(1527 — 1608)

Ди был одним из образованнейших людей своего времени, видным ученым и политическим деятелем. Вместе со своим помощником Эдвардом Келли вступил в контакт с енохиаенскими ангелами, которые передали им свою систему магии. Енохианская Магия Джона Ди и Эдварда Келли использовалась как один из элементов Посвятительных Ритуалов, и секретных Инструкций в Ордене Золотой Зари. В наше время, Енохианская магия используется многими практиками оккультизма.

Джон Ди родился 13 июля 1527 в Тауэр Уард, Лондон, Англия Его отец, Роланд Ди, торговец тканями, мелкий и относительно небогатый дворянин валлийского происхождения, служил при дворе короля Генриха VIII. Его обязанности заключались в надзоре за королевскими кухнями и нарезании мяса за столом короля. Юный Ди гордился своим отдаленным кровным родством с древними королями Уэльса. Фамилия Ди происходит от валлийского du «чёрный».

Ди рано проявил способности к математике. С 1535 года Джон учился в Chelmsford Chantry School — школе в Чельмсфорде, графство Эссекс. В 15 лет он стал студентом колледжа Святого Иоанна в Кембриджском университете. Он достиг огромных успехов и занимался с воистину фанатичным рвением. Сам он пишет об этом: «В годы 1543,1544 и 1545 я был столь неистов в учении, что в течение этих лет нерушимо соблюдал следующий распорядок: спал только четыре часа каждую ночь; на пищу и питье (и легкий отдых после) каждый день отводил два часа; остальные же восемнадцать часов (за исключением времени, отданного религиозному долгу) проводил в учении». Он  изучал латынь, древнегреческий, философию, геометрию, арифметику и астрономию, а также увлекался механикой, интересовался картографией и навигацией.

В 1546 году Ди занялся астрономическими наблюдениями и составлением астрологических прогнозов, а также получил степень бакалавра искусств в колледже Святого Иоанна и позже в том же году стал одним из первых Братьев колледжа Святой Троицы, основанного Генрихом VIII. Там он получил звание мастера искусств, а затем приобрел громкую известность своими исследованиями и лекциями в университетах Лувана и Парижа. Однако нет никаких подтверждений тому, что какой-либо из университетов Европы присудил ему степень доктора. Вероятно, эта приставка к его имени была просто почетным титулом.

Уже в последние годы обучения в колледже Святой Троицы он получил прозвище «колдун», которое с тех пор оставалось с ним до конца жизни. Для студенческой постановки пьесы Аристофана «Мир» он сконструировал механического летающего жука, который поднимал одного из актеров в воздух. Сценический механизм был столь хорош, что многие зрители считали, что Ди добился этого эффекта сверхъестественными способами.

Будучи недовольным научной атмосферой в Англии, Ди в 1548—1551 отправился в путешествие по Европе. 24 июня 1548 он прибыл в Лувен, где находился один из крупнейших католических университетов Европы. Там Ди работал в сотрудничестве с Геммой Фризиусом и Герардом Меркатором. Последний вскоре стал его близким другом, Меркатор и Ди вместе конструировали новые модели Вселенной. В Лувене Ди написал два трактата по астрономии.

В 1550 Ди совершил поездку в Брюссель для знакомства и обмена опытом с тамошними математиками. По-видимому, именно в это время он познакомился и подружился с Педро Нуньесом. В том же году Ди отправился в Париж, где читал лекции по Началам Эвклида. Несмотря на молодой возраст, Ди показал себя блестящим лектором. Его выступления пользовались огромной популярностью. В следующем, 1551 году Ди получил предложение занять в Париже должность профессора математики, но ответил отказом.

Вернувшись в Англию, Ди в феврале 1552 поступил на службу к графу Пемброку, а в конце того же года — к герцогу Нортумберлендскому. На службе у последнего он написал трактат о приливах. В том же году Ди познакомился в Лондоне с Джероламо Кардано: Ди и Кардано вместе занимались проблемой вечного двигателя, а также изучением драгоценного камня, якобы имевшего волшебные свойства.

