«Эпидемия борьбы с сатанизмом, 1821 – 1870 гг.»

Элифас Леви – литературный псевдоним бывшего учащегося католической семинарии и диакона, выдающегося автора оккультных работ Альфонса-Луи Констана (1810 – 1875).  Он не был сатанистом, но заслуживает упоминания в этой книге, потому что именно  он снабдил сатанистов их самым популярным символом — Бафометом. Изображение Бафомета можно найти в книге Леви «Учение и ритуал высшей магии», которая была выпущена в двух томах в 1854—1856 гг.

Констан родился в Париже 8 февраля 1810 года в небогатой семье сапожника. Католические священники разглядели в нем талантливого ученика, что повлияло на его выбор: решив стать священником, он поступил в семинарию. В 1835 году он был рукоположен в диаконы: в католических орденах это была последняя ступень перед получением сана священника. Однако из-за любви к некой девушке Констан решил покинуть семинарию. В это время он разделял взгляды идеологов социализма и либертарианства, делая первые шаги в оккультизме. Он завел дружбу с активной представительницей идеологии социализма Флорой Тристан (1803–1844), с которой делился своими мыслями о Сатане и Люцифере, но при этом все еще мечтал найти свое призвание в религии. Тристан впоследствии стала бабушкой известного художника Поля Гогена (1848–1903) и оказала сильное влияние на антикатолические тексты, написанные художником в Полинезии. Констан провел один год в бенедиктинском Солемском аббатстве, а после жил на содержание, получаемое от католических епископов и других священников - почитателей его литературных и художественных талантов.

В 1841 году из-за своей революционной книги «Библия свободы» Констан оказался в центре грандиозного скандала, который закончился для него тюремным заключением на срок 11 месяцев. Он пробовал вести двойную жизнь католика, иногда представлявшегося вымышленным именем «отец Бокур», и социалиста-революционера (за свою деятельность в этой ипостаси он в 1847 году отсидел в тюрьме еще полгода). Тем временем, Констан серьезно увлекся изучением оккультной литературы и в 1850 году познакомился с человеком, который стал его эзотерическим наставником, - польским ученым Йозефом Гейне-Вронским (1776–1853). Эзотерическое мессианство Вронского решающим образом повлияло на Констана: он приступил к работе над книгой «Учение и ритуал Высшей магии», которую выпустил под псевдонимом Элифас Леви. По имеющимся сведениям, этот псевдоним он взял себе еще в 1843 году, когда вступил в розенкрейцерское общество. Войдя в оккультные круги, Леви посетил в Лондоне писателя-розенкрейцера сэра Эдварда Бульвер-Литтона (1803–1873) и, как он позже заявлял, вызвал дух мага Аполлония Тианского (ок. 15–100 н.э.).

После возвращения из Франции Леви получил признание благодаря своей магической трилогии, в которую входили уже известная книга «Учение и ритуал» (1854–1856), а также «История магии» (1859) и «Ключ к великим мистериям» (1861). В том же 1861 году он был посвящен в масонский орден в парижской Ложе «Роза совершенного молчания». У него были ученики в Италии, Германии, Англии и Франции, но он никогда не пытался организовать собственное оккультное сообщество. Хотя книги Элифаса Леви имели успех, во время Франко-прусской войны 1870 года он потерял почти все свои деньги и решил уехать в Германию. В Германии он расположился в Эльберфельде в окрестностях Вупперталя у своей богатой ученицы Мари Гебхард (1831–1891). Позже на этой же вилле в 1884 году останавливалась и Елена Блаватская. Леви вернулся во Францию в 1871 году, но здоровье его ухудшилось, и 31 мая 1875 года в Париже он скончался.

К тому моменту, когда Леви написал «Библию свободы» под собственным именем (Констан), он уже увлекался романтическим сатанизмом, хотя в этой книге он проводит различие между духом свободы и знания Люцифером и духом зла Сатаной. В последующих работах это различие постепенно размывается. В описании Сатаны как персонажа, способного на слезы раскаяния и возвращение себе своего изначального светоносного Я в образе Люцифера, Констан использовал как старые легенды, так и новые, которые придумал сам.

В своих оккультных трудах, созданных под именем Элифаса Леви, бывший семинарист предложил новое понимание Люцифера и Сатаны. Опираясь на эзотерические труды Антуана Фабра д’Оливе (1767–1825), Леви ввел в обиход понятие астрального света, или великого магического агента: универсального флюида, который неизменно меняет и преображает мир ради сохранения «порядка». Прежний Леви разочаровался в социализме и революции и теперь рассматривал порядок (как космический, так и социальный) как нечто положительное. Он считал также, что нечестивые сатанисты, агенты порока, не дремлют, и вслед за католическими авторами всячески поносил их.

