Ганс Нинцель.

 

Алхимия

 

Интерес к алхимии пробуждается вновь. Еще несколько лет назад само это слово казалось неуместным для светской беседы, но сейчас время от времени уже стали появляться статьи и книги, посвященные этому предмету. Более того, алхимию даже преподают в некоторых университетах. Соответственно, настало время изложить ее основные принципы и объяснить, что собой представляет и откуда произошла алхимия, а также, по-видимому, уточнить, чем она не является. Эта Священная Наука настолько важна — и в наши дни, пожалуй, оказывается даже важнее, чем в прошлом, — что некоторые дополнительные сведения об этом, на первый взгляд, слишком сложном и старомодном предмете, пойдут на пользу многим и многим читателям. Начнем с распространенного представления, гласящего, что алхимики — это те, кто превращает свинец в золото. В этом определении есть известная доля истины, однако оно далеко не исчерпывающее. Что же может быть ценнее золота? Если вы задаете этот вопрос, значит, алхимия вам действительно необходима.

Прежде всего, алхимики, как современные, так и средневековые, исповедуют определенный символ веры. Их цель — облегчать страдания других людей. Страдания и физические, и духовные. Один из методов достижения этой цели — изготовление лекарств, способствующих развитию человека в обоих мирах. Речь идет о создании такого лекарства, или «эликсира», которое обладает двояким эффектом: с одной стороны, употребление лекарства, приготовленного алхимическим способом, помогает от телесных недугов, а с другой — очищает организм от шлаков, мешающих воспринимать тонкие вибрации. При том что алхимия, несомненно, представляет собой попытку продемонстрировать с физической точки зрения, экспериментальным образом и на материальном плане, истинность определенных философских воззрений на природу Вселенной, ее конечная цель заключается в совершенствовании объектов ее воздействия. Одним из таких объектов является сам человек.

Если попытаться определить алхимию одним словом, то это будет слово «эволюция». Его, в свою очередь, можно расценивать как синоним «трансмутации», хотя последний термин описывает скорее некое мгновенное и однократное действие. Под эволюцией мы понимаем, как правило, постепенный переход того или иного предмета из низменного, грубого состояния в более утонченное и возвышенное. Сразу же приходит на ум старинная аналогия, относящаяся к царству минералов: превращение свинца в золото. Однако принцип этот распространяется и на царство животных, и на человека. Иными словами, примитивный, эгоцентричный, невежественный человек может превратиться в благородного, любящего и сосредоточенного на Боге. Он может стать более духовным. С этим, я полагаю, согласятся все, — и более того, многие из нас в глубине души жаждут такой эволюции, такой трансмутации. Возможно, мы не рассуждаем о ней в алхимических терминах, но кто из нас не испытывал в своей жизни этой потребности сбросить грубые внешние одеяния и стать более духовным, приблизиться к своему Создателю? Эта трансмутация, эта эволюция и есть цель алхимии. Однако алхимик идет еще на шаг дальше и утверждает, что эволюционирует ВСЕ СУЩЕЕ. Не только человек, но все творения во всех царствах природы. Развиваются деревья и травы, развиваются собаки и кошки, развиваются камни и металлы, и вся наша планета восходит по ступеням эволюции. Земля стремится стать просветленной, подобно Солнцу.

Эта, на первый взгляд, удивительная концепция и есть основной принцип алхимии. Алхимики, среди прочего, утверждают, что все низменные существа постепенно возвышаются и облагораживаются. Человек из грубой, звероподобной твари превращается в прекрасное и безгрешное создание. Металлы из низших форм, таких как свинец, переходят в более благородную форму золота. Чтобы свершилась эта трансмутация или эволюция, не надо предпринимать ничего. Медленно, но уверенно ВСЕ СУЩЕЕ рано или поздно поднимется на высшую ступень эволюционной лестницы. Все мы — словно частицы гигантской восходящей спирали. И эта спираль медленно увлекает нас «на небеса». Даже если предоставить этот эволюционный процесс самому себе, не торопя его и не ставя на его пути препятствий, все равно в один прекрасный день все сущее достигнет конечной цели — полного духовного развития. Однако благодаря алхимическим операциям развитие может совершаться быстрее. Иными словами, человек способен по своей воле ускорить цикл эволюции для себя самого и для других созданий — созданий, которые сами не могут повлиять на собственный духовный рост.