В 1553, после прихода к власти католички Марии Тюдор, в Англии начались репрессии противпротестантов. В августе был арестован отец Джона, Роланд Ди. Вскоре он был отпущен на свободу, но его финансовые сбережения были конфискованы. Значительное наследство, которое позволило бы Ди до конца жизни посвятить себя научным изысканиям, не заботясь о пропитании, было потеряно.

Несмотря на серьёзные финансовые трудности, Ди в 1554 отказался от предложения занять должность профессора математики в Оксфордском университете. Причиной отказа послужило недовольство Ди системой образования в Англии, в которой, по его мнению, слишком большой упор делался на преподавание риторики и грамматики(вместе с логикой составлявших академическийтривиум) в ущерб более сложным искусствамквадривиума (арифметика, геометрия, музыка иастрономия).

28 мая 1555 Ди был арестован «за вычисления» — в ту пору занятия математикой рассматривались обществом как нечто, близкое к колдовству. Возможно, имелись ввиду гороскопы, составленные Ди для Марии Тюдор и принцессы Елизаветы. Вскоре Ди было предъявлено также обвинение вгосударственной измене. Ди предстал перед судомЗвёздной палаты и сумел оправдаться. Однако вместо освобождения он был направлен к радикально настроенному католическому епископу Боннеру для религиозного допроса. Ди, протестант по убеждениям, сумел оправдаться и на этот раз и в августе, после трёх месяцев заключения, был освобождён. Более того, через некоторое время он стал товарищем «кровавого Боннера». После ареста Ди потерял свои источники дохода; примерно в то же время скончался его отец, не оставив сыну практически никакого наследства. К тому же, теперь Ди приходилось скрывать своё вероисповедание. Ди всячески дистанцировался от конфликта католиков и протестантов и, судя по всему, был вполне лоялен католическому режиму, подвергшему его суду. Существует однако версия, согласно которой Ди действовал как шпион протестантов при дворе. Неприятности с властью преследовали Ди всю его жизнь.

15 января 1556 Ди представил Марии Тюдор захватывающий план учреждения Королевской библиотеки, в которой предполагалось собрать все важные книги по всем отраслям знания. План Ди был отвергнут, и вместо этого учёный принялся за составление личной библиотеки в своём доме в Мортлейке. Несмотря на финансовые затруднения, Ди увлечённо собирал научные труды по всей Европе. Его библиотека, уже при его жизни ставшая крупнейшей в Англии, привлекала многих учёных того времени и превратилась в крупнейший научный центр за пределами университетских стен.

Когда в 1559 году на трон взошла Елизавета, именно Ди с помощью астрологии определил дату ее коронации. Позже его призвали исследовать восковую куклу королевы, обнаруженную с булавкой в сердце. Елизавета всю жизнь испытывала огромнейшее уважение и привязанность к Ди, хотя они редко находили выражение в высоких постах или щедрых дарах.

В 1561 году дополнил и расширил «Основы искусств» — знаменитую книгу по математике Роберта Рекорда.

Отчасти благоволение королевы было платой за лояльность Ди во время домашнего ареста Елизаветы в правление Кровавой Мэри. Ди как-то показал Елизавете гороскоп, который составил для королевы Марии и сравнил его с гороскопом Елизаветы в пользу последней. Этот неблагоразумный поступок привел ктому, что один из шпионов Марии донес на него, как на колдуна, и Ди был арестован. Его судили за измену, но оправдали за отсутствием улик. Преследование королевы Марии объединило Ди и Елизавету.