Астральный свет получил свое воплощение в Бафомете. В «Учении и ритуале» Леви связал Бафомета с Дьяволом, или Сатаной, однако Дьявол – это «великий магический агент, используемый извращенной волей для нечестивых целей». Другими словами, астральный свет, или великий магический агент, - это нейтральная среда. Черные маги могут использовать ее для недобрых целей, а истинные посвященные – для добрых дел. Дурное использование астрального света создает Сатану: это не существо, а всего лишь побочный продукт проявления извращенной воли. «Специально для графа де Мирвиля» Леви признал, что определенный круг лиц, включая рыцарей-тамплиеров, поклонялся Бафомету. Однако их цели отличались от целей сатанистов: используя символ Бафомета, они стремились задействовать астральный свет в его положительной полярности, соответствующей Святому Духу и даже самому Иисусу Христу. Леви подробно объяснил значение известного изображения Бафомета, напечатанного на фронтисписе «Учения и ритуала»: «На лбу у козла, представленного на нашем фронтисписе, изображен Знак Пентаграммы, один луч которого направлен вверх, – этого достаточно, чтобы считать его символом света». Интересно, что для Леви перевернутая пентаграмма (то есть, та, у которой вверх направлены не один, а два луча) – это символ злонамеренной черной магии и сатанизма. «Более того, - пишет далее Леви, - знак оккультизма [т.е. знак рогов] выполняется обеими руками, при этом пальцы одной руки направлены и вверх, указывая на белую луну Хесед, и вниз, указывая на черную луну Гебуры. Этот знак являет собой совершенное согласие между милосердием и правосудием».

«Факел знания, пылающий между рогами, – это магический свет всемирного равновесия; и это же та душа, что возносится над материей, но при этом и льнет к ней, как пламя — к факелу. Безобразная голова животного символизирует ужас перед совершением греха, за что ответствен и должен вечно нести наказание один лишь магический агент, потому что душа по природе своей лишена страстей и может испытывать страдания, лишь воплотившись на земном плане». Кадуцей «на месте детородного органа представляет собой вечную жизнь; покрытый чешуей живот символизирует воду, полукружие над ним – атмосферу, а перья, расположенные выше, означают летучее вещество; и, наконец, женская грудь и андрогинные плечи отражают человеческую природу этого сфинкса оккультных наук». «Взгляните, как бегут тени с лика дьявольской святыни! Взгляните, как сфинкс средневековых ужасов лишается покровов, низвергнутый со своего трона! Quomodo cedidisti, Lucifer![1]»[i] Что же касается имени, то имя «Бафомет» следует читать наоборот, как Тем-Оф-Аб, что означает «Templi omnium pacis abbas», или «Настоятель Храма Мира».

Леви не был сатанистом и ясно видел для себя разницу между белой и черной магией. И белые, и черные маги могут пользоваться символом Бафомета или призывать имя Люцифера: разница между ними невелика и заключается лишь в том, как они изображают пентаграмму и знак рогов. В обоих случаях работа с этим символом проводится для того, чтобы использовать силу Великого магического агента - астрального света. Но черные маги используют эту силу для дурных дел, создавая Дьявола, а белые призывают Бафомета ради сохранения космического равновесия и необходимого порядка.

Леви изначально заложил в образ Бафомета, знак рогов и пентаграмму определенную двусмысленность. Сатанистам не составило труда обернуть эту двусмысленность себе на пользу, и образы, созданные Леви, который сатанистом никогда не был, стали в ХХ веке самыми популярными символами сатанизма. Современные виккане тоже используют эти символы в своих ритуалах. Ритуалы Викки далеки от сатанистских, но и они в какой-то мере не совсем однозначны. Одним из примеров может служить фестиваль «Эйфория», который ежегодно проводится к северу от Мельбурна в Австралии. Социолог Дуглас Эззи исследует феномен этого фестиваля в своей книге 2014 года, где описывает его под вымышленным именем «Фавналия». Тем не менее, даже дикий и необузданный ритуал Бафомета на фестивале «Эйфория», воссозданный по христианским документальным свидетельствам с описанием шабашей ведьм, никак нельзя назвать поклонением Сатане[ii].


[1] Quomodo cedidisti, Lucifer (лат.) — начало стиха 14:12 из Книги пророка Исаии (в русском  синодальном переводе: «Как упал ты с неба, денница, сын зари!»).


[i] Э. Леви «Трансцендентальная магия». Цитируется по версии Карлсона-Вайманна, которую я считаю убедительной. — Примеч. автора.

[ii] См. Дуглас Эззи «Секс, смерть и ведьмовство: современный языческий фестиваль», Лондон, Нью-Йорк: Блумсбери, 2014 (Douglas Ezzy, Sex, Death, and Witchcraft: A Contemporary Pagan Festival, London, New York: Bloomsbury, 2014. — Примеч. автора.

 

© Sr.Hipparion, ред. Anna Blaze, 2016
Из книги Massimo Introvigne Satanism: A Social History (Aries Book), 2016