Билл Хайдрик.

 

Этот стан твой похож на пальму, и груди твои на виноградные кисти.
Подумал я: влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви ее;
И груди твои были бы вместо кистей винограда,
И запах от ноздрей твоих, как от яблоков;
Уста твои как отличное вино.
Оно течет прямо к другу моему,
Услаждает уста утомленных»

(Песнь Песней Соломона 7:7-10)

 

НОЛЬ

У всего на свете — одно начало и один конец. Конец — это и есть начало. Я пришел в этот мир 9 августа 1943 года e.v. и прожил много жизней с тех пор, как родился. Одни из них были радостны, другие несли в себе горькую боль невинности, иные ослепляли гневом, а еще иные были наполнены нежностью любви. Я научился ненавидеть. В ненависти я не нашел никого, кого можно было бы ненавидеть, кроме самого себя. Ненависть оказалась достаточно сильна, чтобы научить меня любви, — а любви понадобилось совсем немного, чтобы изгнать ненависть навсегда. Ныне любовь растет неостановимо, стремясь к Хесед и к тому, что превыше всякой любви и ненависти, но между тем всегда исполнено любви и всегда навлекает на себя ненависть. У него нет ни конца, ни начала, но оно подобно и тому, и другому. Испейте полной мерой от этих раздумий и узнайте себя во мне. Мы едины — вы и я; и в нашем единстве мы сможем превзойти все и достичь того великого безмолвия, которое одновременно есть и Все, и Ничто. Истина настолько очевидна, что может вовеки оставаться тайной.

Давайте поклянемся никогда друг друга не обманывать и никогда не скрывать друг от друга растущих в нас мыслей. На свете много тайных лож, сокрытых в своих потаенных мыслях. Но знать предание и поведать его другим — не значит умереть, а такие ложи всегда умирают вместе со своими создателями. Настоящие тайны сами хранят себя до тех пор, пока мы терпением и лаской не введем их в свою душу, как возлюбленных. У этих мистерий нет иного мастера, кроме господина нашего сокровеннейшего «Я». Так давайте же вместе принесем этот обет, братья и сестры! Поклянемся делиться светом, который приходит к каждому из нас, со всеми, кто открыт для него!

Никакой ревнивый бог и никакой коварный дьявол не смогли бы мучить нас так, как мы сами. Но за этими бессмысленными и гротескнутыми масками сокрыты таинства великой красоты. Эти маски были созданы людьми, просветленными лишь наполовину, отказавшимися сделать следующий шаг на пути. И они по-прежнему скалятся на нас, как выбеленные временем черепа, пытаясь запугать детей и навязать им ложную зрелость, которая в действительности есть не что иное, как окостенение. Муки зла и грех существуют лишь в силу тайного сговора полуспящих лжецов, обманывающих в первую очередь самих себя. Нет истины, кроме Истины — той самой, к которой мы стремимся всю свою жизнь. Просветление — это не знание истины: это постоянное и непрерывное развитие, устремленное к тому вневременному совершеннству, что превыше совершенства каждого данного мига.

Давайте свяжем себя еще одной клятвой. Говорите что угодно, можете даже судить друг о друге; но пусть ваши суждения выражаются в мягких словах, которые вы сможете забыть тотчас же, как только произнесете. Давайте не будем сравнивать уровни духовного развития. Давайте делиться друг с другом своими деяниями и радостями, своими бедами и устремлениями, но не будем утверждать: «Я достиг большего, чем другой». Но также не будем заявлять и обратного: «Я не столь совершенен, как мой брат». Это простодушие низменного толка. Давайте руководствоваться иным, светлым простодушием и не будем проводить никаких неприятных сравнений. В действительности никто по-настоящему не знает, кто пред отверстым Оком Бога стоит выше, а кто — ниже. Сравнения необходимы в мирских делах, но с точки зрения Великой Работы они ничего не значат.

И все же эксперименты и исследования, которые мы проводим, могут помочь другим людям познать себя. Поэтому давайте делиться ими по мере возможности. Наш Орден — это великое братство, не признающее никаких границ и правителей. Это орден Сущностей, а мы — члены единой ложи, ложи Человечества. Нет ордена более высокого, и нет ложи, более правомочной, чем эта.

Итак, вот мои эксперименты с методом, который называется «Древо Жизни».