С другой стороны, поскольку Бог наделил человека свободой воли, люди с таким же успехом могут замедлять свою эволюцию. Оглядываясь вокруг, мы порой задаемся вопросом, не превратился ли эволюционный процесс в деградацию. НЕТ, ничего подобного, — хотя некоторые люди предпочитают погрязнуть в болоте материальности, из которого другие так стремятся вырваться. Цель алхимии можно сформулировать и по-другому: повысить уровень вибраций как самого человека, практикующего алхимию, так и объектов, с которыми он работает. Таковыми объектами могут быть, например, лекарства или минеральные соединения. К вопросу о том, каким образом алхимия помогает быстрее приблизиться к Божественному состоянию, мы вернемся позднее, а сейчас рассмотрим вкратце историю алхимической науки.

Составив представление об истоках алхимии, мы заложим прочную основу, на которую в дальнейшем лягут другие идеи и сведения. Обращаясь к прошлому, мы обнаруживаем, что в Египте золотых дел мастера существовали уже около 3000 года до н.э., а в Древнем Шумере — около 3500 года до н.э. В Индии и Китае в те далекие времена (как, разумеется, и сегодня) золото считалось магическим лекарством. Алхимические представления возникли в Китае еще в V веке до н.э. Китайская алхимия тесно связана с религиозно-философской системой даосизма. Ее последователи верили, что нефрит, жемчуг и киноварь способны излечивать болезни и даже продлевать жизнь. Эти убеждения были заимствованы древнегреческими алхимиками и впоследствии распространились по всей Европе, а затем и во всем  западном мире. Алхимия процветала в Александрии IV—VII вв. н.э. Как и представители других культур, древние греки внесли свой вклад в развитие алхимии, дополнив древний свод знаний собственными идеями и методами.

Где именно зародилась алхимия, неизвестно. Самая правдоподобная гипотеза заключается в том, что основоположниками этого искусства — в том виде, в каком оно дошло до наших дней, — были древние египтяне, сведущие в химии и находившие ей практическое применение в металлургии, в окраске стекла и тканей. Египет был известен под названием «ХЕМ» — «темная земля». Соответственно, слово «Ал-Хем» по-арабски означало «отец темной земли», а в западных языках оно приобрело форму «Ал-Химия»[1]. Далее, сохранился корпус текстов, в которых отцом алхимии объявляется Гермес Трисмегист. Гермес — греческий бог, аналогичный по функциям египетскому Тоту, божеству с головой ибиса. В книге Добермана «Творцы золота» выдвигается предположение, что алхимия зародилась на острове Атлантида. Когда в результате природного катаклизма Атлантида затонула, некоторым ее обитателям удалось спастись, и они расселились в дельтах Евфрата и Инда, на северном побережье Аравийского моря и далее в глубь континента, вплоть до Персидского залива. Эти люди, высокие и черноволосые, в конце концов смешались с ближневосточными племенами. Древним евреям они были известны под именем шумеров. Они умели работать с оловом, золотом, серебром, медью, свинцом, сурьмой и железом. Сплав олова и меди давал бронзу, столь широко распространенную у шумеров и племен, населявших бассейн Инда. При раскопках там были найдены свинцовые кубки, железные кинжалы и сосуд, изготовленный из чистой сурьмы. Впоследствии шумеры направились в земли, известные ныне как Египет, и принесли с собой свои ремесла и знания. Таким образом, именно от шумеров древние египтяне восприняли таинственное искусство алхимии.

Но каково бы ни было в действительности ее происхождение, главные принципы алхимии одинаковы у всех знакомых с нею культур. Один из таких принципов, лежащий в основе всей алхимии, — концепция четырех первоэлементов, или стихий. В Китае выделялось пять стихий, но принцип соблюдался тот же. Философскую разработку представлений о четырех стихиях традиционно приписывают Аристотелю, постулировавшему существование четырех основных «качеств», присущих всем предметам. Это теплота и влажность и их противоположности — холод и сухость. С этими «качествами» связали символическое значение четырех материальных стихий — огня, воздуха, воды и земли. Полагали, что каждая из этих стихий происходит от определенного сочетания указанных четырех свойств. Следует отметить, что графический символ огня представляет собой перевернутый символ воды. Символ воздуха выглядит как символ огня, пересеченный чертой. Совместив полярные противоположности с их взаимодополняющими парами свойств, мы получим еще один известный символ — звезду Соломона, гексаграмму. Она олицетворяет единство противоположностей.