Но в отношении Елизаветы к Ди не было снисходительности — в тот период его считали самым образованным молодым человеком в Англии. Он владел латынью, греческим и ивритом, обладал широкими познаниями в медицине, был одаренным математиком, философом, астрономом-практиком, а также — астрологом, историком и уважаемым сочинителем. Он изучал картографию и навигацию под руководством Герхарда Меркатора и ввел в обиход в Англии некоторые из новейших на тот момент научных приборов. Еще будучи студентом, во время поездок на континент он стал известным лектором.

Каковы были подлинные отношения королевы Елизаветы с Ди—точно неизвестно. Однако существуют доказательства того, что во время поездок на континент он занимался шпионажем в пользу королевы. Елизавета называла Ди «мой благородный информатор» и «мои вездесущие глаза». Весьма забавным совпадением является то, что Ди подписывал свои письма королеве цифрами 007. Ди также был наставником королевы в оккультных науках. Он обучал ее астрологии и астрономии, а также по ее просьбе давал ей частные уроки по тайнам своей работы по каббале и геометрической магии  Monas hieroglyphica (Иероглифическая Монада), которую он издал в 1864 году. В том же году он поселился в Мортлейке, что недалеко от Ричмонда, а его дом превратился в неформальную академию для поклонников герметизма. Здесь были комнаты для хранения научных приборов, помещения для проживания студентов и библиотека, занимавшая около 5 комнат. Библиотека Джона Ди охватывала всё Возрождение и являлась одной из самых больших научных библиотек Англии.

Елизавета была настолько высокого мнения о Ди, что защищала его репутацию от тех своих придворных, которые старались очернить его во время его отсутствия в Англии. Она конфиденциально заверяла Ди, что он волен проводить любые магические эксперименты на свое усмотрение, независимо от их содержания; что, пока она правит, он может не опасаться преследований. Биограф Джон Обри называл Ди «одним из украшений своего века».

В 1570 году Ди написал предисловие к английскому переводу Евклида. В 1576 году вместе с Мартином Фробишером пересёк Атлантику в поисках легендарного северного пути на Восток. В 1577 годубыла издана его книга «Искусство навигации», в которой выступал за создание постоянно действующего британского флота. Он проследил далеко вглубь веков генеалогическую историю Тюдоров, чтобы доказать, что у Елизаветы есть законные права на земли в Новом Свете.

Ди был чрезвычайно увлечен духовным миром. Ровно за год до появления Келли, который был на 28 лет младше Ди и с котором они провели более 7 лет вместе, работая над получением системы енохианской магии,  его обеспокоил странный стук в спальне. Это посещение произвело на него такое сильное впечатление, что он записал в своем дневнике:

«Март, 8-е [1581] Был день восьмой, среда, час ночи 10-й или 11-й. Странный шум в моей комнате, стуки и потом голос, повторившийся 10 раз, похожий на крик совы, но более протяжный и мягкий, как будто прямо в комнате».

Это был не единичный случай. Далее в том же году Ди писал:

«Авг, 3-е, всю ночь странные стуки и удары в моей комнате. Авг., 4-е: этой ночью то же самое».

Ди считал, что эти издаваемые духами звуки были попыткой связаться с ним. Он начал заниматься ясновидением с помощью хрустального шара и добился некоторого успеха.  25 мая 1581 года он писал: «Я смотрел в кристалл и видел». Он был очень осторожным человеком — даже в своем собственном доме и на страницах своего личного дневника — слово «кристалл» было написано по-гречески. К несчастью, у Ди были слабые способности к ясновидению. Он сам неоднократно упоминал об этом.

Когда начались стуки и шумы, Ди почти сразу же попытался нанять человека сомнительной репутации по имени Барнабас Сол в качестве ясновидящего. Считается, что Сол был «лицензированным проповедником», который заявлял, что обладает способностями медиума. 8 октября 1581 Ди пишет: «Я получил известия о сундуках с книгами, найденных Оундлом в Нортгемптоншире; о них рассказал мне мистер Барнабас Сол, но я не счел их правдивыми», и на следующий день «9 окт. Барнабас Сол, лежа в... холле около полуночи был странным образом побеспокоен духовной сущностью».