МАЛКУТ

Десятая сефира

Когда я родился, мои родители дали мне имя, которое я ношу в этом мире. Это мое имя на плане Малкут: Уильям Эммет Хайдрик. На протяжении многих циклов опыта я хранил это имя и использовал его в этом мире. Мои друзья (а иногда и враги) давали мне другие имена. Но все это были имена Малкут, и все они обладали магической способностью увеличивать или уменьшать мои возможности в этом мире. Имя, данное мне при рождении, связывает меня с законами места, в котором я живу, и позволяет мне действовать в рамках окружающего меня общества. Мои дружеские прозвища свидетельствуют о моих связях с другими людьми, обитающими в этом месте, — о связях, сложившихся на основе любви. Обидные клички, которые дают мне враги, напоминают о работе, которую мне надлежит исполнить в этом месте.

Всю свою жизнь от рождения и вплоть до настоящего момента я провел в Малкут. Рождение — это посвящение в Малкут. Смерть — отделение от Малкут. Я буду обитать в Малкут до тех пор, пока смерть не перенесет меня в какое-то другое место. Правда, и то другое место станет для меня очередным опытом существования в Малкут. Но это вовсе не означает, что я никогда не выйду за пределы Малкут. Я всегда существую на всех десяти уровнях Древа Жизни. То, что называем самосознанием, может переноситься в любую из этих областей. Неторопливый рост нашего сознания, при котором оно поднимается от низшего к высшему, ни на мгновение не теряя связи с низшим и не отказываясь от устремления к высшему, — это и есть восхождение по Древу Жизни.

О возможности такого восхождения я впервые узнал в апреле 1970. Повесть моей жизни до этого времени слишком длинна, чтобы изложить ее здесь целиком, но я приведу одну запись из своего дневника:

«19 февраля 1970 года e.v.

Моя религия — не христианство, не буддизм и не что-нибудь еще в этом роде. Законы моей религии не записаны в книгах и не провозглашены никаким духовным вождем. Они запечатлены во всем, что когда-либо было написано человеком. Они выражаются в каждом человеческом слове, в голосе каждого зверя, в ветре, шумящем в кронах деревьев и дующем из-за углов. Их можно ощутить в самой ткани проявлений Всеобщего Бытия — всех без исключения. В сущности, Бог для меня и есть Бытие».

Таковы были мои представления в то время — и они остаются такими же по сей день. Они только стали глубже и крепче, но в основе своей не изменились ни на йоту.

В апреле того года мне приснился сон, и именно этот сон вытолкнул меня на путь Тав, тридцать второй путь Древа Жизни, ведущий от физического мира Малкут к Йесод, миру сновидящего сознания. Не стану пересказывать этот сон полностью, потому что он слишком длинный, но некоторое представление о нем дадут выдержки из моего дневника от 17 апреля 1970 года e.v.:

«Я находился в этом мире, но знал, что существует и другой. Один мой друг исчез, войдя в этот другой мир. Я последовал за ним и встретил что-то вроде кочевого племени. Это племя было частью расы, над которой господствовала другая раса (как в «Источнике миров» Каттнера или в одном припомнившемся мне эпизоде из «Звездного пути»). <...> Старейшина племени успокоил меня и приложил тонкую змею к моим суставам, сказав, что укус змеи не причинит вреда, а наоборот, только поможет. Затем мы с двумя другими членами племени изображали какое-то четвероногое животное, и я как бы видел себя со стороны.

<…> мы ехали на старых автомобилях и, кажется, боялись, что нас обнаружат. Когда наша колонна добралась до входа в пещерный город, принадлежавший расе господ, мы спрятали все машины в огромной глубокой траншее у дороги. Я в одиночку перенес машину, в которой приехал, <...> в траншею, и подивился своей силе. <...> Несколько наших подошли к каменной насыпи. За ней скрывался лифт, с помощью которого можно было попасть в город. <…> Я вошел в лифт с одним-единственным членом племени. На дальней стенке лифта был сложный перечень инструкций, какая-то панель управления с кнопками, прямоугольный экран, как у цветного телевизора, и маленькое окошко, в котором появлялись по одному очень жестко сформулированные вопросы. Я начал было читать инструкции, но оставил это занятие. Я нажал на кнопку, и, должно быть, механизм заработал. По телевизору начали показывать сцены перестрелки с партизанами, а в окошке стали появляться вопросы; я не придал значения ни тому, ни другому <…>.