Четыре качества, символически представленные через стихии, связывались с определенными физическими явлениями. Так, стихия Огня ассоциировался с теплом, или тепловым излучением, стихия Воздуха — с газами, стихия Воды — со всеми жидкостями, а стихия Земли — со всеми твердыми веществами. Соответственно, считалось, что все предметы состоят из этих четырех стихий, соединенных в различных пропорциях. Отсюда возникло представление, что любой предмет можно преобразовать в другой, попросту изменив соотношения между составляющими его стихиями. С этой идеей была связана концепция первоматерии («Prima Materia») — первозданного вещества, основного строительного материала природы. Это некая изначальная субстанция, из которой возникли все остальные вещества. И, как полагали, любое вещество можно свести обратно к этому наименьшему общему знаменателю всех веществ — к первоматерии. От этих представлений оставался всего один шаг до гипотезы, что какой-нибудь «низкий» металл, тот же свинец, можно свести к первоматерии, а затем, добавив требуемые стихии в нужных пропорции, преобразовать его в другое вещество — хоть то же золото. Первоматерия упоминается в древнеиндийских текстах  под названием «мулапракрити». В китайской алхимии она обозначается термином «тай-ци». С течением времени эти исходные, простейшие алхимические теории развивались и совершенствовались, порождая новые идеи, живущие и по сей день. Так, было сформулировано положение, согласно которому все вещи состоят из трех основных компонентов, или «начал». В индийских текстах эти три начала фигурируют под названием «три гуны», а у алхимиков — как «сера», «соль» и «ртуть» («меркурий»). Древние алхимики облекали свое учение в загадочные символические и мифологические образы, стремясь оградить знания от непосвященных. Алхимическая Сера — это вовсе не обычная сера; Соль не имеет ничего общего с поваренной солью (хлоридом натрия); и Ртуть-Меркурий — отнюдь не то самое вещество, которым наполняют градусники. Между тремя алхимическими началами и одноименными веществами можно лишь провести некую аналогию, но не более того. Путаница с этими терминами стала причиной ослепления (и в прямом, и в переносном смысле) многих подающих надежды алхимиков. Интересно, что одно из трех начал, Ртуть, вновь включилось в систему четырех стихий и было отождествлено с «квинтэссенцией» — пятым элементом (не следует смешивать эту систему с принятой в китайской алхимии, где также выделялось пять стихий, но иных: вода, огонь, дерево, металл и почва). Квинтэссенция же, в свою очередь, и есть первоматерия, тай-ци. Именно это ЕДИНСТВО, это ЕДИНОЕ породило закон противоположностей. Это «ЕДИНОЕ» и есть Господь, Бог, Все Сущее.

В китайской алхимии закон противоположностей выразился в форме представления об инь и ян: женском и мужском началах, отрицательном и положительном, пассивном и активном, воспринимающем и действующем. Инь и ян связывались также с луной и солнцем соответственно, а пять стихий — с планетами: Вода — с Меркурием, Огонь — с Марсом, Дерево — с Юпитером, Металл — с Венерой, Почва — с Сатурном. Идея инь и ян — пары взаимодополняющих противоположностей — присутствует во многих религиозно-философских и алхимических системах. Это Исида и Осирис древнеегипетской мифологии, Ртуть и Сера алхимии, понятия горячего и холодного, добра и зла, любви и ненависти, и т.д., и т.п. В современных «алхимических кругах» принята максима, объединяющая все эти идеи. Она формулируется так: «Единое стало двумя по закону противоположностей, проявленном в трех началах, содержащихся в четырех стихиях, в которых обнаружится квинтэссенция, состоящая не из четырех, но из одного и трех».

Принцип Серы — принцип горения. Сера придает окраску предметам; растениям она дает запах. Арабский алхимик Гебер[2] называл серу «жирностью». Алхимики связывали с серой принцип души, сознания. «Тинктуре» она придает силу. В животных она исполняет функцию коагуляции (свертывания), сосредоточивая жизненную силу. Это горячее, активное, мужское начало; его цвет — красный; его символ — солнце. Она ассоциируется с Золотом. Жизненная сила, или «прана», — это Ртуть-Меркурий. Женское, иньское начало, Ртуть наделяет золото блеском, подобно тому как Сера придает ему цвет. Ртуть обеспечивает ковкость и плавкость золота. Ртуть — это Дух, «вода мудрецов», первоматерия, луна, семя всего сущего. В телесных формах Сера проявляется как маслянистое вещество, а Ртуть — как летучая жидкость. В растительном мире носителем жизненной силы — Ртути — выступает алкоголь, Сера же проявляется как содержащиеся в растениях эфирные масла. И, наконец, Соль олицетворяет телесное начало всей материи. Это основополагающий принцип устойчивости и плотности. Она обеспечивает сопротивляемость огню. В растительном мире Соль — это пепел сожженного растения, серовато-белое «соленое» вещество. Соль представляет собой среду, в которой могут соединиться Сера и Ртуть.