То, что Шарлотта Фелл Смит называет «первым настоящим сеансом» Ди„и Сола, имело место 21 декабря 1581 года. Его содфжание особенно впечатляет, если рассматривать его как предваряющий будущее сотрудничество Ди и Келли:

«Провидцу было предложено посмотреть в «огромный хрустальный шар* и ангел Анаэль через перципиента передал сообщение о том, что Ди будет открыто множество вещей, но не через нынешнего посредника, а «через того, кому предназначен камень».

В феврале 1582 года была сделана попытка в Вестминстер-холле в Лондоне предъявить Солу обвинение, причина которого неизвестна. Возможно, что это обвинение касалось занятий колдовством, потому что 6 марта Сол заявил Ди, что он «больше не видит и не слышит духовных сущностей». Если Сол находился под бдительным наблюдением Церкви, то маловероятно, чтобы он стал продолжать занятия ясновидением. С другой стороны, должность ясновидящего при Ди должна была вот-вот перейти от Сола к Келли, и очень может быть, что энохианские ангелы перестали поддерживать Сола и переключились на Келли, который был более подходящим орудием.

Келли прибыл в Мортлэйк 8 марта 1582 года. Он был представлен Ди их общим знакомым по имени Клерксон. Келли назвался Эдвардом Тэлботом, и это вполне могло быть его настоящее имя. Слава Ди и его домашней библиотеки на тот момент уже распространилась по всей Европе. В Мортлэйк часто издалека приезжали ученые, чтобы посоветоваться с ним или изучить его книги. Их отношения могли прекратиться спустя всего несколько дней или недель, но Келли обладал талантом, в котором Ди чрезвычайно нуждался — даром духовного зрения.

«Ко мне в дом пришел некий мистер Эдвард Тэлбот, который был готов и желал показать или увидеть что-либо из духовных практик, и чтобы я тоже сделал что-либо подобное. И я тут же искренне объяснил ему, что эту, полагаемую вульгарной, магию никогда не изучал и не практикова л. Но признался, что уже долгое время взыскую в моих философских изысканиях помощи благословенных Ангелов Господних».

Результаты, полученные Келли с помощью хрустального шара, были такими впечатляющими, что Ди немедленно потерял интерес к поискам другого ясновидящего. Мужчины продолжали тесно сотрудничать как в Англии, так и на континенте до 1587 года; тогда они начали расходиться, окончательно порвав друг с другом в 1589 году. Ди повиновался приказу Елизаветы и вернулся в Англию, а Келли остался в Богемии продолжать попытки изготовления золота для императора Рудольфа II.

Разрыв произошел по инициативе Келли, а не Ди. Келли погиб при падении, пытаясь сбежать из заключения в одном из замков Рудольфа. До известия о гибели Келли Ди продолжал надеяться на воссоединение со своим ясновидящим и всегда называл его «мой добрый друг».

В 1583 году Ди  реформировал для Англии юлианский календарь и осенью отправился на континент вместе с Келли в обществе польского дворянина, графа Альберта Ласки, Палатина Сарадии. Ласки впервые появился в Мортлэйке 18 марта того же года в поисках оккультных знаний и вскоре стал участником энохианских контактов. Ангелы предсказывали Ласки великие политические достижения, что, естественно, очень ему льстило, как и перспектива надеть польскую корону. Однако 2 июля речи ангелов приобрели зловещий оттенок:

Мадими: Государственный казначей и он (Вальсингем) объединились, а они тебя ненавидят. Я слышал, как они говорили о том, что вскоре ты сойдешь с ума. Они сделают все, что угодно, чтобы обезопасить себя. Вскоре они будут заманивать тебя в ловушку; наблюдай за ними.

Ди: Господи, смилуйся надо мной: какую ловушку (умоляю тебя) и кто?

Мадими: Они решили обыскать твой дом. Но они медлят, пока не уедет Князь [Ласки].

