно, чем кончится дело, но накануне вечером моя поездка неожиданно отменилась по независящим от меня причинам. Я думаю, что угроза встречи ушла, поскольку в результате перемен, произошедших внутри меня, необходимость в проработке негативных эмоций на границе реального контакта попросту отпала.

Сны

Сны были яркими и очень необычными. В одном из таких снов где-то в горах Средней Азии горбуны-кентавры (что были чем-то вроде особой касты) держат лавочку, в которой варят хаш. Хаш этот непростой: ритуал его утреннего поедания, которому они специально обучают, несет в себе некий сакральный смысл. Помню, что хаш был очень вкусным, особенно когда кентавр его подсолил и дал к нему стопку водки. Сам кентавр был очень сексуальным, дружелюбным и каким-то цельным, гармоничным.

Сейчас я думаю, что образ получеловека-полуживотного кентавра очень хорошо иллюстрирует образ Силы. Достаточно вспомнить мудрого и доброго кентавра Хирона, который, согласно древнегреческой мифологии, стал учителем многих героев (Ахилла, Ясона, Диоскуров, Орфея), обладал бессмертием и отдал его Прометею.

Был еще один странный сон: разговор с самой собой в возрасте лет полутора. Маленькая девочка с некрасиво обрезанными кудрями, перевязанными неким подобием банта, в каких-то серо-коричневых теплых штанах и кофточке с юбочкой поверх, в матерчатых тапочках стояла в большом танцевальном зале напротив зеркальной стены, глядя на свое отражение. Мне стало жаль девочку (по сути, своего внутреннего ребенка), и я подошла к ней. У девочки был надутый вид, она дичилась и плохо шла на контакт, но я расспрашивала ее и уговаривала, стараясь обнять.

Девочка, наконец, оттаяла, но при этом стала еще несчастнее: заплакала, сказав, что у нее болят ее новые глазки, при этом на глазах у нее выступили слезы цвета травяного отвара. Обнимая и целуя ее в макушку, я уговорила девочку лечь в кровать. Девочка послушалась, но в кровати опять начала плакать.

Глядя на то, как она засыпает, я испытывала к ней безмерную жалость и нежность. Я физически ощущала, как она беззащитна и одинока, и как ей недостает теплоты и принятия, и подумала, какой путь к внутреннему счастью и гармонии мне удалось проделать за это время. Никогда до этого мне не приходило в голову задуматься, как, несмотря на внешние достижения, живется маленькой девочке внутри меня.

Но на то и сон, чтобы увидеть в себе больше, чем кажется.

Ed. 19.10.15

 

© Hipparion

© Thelema.RU