«Химическая свадьба» Серы и Ртути совершается благодаря каталитическому действию Соли, переводящей оба эти начала в земное состояние. К этому соединению противоположностей, бракосочетанию солнца и луны, и стремятся алхимики. Достичь такого состояния можно в любом царстве природы. Поскольку все сущее исходно состоит из упомянутых трех начал, логично предположить, что одно вещество можно превратить в другое, изменив соотношение этих компонентов. Так, Василий Валентин[3] писал: «Установлено, что в железе содержится лишь малейшая доля Ртути, Серы и Соли же в нем больше. <…> Медь рождается из большого количества Серы, а Ртути и Соли в ней поровну. <…> Сатурн (свинец) рождается из малого количества Серы, малого — Соли и большого количества грубой, незрелой Ртути, тогда как в Золоте содержится Ртуть переваренная и очищенная до совершенной зрелости». Валентин имеет в виду, что металлы различаются между собой вследствие различного соотношения трех начал в их составе. Можно сформулировать ту же мысль и более современным языком: так, если соединить один протон, один электрон и один нейтрон, образуется атом «тяжелого водорода». Если же изменить соотношение этих трех «начал», добавив, к примеру, еще один протон и еще один электрон, получится атом другого химического элемента, отличающегося от водорода. Оба вещества будут газообразными, но существенно различными по своим свойствам. Таким образом, изменив соотношение начал, мы получили новое вещество. Совершилась трансформация. Очевидно, что превратить водород в гелий — задача не из легких. Однако в 1941 году физики Шерр, Бейнбридж и Андерсон сумели преобразовать радиоактивный изотоп ртути в чистое золото. Разумеется, стоимость этого эксперимента выходила за пределы разумного и пришлось использовать линейный ускоритель частиц. Но важно то, что все получилось. Трансмутация удалась. Подвести итог этой части дискуссии можно словами алхимика Иринея Филалета[4] из его трактата «Метаморфозы металлов»: «Семя всякого металла есть семя золота, ибо золото — цель устремлений природы в отношении всех металлов. <…> всякий металл — потенциальное золото».

Итак, мы рассмотрели представление о том, что все предметы и вещества состоят из трех начал: Серы, Соли и Ртути. Та же троица в других обличьях встречается во многих религиозных, мифологических и символических системах: физические свойства твердых тел, жидкостей и газов; Отец, Сын и Святой Дух; три Грации; три Фурии; три Парки; Огонь, Вода и Земля; Осирис, Гор и Исида; Брахма, Шива и Вишну; закон треугольника; протоны, нейтроны и электроны, и так далее. Некоторые из этих аналогии не вполне прямые, но за всеми ними стоит одна общая идея. Однако какое применение можно найти ей в нашей повседневной жизни? Какой от нее прок? Какие практические выгоды? Чтобы дать исчерпывающий ответ на эти вопросы, пришлось бы написать целую книгу, но здесь мы можем привести по крайней мере одно предположение о том, как алхимия способна обогатить нашу жизнь. Более того, мы можем составить некоторое представление о том, каким образом алхимия не только приносит физическое благополучие, но и в то же время оказывает благотворное влияние на нашу «духовную жизнь».

Во-первых, отметим, что алхимия как особая дисциплина, основывается на некоторых других дисциплинах. Это астрология, магия и каббала. Невозможно быть хорошим алхимиком, не будучи хорошим каббалистом. Невозможно быть хорошим каббалистом, не освоив магию, а освоить магию невозможно, не изучив предварительно астрологию. Мы объясним, почему основы магии, каббалы и астрологии играют чрезвычайно важную роль в алхимической работе. Но прежде поговорим об одном из старинных авторов алхимических трактатов — Герхарде Дорне[5]. Дорн был учеником великого Парацельса, и его перу принадлежат некоторые весьма убедительные соображения по поводу алхимии. Не станем отрицать, что Дорн не обладал познаниями в психологии, доступными в наши дни, и что словарь его было слишком беден для выражения всех посещавших его идей. Однако основы его воззрений просты и понятны, как явствует из его сочинений в переводе Марии-Луизы фон Франц[6], опубликованном в ее книге «Активное воображение алхимика». Дорн писал: «Через изучение (алхимической литературы) обретаешь знание, через знание — любовь, которая дарует опыт, добродетель и силу для свершения сего чудесного труда; и таков же по своим качествам труд самой природы». Фон Франц поясняет, что, согласно Дорну, чтение алхимических книг помогает обрести «любовь». Это «любовь» — своего рода бессознательное очарование, благодаря которому человек начинает постигать «истину» и страстно устремляется на ее поиски.