Ди: Но что они будут искать здесь?

Мадими: Они смертельно ненавидят Князя (оба)...

Ди: Господи, каков твой совет, дабы предотвратить это?

Мадими: Скажу главное: грешники не восторжествуют.

Ди: Но будут они обыскивать мой дом или нет?

Мадими: Сразу же после отъезда Князя — будут.

Ди: С какой целью? Что они надеются найти?

Мадими: Они подозревают, что князь — предатель.

Ди: Но им не в чем обвинять меня, даже в столь малом как изменнические мысли.

Мадими: Твои рассуждения благородны, но ты не можешь понять деяния грешников. По сути, они ненавидят тебя. Не доверяй им...

Ди: Я молю тебя говорить более ясно.

Мадими: В середине августа.

Ди: Если он уедет в середине августа, а наши ритуалы будут еще не завершены, что нам делать с нашей [ритуальной] мебелью, которая подготовлена и стоит в Рабочей комнате?

Мадими: У тебя мало веры Его отъезд соответствует окончательной воле Бога. Он твой большой друг и собирается многое для тебя сделать Он собирается воздать тебе добром, а ты будь готов оказать ему услугу.

Ни Ди, ни Келли не испытывали желания покидать Англию, но с помощью кнута и пряника ангелы вынудили их сделать это. Мужчины поверили, что послужат Богу и получат достойную награду, если будут сопровождать Ласки, и при этом — что Ди будет арестован, если останется в Мортлэйке. Угроза для Ди была вымышленной, но он поверил в нее.. Поскольку Ди был решительно намерен покинуть Англию, Келли был вынужден ехать с ним. Он надеялся использовать Ди, чтобы с помощью откровений ангелов узнать, как изготовлять красный порошок.

Ангелы мало что могли сказать о том, откуда Ди взять деньги на то, чтобы закрыть дом и перевезти жену, детей и слуг в Польшу, хотя он спрашивал их, пребывая почти в отчаянии.

Помимо того что ангелы заставили Ди и Келли скитаться по всей Центральной Европе в течение нескольких лет, они еще и предназначили Ди нежеланную для того роль пророка, он должен был путешествовать, встречаясь с правителями Польши и Богемии и излагать им учение ангелов. Ангелов мало волновал тот факт, что это учение считалось еретическим.

Против воли и здравого смысла Ди, ангелы вынудили его просить аудиенции у императора Рудольфа II в Праге 3 сентября 1584 года и прочитать ему лекцию.

Ди был неспособен добиться других аудиенций, хотя ангел Уриэль приказал Ди написать Рудольфу о том, что он (Ди) обладает секретом Философского камня и откроет его императору при следующей встрече. Рудольф отправил одного из своих шпионов, доктора Куртца, разведать больше о магии, которой занимаются Ди и Келли, а также добыть записи Ди о сеансах ясновидения и его хрустальный шар. К счастью, Ди хватило осторожности не посылать свои книги и инструменты императору.

Когда ангелы приказали Ди и Келли отправиться из Праги в Краков, чтобы встретиться с польским королем Стефаном Баторием, Ди колебался, пока не получил от Ласки письма с приглашением в Краков. Ангелы были в ярости от того, что Ди оспаривает их указания, и проклинали его.

Затем ангелы прокляли Ди и его детей до пятого колена, потому что он медлил повиноваться их приказу. В полном ужасе Ди молил снять проклятие, плача: «Господи, я глубоко сожалею, я слезами оплакиваю это ужасное оскорбление, ты видишь мое раскаяние в сердце, о Боже, Боже, Боже». Очевидно, это самоуничижение подействовало. Ди испытал сильное облегчение, когда ангелы сняли проклятье.