Лифт остановился и открылся. Мой спутник вышел, а я увидел второй лифт, который, как я знал, отправлялся туда, откуда отошел первый. Я придержал дверь во второй лифт, чтобы она не закрылась, и спросил, туда ли мы должны идти или же по коридору слева от лифта. Мой спутник не ответил, и я все же отпустил дверь и двинулся по коридору. Тот вывел меня в широкий трансепт, где как раз проходили мимо несколько человек в коричневой униформе с оранжевой шнуровкой. (Это указывало на опасность отклониться от пути Тав на путь Шин, который соединяет Малкут и Ход. Коричневый цвет соответствует Малкут, а оранжевый — Ход. Внешнее единообразие встреченных людей соответствует рационализму пути Шин.) <…> Люди прошли, а мы двинулись к другому проходу, который вывел нас в какой-то вестибюль. [По широким ступеням шла какая-то благообразная пара; они упали <…> но я помог им подняться <…>] . Кажется, мы находились на самом высоком ярусе города, полного башен и садов. Я увидел ясное голубое небо, хотя мы находились под землей. Я немного прошелся вокруг <…> поднялся по небольшой лестнице и вышел на открытую веранду. Я прошел мимо овальной клумбы, на которой росло что-то вроде невысокого <…> старого, серого, сучковатого дерева, ствол которого был почти неразличим в зеленой листве. Я подошел ко второму овалу, очень похожему на первый, но на его дереве была длинная сломанная ветвь, похожая, скорее, на щупальце осьминога. Меня посетило видение, как эта ветвь хватает моего спутника за голову и крушит ее. Я ударил по надломленному концу ветви, но она не поддалась — я лишь немного ушиб руку. Тогда я ухватился за конец ветви одной рукой и сломал ее, как гнилую деревяшку. Два больших куска дерева упало на веранду. Уже развернувшись и собираясь уйти, я услышал голоc, произнесший очень отчетливо: “Возьми с собой мясо этого алмазного дерева! Это пища. В ней нет костей»…

Это далеко не все, но этого достаточно, чтобы уловить общий смысл. Когда мне приснился этот сон, я уже кое-что знал о схеме Древа Жизни — вполне достаточно, чтобы истолковать свой сон в понятиях этой схемы. Когда хорошо понимаешь, как она устроена, это совсем несложно: сон без труда укладывался в эти категории.

Мало-помалу я продолжал расти и сталкиваться со многими другими подобными, а подчас и более причудливыми явлениями

В сентябре того же года я изучил Малый ритуал Пентаграммы по книгам людей, которые так или иначе были связаны с Орденом Золотой Зари — оккультной организацией, основанной в 1880-х. Орден Золотой Зари прекратил свое существование, но затем снова был возрожден. С его учением и его наследниками связаны наиболее активные и действенные направления современного оккультизма. Алистер Кроули, Пол Фостер Кейс, Дион Форчун, Израэль Регарди и многие другие почерпнули немало теоретических знаний и практических методов из системы Золотой Зари. Я же в своей работе во многом опираюсь на работу, проделанную этими людьми.

Ритуал Пентаграммы стал первым формальным магическим ритуалом, который я освоил, если не считать магических ритуалов католицизма, моей прежней религии. Малый ритуал Пентаграммы тренирует ум и тело, помогая им овладеть основными методами церемониальной магии. Подробное описание этого ритуала и некоторые связанные с ним материалы я поместил в приложении к этой книге. Каждый, кто желает повторить мои эксперименты, может использовать этот ритуал в том виде, в котором он приведен в приложении, либо обратиться к другим его версиям, которые содержатся в перечисленных там же книгах. Ритуал Пентаграммы выполняет двоякую функцию. Его можно использовать как для изгнания, так и для призывания той или иной стихийной силы. Вначале этот ритуал отрабатывают с изгоняющей пентаграммой Земли. Затем вводятся призывающая пентаграмма Земли и пентаграммы других стихий. Изгоняющая форма ритуала служит для освобождения от отвлекающих факторов и навязчивых мыслей и для подготовки к другой магической работе. Призывающая форма предназначена для призвания той или иной стихийной силы, необходимой для магии и медитации. Пентаграмма Земли может отсылать прочь или, напротив, притягивать людей и вещи. Пентаграмма Воды рассеивает или, наоборот, собирает эмоции. Пентаграмма Воздуха рассеивает или сосредоточивает жизненные силы. Пентаграмма Огня рассеивает или концентрирует мысль. Помимо перечисленных атрибутаций, с этими пентаграммами соотносятся и другие качества стихий. Например, пентаграмма Огня может порождать как физический огонь, так и пламенность мысли. Изучить этот ритуал и усердно практиковать его — значит, сделать первый шаг на пути мага.