Хотя труды Дорна в свое время не произвели никакой революции, в этом замечании содержится чрезвычайно глубокий смысл. Имеется в виду, что сам ПРОЦЕСС РАБОТЫ — лабораторные эксперименты, размышления об алхимии и даже такое на первый взгляд безобидное занятие, как чтение алхимической литературы, — уже вызывает в человеке некие перемены. Допустим, кто-нибудь занимается физической алхимией — «варит» что-то в своей лаборатории или даже на кухне. Он старается добиться трансмутации в своих ретортах или кастрюлях. Дорн же утверждает, что при этом происходят ДВЕ трансмутации. Одна — зримая — в реторте, а другая — незримая — в самом алхимике. Более того, чем дольше он работает, тем быстрее совершается трансмутация, поскольку усиливается обратная связь. А значит, чем дольше мы занимаемся каким-либо делом, неважно каким, тем больший нас ожидает успех. Может показаться, что речь идет об обычном совершенствовании навыков благодаря практике. Но Дорн имеет в виду нечто совсем другое. Что именно — проще показать на примере.

Представим себе двух человек. Первый немного занимается алхимией — читает книги или ставит какие-нибудь несложные эксперименты. Второй никогда в жизни алхимией не занимался. И вот в один прекрасный день первый человек решает поставить очередной опыт. Ему приходит в голову, что, если взять вещество А и добавить к нему вещество Б, то получится вещество В.  Он смешивает А и Б — и действительно получает В. Казалось бы, ничего особенного. Но представим, что второй человек намеревается повторить этот опыт. Он берет те же самые вещества и то же самое оборудование, но получить вещество В ему не удается. Почему? Потому, что с ним, в отличие от первого, не произошла внутренняя трансмутация. В первом человеке все время происходили неявные перемены, благодаря которым эксперимент и увенчался успехом. Эти перемены ЧРЕЗВЫЧАЙНО тонкие; возможно, они остаются незаметными даже для самого алхимика. Но тем не менее, они происходят — в той мере, в какой человек настроен на них и готов к ним. Если он готовит эликсир для очищения своего физического тела от шлаков в надежде, что это поможет ему стать более восприимчивым к тонким вибрациям, то перемены будут более явными.

Далее фон Франц ссылается на арабского алхимика Ибн Сину[7], утверждавшего, что посредством ЭКСТАЗА человек может приобрести некоторые божественные способности. Посредством медитации, алхимии, исполнения ритуалов и т.д. можно войти в состояние сознания, которое Ибн Сина называет «экстазом». И в этом состоянии хотя бы на краткий миг, но все же возможно обрести силы, подобные силам Бога. Суфии тоже могли достигать этого состояния посредством таких физических практик, как танец или кружение (т.наз. «вращение дервишей»)[8]. В наши дни известно, что войти в это состояние можно и посредством магических практик каббалы. В книге Дома Пернети «Великое Искусство» содержится указание на то, что древние розенкрейцеры соединили алхимию и каббалу в единую согласованную систему. Более того, в основе их мистических воззрений лежали принципы, поддающиеся наглядной лабораторной демонстрации. Таким образом, многое свидетельствует в пользу того, что магия, каббала и астрология действительно связаны между собой очень тесно.

Выше отмечалось, что методами алхимии можно изготовлять различные лекарства и что эти эликсиры оказывают благотворное воздействие как в физическом, так и в духовном плане. Исходными материалами для таких лекарств служат растения и металлы. Но с чего начать? Какое растение, к примеру, следует использовать для лечения того или иного заболевания? Или какой металл? Ответ на этот вопрос дают каббала и магия (прежде всего, знание символики Древа Жизни), а также законы астрологии. К примеру, астрология утверждает, что люди, родившиеся под одним и тем же «знаком», обладают некоторыми общими качествами. Допустим, все люди, родившиеся в начале апреля, то есть под знаком Овна, скорее всего будут активными, напористыми, упрямыми, склонными бросать начатое дело и тотчас браться за другое и т.д. Овен — это зодиакальная «картина», характеризующаяся свойствами планеты Марс. Картина эта состоит из звезд, лучи которых падают на Землю и оказывают влияние на различные земные события. Солнце выполняет функцию «понижающего трансформатора»: часть лучей оно поглощает, а часть передает на Землю. Именно эти звездные влияния и «запечатлеваются» на личности человека в момент его рождения, и положениями планет в знаках зодиака определяется его характер. Тщательно изучив конфигурации планет в момент нашего рождения, можно понять, почему мы именно такие, какие мы есть.