Самый необычный и интересный пример вмешательства энохианских ангелов в жизнь Ди и Келли — это широко известное дело об обмене женами. Весной 1587 года Келли начал проявлять все большее нежелание смотреть в хрустальный шар. Он хотел посвящать все свое время алхимии и посоветовал Ди использовать в качестве ясновидящего его старшего сына Артура. Он уже несколько раз на протяжении их сотрудничества угрожал бросить Ди в Богемии и в одиночестве вернуться в Англию, но на этот раз был особенно настойчив. Ди неохотно согласился проверить способности семилетнего Артура к ясновидению.

Мальчик оказался совершенно непригодным для этого. Ди умолял Келли вернуться к прежнему занятию, и Келли позволил себя уговорить. Тогда он признался в истинной причине такой неприязни к ангелам. Оказывается, они повелели ему сообщить Ди, что он и Ди должны сообща владеть своими женами. Они также сказали ему, что если он откажется повиноваться этому приказу, то должен полностью прекратить с ними общаться.

Ди потребовал недвусмысленных подтверждений тому, что ангелы действительно желали, чтобы каждый из них вступил в связь с чужой женой. На белом распятии появился написанный по-латыни приказ. Ди был шокирован. Вера, которую он испытывал к ангелам, казалось, разрушалась на глазах.

Однако Ди не потребовалось много времени, чтобы примириться с этой странной идеей. В туже ночь, когда он расстался с Келли и отправился к себе в спальню, он обнаружил, что его жена не спит и ждет его, чтобы услышать новые сообщения ангелоа «Тогда я рассказал ей все и сказал — Джейн, я не вижу другого средства, ибо как было сказано о нашей смене пары, так и должно быть сделано. И тогда она плакала и дрожала четверть часа. И я утешал ее, как мог, и так, веря в Бога и его Наставления, убедил ее, и она выказала свою решимость и согласие во имя Бога и его тайных Намерений, повиноваться Наставлению».

18 апреля 1587 года четверка подписала торжественный договор. Они согласились с этой «весьма странной новой доктриной» и потребовали от ангелов выполнить их часть сделки и поведать заключительную часть учений энохианской магии, как те обещали. Они поклялись: «Мы ради тебя отвергнем и попрем ногами все наши боязливые человеческие сомнения в любых неудобствах, которые случатся или могут случиться с нами, или преследовать нас (в этом или грядущем мире) в связи и по причине того, что мы принимаем эту доктрину».

В ответ они ожидали, что ангелы вознаградят их за послушание. Ди пишет:

«Теперь и женщины, и мы сами полагали необходимым понять волю Бога и его благие желания. Есть ли и буруг ли этот Договор и его слова приемлемы и сообразны благорасположению Его Божественного Величия. И что, когда акт физической близости будет совершен обеими парами, это угодит его Божественному Величию, чтобы скрепить печатью и одарить нас всеми своими Божественными, Милосердными и щедрыми Обещаниями и Благословениями, и так же обещанную нам мудрость, знания, способность и силы выполнять его приговор и показывать среди людей его непогрешимую истину, к его чести и славе».

Как долго продолжался этот «общий брак» — неизвестно. История об обмене женами — практически последний письменный эпизод оккультного сотрудничества Ди и Келли. Существует мнение, что этот обмен супругами не принес успеха, но для такого предположения нет никаких оснований, кроме того, что Ди и Келли расстались вскоре после подписания Договора. Однако причиной этого могла быть возрастающая известность Келли как алхимика, вследствие которой он все больше времени проводил в обществе императора Рудольфа и дворян Богемии. Келли продемонстрировал Рудольфу достаточно убедительное зрелище, чтобы тот даровал ему титул eques auratus, что позднее было переведено на английский как «рыцарь». Ди говорил о Келли как о «Бароне Богемского королевства».