Кроме того, пентаграммы соотносятся и с Древом Жизни. Пентаграмма Земли соответствует числу 10, которое называется «Малкут» — «Царство». Воздушная пентаграмма — сефире Йесод («Основание»), число которой — 9. Пентаграмма Воды особенно тесно связана с сефирой Ход («Великолепие», число 8). Пентаграмма Огня обладает особой силой в Нецах («Победа через стойкость», число 7). С пентаграммы Земли целесообразно начинать именно потому, что она соотносится с Малкут и физическим миром. Управлять действием других пентаграмм не так уж просто, пока сознание не пробудилось в соответствующих им сефирот (Йесод — осознание сновидений и фантазий; Ход — рациональное и эмпирическое осознание; Нецах — осознание эмоций и чувств). Я начал всерьез практиковать этот ритуал вскоре после того, как изучил его в теории. Отчеты о своих первых экспериментах я записывал в дневнике:

«Я проделал следующее (2:30 – 3:30 ночи):

Один малый ритуал изгоняющей пентаграммы.
Один малый ритуал призывающей пентаграммы.
Медитация за рабочим столом.

Ясных образов нет, но весьма ощутимое чувство сильного сосредоточения. Когда я открыл глаза, явились видения пламенеющих облаков, испарений и т.п. Основное направление движения — подъем среди этих облаков со скоростью примерно 1 – 1,5 дюймов в секунду. Казалось, источник этого движения — где-то в области передо мной и у меня в руках, а также в солнечном сплетении. Общие эффекты после окончания работы: улучшение зрения и т.д. Попытался вернуть Астральное Тело в физическое — в результате очень быстро переключился на восприятие физического плана. Отчетливого отделения или проявления Астрального Тела не было».

Позднее в тот же день я позволил себе немного пофилософствовать — что отчасти может объясняется воздействием проведенного ритуала:

«Тому, кто слишком рано начинает говорить о мире как о “Майе”, или иллюзии, не следовало бы так торопиться. Весь мир, доступный нашим чувствам, зачастую и впрямь иллюзорен; но это не значит, что его не существует. Если я попытаюсь перейти дорогу перед быстро движущейся машиной, кое-что со мной все же случится. Муха, разумеется, не видит мухобойки и не ощущает ее удара так же, как человек ощущает удар о корпус автомобиля, однако в обоих случаях результат один — смерть. Где бы ни находилась ваша душа, но если она не может защитить тело от увечий, то устоять перед этой машиной у вас не больше шансов, чем у мухи — перед мухобойкой. Нет сомнения, что смерть — не такая уж простая штука, какой она кажется на физическом плане, но это не значит, что ее не существует. Раны и боль возникают вне зависимости от того, обращаем мы на них внимание или нет. Явления иллюзорны, но за каждой маской есть лицо. В этом и заключается цель мистика или искателя запредельного знания: снимать маски с многочисленных лиц реальности, не отрицая того, что существует некая реальность, связанная с явлениями. Просто снимая одну маску за другой, мы рано или поздно достигаем такой точки восприятия, в которой начинается казаться, что все лица одинаковы — или же никаких лиц вообще нет. Последнее — плод величайшего из всех заблуждений: отрицания своего собственного существования. Первое — материал для получения удовольствия или для медитации; но подобное ощущение говорит не о том, что мы добрались до конца своих размышлений, а, напротив, о том, что настало время начать все с начала и снова приступить к снятию масок.

Не следует забывать, что осознание Единства Всего Сущего на поверку нередко оказывается лишь часто является лишь отрицанием Разнообразия Множества — и не более того. Это всего лишь ментальная операция, а не результат созерцания. Она не имеет ничего общего с медитативным состоянием, в котором противоречие единства и множества преодолевается по-настоящему и все вещи одновременно воспринимаются как пребывающие везде».

Я пришел к выводу, что философские идеи такого рода порождаются неким высшим состоянием сознания.

Это не продукты размышлений, а своего рода сообщения. Некая часть меня что-то знает — и пользуется всеми доступными ей средствами, чтобы сообщить это знание остальным частям моего «я». Такие сообщения могут приходить через сны, через события физического мира или, как в данном случае, в виде философских рассуждений. По прошествии долгого времени характер этих сообщений изменился. Я обнаружил, что пишу для себя указания, не вполне осознавая, что и зачем я делаю. Послания такого рода иногда описывали как свидетельства «Познания и Собеседования со Священным Ангелом-Хранителем». Другие подразумевают этот же опыт, говоря о «Звездном Демоне, обитающем внутри человека». Философское послание, которое я привел выше, помогло мне лучше понять Малкут в ее взаимосвязях с другими состояниями сознания.

(продолжение следует)

 

© Перевод Frater Darchiel 2008

© Редактор Анна Блейз 2008

© Thelema.RU