Большинству читателей эти представления известны; но далеко не все, вероятно, знают, что, кроме людей-Овнов или людей-Весов, например, существуют также растения и минералы — Овны или Весы. И в этом состоит основной принцип алхимического изготовления лекарств. Например, мы знаем, что планета Меркурий «управляет» нервной системой. Кроме того, Меркурий управляет такими травами, как валериана и майоран. Далее, тот же Меркурий властвует над состоянием, известным как бессонница. Соответственно, из каких растений получится хорошее лекарство от нервных заболеваний и от бессонницы? Из валерианы и майорана, поскольку они «соответствуют» этим болезням, то есть находятся под властью того же управителя. Пойдем еще на шаг дальше и вспомним, что день недели, управляемый планетой Меркурий, — среда. Отсюда несложно прийти к заключению, что именно среда — самый подходящий день для сбора валерианы. Для уточнения наилучшего времени будем иметь в виду, что каждый день и каждая ночь делятся на семь частей, находящихся под влиянием той или иной планеты. Так, например, в течение любого четверга дважды наступает период, в который влияние Марса становится сильнее воздействий других планет. Определяя эти периоды, алхимик изготавливает лекарство не только в «правильный» день, но и в «правильное» время суток.

Те же принципы действуют и в царстве минералов. При головных болях или кровотечении можно использовать такие растения, как чеснок, анис или красный стручковый перец. Можно просто приготовить настойку («тинктуру») какого-либо из этих растений, а можно — если алхимик достаточно опытен —  довести растение до полного совершенства и создать так называемый «растительный камень».  Это наивысшая ступень эффективности любого лекарственного растения. Для того, чтобы растение поднялось на этот уровень эволюции, ему необходима помощь человека. С другой стороны, лекарство можно найти и в царстве минералов. В данном случае целебным средством будет железо, находящееся под управлением Марса, равно как и голова, и перечисленные выше растения (чеснок и т.д.). Но как можно изготовить лекарство из железа? Здесь-то и выходит на сцену алхимическая лаборатория. Чтобы освоить правильную процедуру, следует внимательно читать алхимические трактаты, а еще лучше — учиться у опытного наставника. Суть процесса в том, чтобы разделить железо (железную руду) на три начала, точно так же, как и при работе с растением. Для получения растительного лекарства нужно приготовить тинктуру, чтобы вытянуть из растения серное начало. Сера придаст окраску вытягивающему компоненту, который назывался menstruum — растворитель. Растворитель экстрагирует Серу из растения, а Сера окрашивает тинктуру. Еще проще извлечь Серу путем паровой дистилляции. Ртутное начало растения — алкоголь. Алкоголь можно выделить из растения, подвергнув его гниению; можно получить путем перегонки вина (если у вас в стране это не запрещено законом); можно, наконец, просто купить этиловый спирт. Во всех разновидностях алкоголя, полученных из растительного сырья, содержится одна и та же Ртуть. И, наконец, для выделения Соли необходимо сжечь или перекалить «тело» растения. Следуя тому же принципу и аналогичным процедурам, можно выделить три начала из любого вещества, включая минералы.

Таким образом, можно взять железную руду или железо в какой-либо иной форме, и приготовить из него тинктуру, использовав подходящий растворитель. Тинктура испарится, а Сера останется. Добытое таким образом масло железа само по себе будет весьма действенным лекарством — более мощным, чем лекарство растительное. Причина в том, что минералы «прожили на этом свете» не в пример дольше любого растения, а следовательно, впитали значительно больше астральных влияний — и, соответственно, обрели бОльшую силу. Им присущ более высокий уровень вибраций. Выделенную из сырья душу железа следует затем очистить, подвергнув нагреванию. Освоить технику нагревания можно либо с помощью опытного учителя, либо путем проб и ошибок, зачастую весьма мучительных.  Очищенный препарат можно либо сразу употреблять, либо попытаться соединить его с минеральной Ртутью, которую алхимики именуют «алкагестом» или «универсальным растворителем». Получить минеральную Ртуть не так-то просто, но с ее помощью можно изготовить легендарный «Философский камень». Этот камень исцеляет все болезни и обеспечивает мгновенную трансмутацию, или эволюционный скачок. Значит ли это, что он способен превращать грубую, низменную материю в благородную? Да, именно так.