Можно предположить, что если ангелы выполнили данные Ди и Келли обещания, то Келли получил способность изготовлять подлинный красный порошок, по крайней мере — на какое-то время. Какой бы фантастической ни выглядела эта версия, она объясняет внезапные успехи Келли в алхимии. Старший сын Ди, Артур, позже неоднократно утверждал, что в Богемии сам видел, как Келли изготавливает золото, и сам играл новыми золотыми слитками. Но как бы там ни было на самом деле, фактом является то, что Келли в Богемии наслаждался новообретенным богатством и славой, что и привлекло к нему внимание императора.

Не осталось письменных свидетельств о том, как Джоанна Келли отнеслась к договоренности об обмене женами, но, вероятно, она была шокирована не меньше, чем трое остальных. Обмен женами (или мужьями — как посмотреть) состоялся только потому, что ангелы обещали величайшие дары знания и силы, если Ди и Келли раз и навсегда докажут свою веру. Существует мало оснований предполагать, что основным мотивом этого была страсть, по крайней мере со стороны вовлеченных в дело людей.

Сам Ди считал, что магия была вознаграждением за его службу ангелам — за передачу их сообщений правителям Европы. Он считал себя их пророком и полагал, что в какое-то время в ближайшем будущем ангелы дадут ему разрешение совершить исходный восемнадцатидневный ритуал, который позволит ему использовать духов Сторожевых башен для своих личных целей.

Ди вернулся в Англию в 1589. За шесть лет его отсутствия библиотека в Мортлейке, в создание которой Ди вложил столько сил и средств, была разворована, многие ценные книги и научные инструменты утрачены.

Вскоре после возвращения Ди познакомился с Томасом Хэрриотом. Вдвоём они обсуждали предъявленные Хэрриоту и Рэли обвинения ватеизме, а также различные вопросы математики и естественных наук. В 1590 Хэрриот послал Ди копию одного из своих трудов с надписью «Моему дорогому другу».

В течение нескольких лет Ди пытался добиться назначения на какой-нибудь пост и компенсировать материальные потери, понесённые за время путешествий с Келли. Сперва он добивался назначения на должность Магистра Креста Св. Иоанна (?). Его прошение было одобрено Елизаветой, при условии, что своё согласие даст также архиепископ Кентерберийский. Однако тогдашний архиепископ Джон Уитгифт так и не дал своего одобрения.

В 1592 (и до 1596) Ди, наконец, был назначен ректором Колледжа Христа в Манчестере. Однако он с трудом справлялся со своими обязанностями, поскольку находившиеся под его началом коллеги не желали подчиняться «злому волшебнику». Вполне возможно, что Елизавета назначила Ди на этот пост в первую очередь для того, чтобы удалить его из Лондона.

В 1597 Погиб Эдвард Келли вследствие обширных травм, из-за злополучной попытки к бегству. Келли спрыгнул с крепостной башни, где сидел в заключении, а оказался он там после неудачной демонстрации алхимического опыта, и по обвинению в колдовстве и мошенничестве, от имени императора Рудольфа II, который за год до этого удостоил его дворянского титула.

В 1605 в Манчестере разразилась чума, унёсшая жизни жены Ди и нескольких его детей. Ди переехал в Лондон, где и умер в бедности в конце 1608 или в начале 1609.

Ди трижды был женат и имел двенадцать детей. Джон Обри даёт следущее описание внешности Ди:

«Он был высоки худощав. Он носил халат, подобный тем, что носят художники, с раскрытыми от локтя руками и длинным разрезом. Очень ясное, румяное лицо... длинная молочно-белая борода, очень красивый человек».

Старший сын Артур Ди также занимался алхимией и герметической философией. Одна из его дочерей – Катрин, – оказывала Ди финансовую поддержку последние годы его жизни.

После смерти Ди (1608 г.) его библиотеку приобрел антиквар сэр Роберт Брюс Коттон (1570—1631). Коттону также досталась как минимум часть магического инструментария Ди, включая его стол для ясновидения, один из кристаллов и восковые печати, служившие подставками под кристалл и под ножки стола. Некоторые из этих предметов благодаря библиотеке Коттона впоследствии оказались в. коллекции Британского музея. Кристалл был приобретен Британским музеем несколько позже. Стол сохранился до времен Мерика Касаубона. Медные гравюры на крышке стола, изображенные в начале «Подлинного и верного изложения», срисованы с оригинала. Потом стол исчез.