Вернемся к Сере, или маслу, железа, и попробуем понять, что мы получили, если сумели изготовить этот препарат. Это средство не только от головных болей, но и от всех прочих заболеваний, находящихся под управлением Марса. Чтобы выяснить, чем управляет Марс, как и любая другая планета, достаточно обратиться к справочной литературе — например, к «Справочнику алхимика» Брата Альберта или «Книге управлений» Рекса Билла и т.п. Рассмотрим всего один пример: анемию. Люди, страдающие малокровием, принимают специальные медицинские препараты, например, геритол. Нет ни малейших сомнений, что этот препарат изготовляют из железосодержащего сырья, какого-нибудь оксида железа. Но это неорганическое вещество. Мы, конечно, можем усваивать некоторое количество неорганического материала: в каждом из нас есть такой «встроенный» внутренний алхимик, способный производить необходимые трансмутации (в данном случае речь идет о «биологической трансмутации»). И все же усваивается лишь около 3% процентов поглощенного неорганического материала. Разве не чудесно было бы получить некий совершенно нетоксичный медикамент, который усваивался бы на все 100% и не оказывал побочных эффектов, в отличие от некоторых препаратов, используемых в современной медицине? Как вы думаете, что я имею в виду? Ну конечно, масло железа. Это вещество способно усваиваться полностью и не оказывает нежелательных побочных эффектов. И при этом оно помогает справиться с анемией. В алхимии, как и в фармацевтике, минералы находят самое разнообразное применение. Василий Валентин посвятил целую книгу одному-единственному минералу и его использованию в различных медицинских целях. Эта книга называется «Триумфальная колесница сурьмы». Она представляет собой «сборник рецептов» — указаний к различным способам получения препаратов из сурьмы. Но ведь сурьма ядовита? Да, но благодаря алхимической обработке она не только перестает быть токсичной, но и может превратиться в панацею.

Чтобы читатель почувствовал дух этой невероятной книги и, быть может, «настроился» через него на алхимию, приведем здесь один из рецептов обращения с сурьмой, приведенных у Василия Валентина. Мы цитируем его по английскому изданию 1678 г. (издательство Дормана Ньюмана) в переводе доктора Тео Киркингия.

«Доза этого лекарства, не прошедшего коагуляцию[9], — восемь зерен, принимать их следует в вине. Оно делает человека вновь совершенно молодым и избавляет от всякой меланхолии, а все, что в теле человеческом растет и увеличивается, как, к примеру, волосы и ногти, выпадает, и весь человек обновляется, подобно тому, как феникс (если только найдется на свете эта небывалая птица, упомянутая мною здесь только примера ради) обновляется огнем. Опалить же сие лекарство Огнем возможно не более, нежели перья саламандры, зверя неведомого; ибо, подобно алчному огню, коему уподобляют его по праву, оно пожирает все проявления болезни в теле; оно изгоняет всякое зло и всё, что способно изгнать Питьевое Золото».

Разве вам не хотелось бы увидеть собственными глазами действие этого лекарства? Так вот, это возможно. Валентин в своей книге описывает разнообразные приемы, помогающие «преуспеть» в алхимической работе. Он говорит как человек ЗНАЮЩИЙ, а не просто предполагающий. И Валентин — далеко не единственный серьезный автор алхимических трактатов. Парацельс, Гебер, Глаубер[10], Воган[11], Сендивогий[12] и Фламель[13]  — вот лишь некоторые из старинных авторов, заслуживающих особого внимания. Но и в наши дни встречаются достойные писатели, рассматривающие предмет алхимии: Брат Альберт, Филлип Херли, Арчибальд Кокрен. В своей книге «Алхимия, вновь открытая и возрожденная» Кокрен повествует о жизни и трудах ряда алхимиков. Особое впечатление на него произвел Исаак Голландец[14], который, по его словам, излагал свои мысли исключительно просто и ясно, но решительно никто не придавал значения его трудам. Увы, нет слепца хуже, чем тот, кто не желает видеть. Кроме того, Кокрен опубликовал дневник с записями о собственных алхимических экспериментах. Херли в своей книге «Алхимия растений» соединяет магические практики с лабораторными опытами, рассказывая, например, об изготовлении талисманов, способствующих лабораторной работе. Обсуждая литературу, посвященную алхимии, не следует упускать из виду труды доктора Карла Густава Юнга. Физической алхимией, Юнг, по-видимому, не интересовался и не оставил никаких работ на эту тему, однако ему принадлежат глубочайшие прозрения в области психологических аспектов алхимии. В этом отношении он внес огромный вклад в развитие и популяризацию алхимических знаний. Доктор Юнг и многочисленные его последователи тщательно изучали старинные тексты, перевели некоторые из них на современные европейские языки и помогли нам понять особенности образа мысли, присущего алхимикам прошлого. Чтобы приобщиться к искусству алхимии, достаточно ознакомиться с перечисленными трудами и уделить достаточно времени и сил самостоятельным исследованиям. Разумеется, алхимия никогда не станет такой популярной, как персональные компьютеры, но вполне возможно, что в один прекрасный день в этой науке произойдет настоящий прорыв, если все новые и новые люди (особенно знакомые с навыками научных исследований) будут знакомиться с алхимией и пополнять обширный свод алхимических знаний. Мыслящие люди, стремящиеся ответить на глобальные вопросы, лучше понять самих себя и найти лекарства от болезней, считающихся неизлечимыми, рано или поздно наверняка откроют для себя алхимию. И пока они будут изучать алхимическую литературу и ставить лабораторные опыты в стремлении подобрать ключи к великим тайнам, LVX[15], исходящий от них, не только озарит им путь, но и, будем надеяться, привлечет к этой Священной Науке бесчисленное множество других исследователей.

 

© Перевод: Анна Блейз

© Thelema.RU

 


 

[1] Согласно другим версиям, это название восходит через арабское к греческому Chemeia от cheo — «лью, отливаю», что указывает на связь алхимии с искусством плавки и литья металлов. Впервые термин «алхимия» встречается в одном из трудов Юлия Фирмика, римского астролога IV в. — Примеч. редактора-консультанта.

[2] Гебер (Абу Муса Джабир ибн Хайян, 721—815) — багдадский алхимик, основатель научной школы, авторитетнейший ученый в арабском мире VIII—IX вв. Ему приписывается множество алхимических трактатов. — Примеч. перев.

[3] Василий Валентин — легендарный алхимик и врач XV в., настоятель бенедиктинского монастыря. Ему приписываются трактаты «Двенадцать ключей мудрости», «Триумфальная колесница сурьмы» и др. Предполагают, что это имя — псевдоним неизвестного автора или группы авторов 2-й половины XVI в. — Примеч. перев.

[4] Ириней Филалет — английский алхимик XVII в., автор трактатов «Источник химической истины», «Открытый вход в закрытый дворец короля», «Метаморфозы металлов». — Примеч. перев.

[5] Герхард Дорн — алхимик и врач XVI—XVII вв., автор трактата «Философские размышления». — Примеч. перев.

[6] Мария-Луиза фон Франц — юнгианский психолог XX в., выдающаяся исследовательница мифологических и символических систем. — Примеч. перев.

[7] Ибн Сина (Авиценна, 980—1037) — великий персидский ученый, философ, врач, поэт, музыкант, математик, автор более 120 книг по различным отраслям знания, в т.ч. фундаментальной энциклопедии «Канон врачебной науки». — Примеч. перев.

[8] Крутящиеся, или вращающиеся, дервиши — суфийский орден, основанный в XIII в. поэтом-суфием Джалаладдином Руми. Одна из основных мистических практик ордена, направленных на слияние с Богом, — танец «сема», основной элемент которого — вращение вокруг своей оси. — Примеч. перев.

[9] Коагуляция — сгущение, затвердевание жидкостей; одна из алхимических операций. — Примеч. перев.

[10] Глаубер, Иоганн Рудольф (1604—1670) — немецкий алхимик и врач, большую часть жизни работал в Голландии. Совершил ряд значительных открытий в области химии и фармацевтики. — Примеч. перев.

[11] Томас Воган — английский розенкрейцер и алхимик XVII в., писавший под псевдонимом «Евгений Филалет». Автор трактатов «О земном небе», «Об адамической магии», «Евфрат, или Воды Востока» и др. — Примеч. перев.

[12] Сендивогий, Михаил (1566—1646) — польский алхимик, автор трактата «Новое химическое светило». — Примеч. перев.

[13] Фламель, Никола (ок. 1330—1418) — французский герметический философ и алхимик, по преданию, сумевший получить философский камень. Автор трактатов «Иероглифические фигуры», «Краткое изложение философии», «Книга прачек» и знаменитого «Завещания», в котором описывается процесс изготовления философского камня. — Примеч. перев.

[14] Иоанн Исаак Голландец. В XIV в. жили два Иоанна Исаака Голландца — отец и сын, нидерландские адепты-алхимики, просто и доступно изложившие свои исследования в области алхимии в трудах «De Triplici Ordinari Exiliris et Lapidis Theoria» и «Mineralia Opera Sue de Lapide Philosophico». — Примеч. редактора-консультанта.

[15] Свет (лат.). — Примеч. перев.