История записей бесед с ангелами весьма любопытна, поскольку обнаруживается почти сверхъестественная сохранность некоторых рукописей. Те, которые были приобретены Коттоном (часть работы Ди «LiberMysteriorum»'), вошли в книгу Касаубона «Подлинное и верное изложение». Шарлотта Фелл Смит называет их «последними тринадцатью книгами» бесед. Они охватывают период с 28 мая 1583 года по 2 апреля 1587 года с все увеличивающимися пропусками в датах по мере приближения к концу. Затем беседы возобновляются на недолгое время в 1607 году—с 20 марта по 7 сентября. В этот период Ди полагался на худшие по качеству услуги ясновидящего Бартоломью Хикмана. Записи 1607 года не содержат ничего ценного. Разрыв между последним сеансом ясновидения с Келли и первым записанным сеансом с Хикманом Касаубон называет «огромной пропастью». Сохранность записей бесед Ди с ангелами, которые проводились до 28 мая 1583 года, еще более удивительна. Касаубон об их существовании не знал. Спустя тринадцать лет после выхода «Подлинного и верного изложения», эти ранние записи попали в руки антиквара Элиаса Эшмола. Эшмол, который был широко известен в Лондоне своим интересом к древним манускриптам, обменял их на книгу у одного из охранников лондонского Тауэра, который получил их от своей жены.

Добиваясь расположения своего первого мужа, жена охранника купила в магазине старый сундук с «очень хорошим замком и необычайно изящными петлями». Прежде он принадлежал морскому врачу Джону Вудварду, который вероятно, приобрел его на распродаже в поместье Ди в 1609 году. Сундук простоял у женщины двадцать лет, и та не видела в нем ничего необычного. Затем, однажды передвигая его, она услышала внутри стук. Ее второй муж взломал дно и увидел «огромный потайной ящик, заполненный бумагами, в котором были также четки из оливы, которые и издавали стук».

Бумаги из сундука Ди содержали беседы с ангелами с 22 декабря 1581 года и до начала книги Касаубона. В них также были рукописи работ «48 Oaves Angeliqae», «De Heptarchia Mystica» и «Liber Scientiae Awciliis et Victoriae Terrestris» — настоящие сокровища. Поскольку часть из них была написана по-латыни, а остальное — довольно неразборчивым почерком Ди, охранник Тауэра, вероятно, решил, что они не представляют особой ценности. Эшмол, конечно, пришел в восторг.

Один из основателей Ордена Золотой Зари – Макгрегор Мазерс – возродил оккультный интерес к энохианской магии во второй половине XIX века. Хотя та система энохианской магии, что была принята в Ордене Золотой Зари больше опирается на книгу Касаубона, Мазерс, несомненно был знаком с рукописями самого Ди, хранящимися в Британском Музее. Энохианская магия Ордена Золотой Зари почти целиком построена вокруг Великой Скрижали четырех Сторожевых башен и сорока восьми Ключей, или Воззваний, которые Мазере весьма проницательно связал со Скрижалью. Одним из младших членов Ордена Золотой Зари был Алистер Кроули (1875—1947). Кроули, пожалуй, самый известный маг XX века. Во время путешествия в Мексику в 1900 году, Кроули посещал тридцатый и двадцать девятый Эфиры, а в 1909 году в Алжире он продолжил своё путеешствие от двадцать восьмого эфира к первому. Результатом этой магической работы стала книга «Видение и Голос», которую сам Кроули считал одним из главных своих творений и магических достижений.

Статья составлена на основе книги Дональда Тисона «Подлинная магия ангелов», изданной в России в 2005 году издательством Астрель.

 

© Thelema.ru