Джек Парсонс.

 

[Примечание редактора: Данное фрагментарное описание существует только в рукописи.]

I

1. Живой организм может быть расценен как поле, которое является результирующей величиной различных сил.

2. Чтобы функционировать, организм должен быть в состоянии разрешить эти силы с точки зрения направленной деятельности.

3. В неинтеллектуальных организмах фактором разрешения является инстинкт, унаследованная способность справляться с окружающей средой без большой нужды в предусмотрительности. Инстинкт регулирует следующее:

a. Автоматические жизненные процессы.
b. Агрессивную реакцию на голод, секс и опасность.
c. Рецессивную реакцию на опасность.
d. Защитную реакцию на молодые особи (иногда).
e. Рецессивную реакцию на секс (иногда).

4. Интеллект, вероятно, возникает в процессе обучения как дополнение к инстинкту. Улучшение инстинктивных функций с опытом отмечается у многих биологических видов.

5. У человека разумного интеллект возрос до величины, где сравнялся или даже превзошел инстинкт регулирования определенных основных сил.

6. Поскольку ни одна из этих разновидностей контроля не доминирует в человеке абсолютно, конфликт возникает в определенных областях. Если с конфликтом невозможно справиться ни интеллектуальными, ни инстинктивными средствами, он проецируется как символ. Религия возникает как способ заключения сделки с такими символами.

II

Чтобы иллюстрировать этот процесс, я перейду к полевому анализу групп.

1. Колонию или культуру можно рассматривать как результирующую величину различных отдельных организмов, существующих взаимозависимо. Примеры простейших из них – бактерии и плесневые грибки. Муравьи и пчелы представляют средний уровень, за ними следуют определенные виды рыб и птиц. Среди более высокоразвитых можно назвать стаи собак и волков. Определенные виды копытных животных, обезьяны и человек. Индивидуальность и самоопределение показывают рост сообразно степени развития, однако во всех этих культурах взаимозависимость сохраняет силу.

2. Принцип результирующей величины или направляющей силы, сконцентрированной в одном человеке, как представляется, работает в некоторых из этих культур, особенно в более развитых. Принцип можно отметить на примерах цариц муравьев пчелиных маток, но он кажется бесспорным в случае вожаков стай птиц, волков и обезьян. Этот принцип срабатывает инстинктивно, принимаю форму самого сильного и самого способного животного, которое же более или менее неизбежно отвергается или уничтожается, когда его сила и способности начинают ему изменять.

3. Принцип ограничения численности, как кажется, работает для культур-колоний, за исключением человеческих. Возможным основанием для этого служат экологические и логистические факторы, а также и другие функциональные ограничения. Даже в случае человека, единицы сообщества, племени или семьи могут быть истинной мерой пределов культуры.

4. Принцип зачастую работает таким образом, что люди, бросившие вызов лидеру группы и потерпевшие неудачу, уходят, иногда вместе с некоторыми соплеменниками, и образуют ядро новой группы.

5. Хотя лидерство в таких культурах обычно принадлежит мужчинам, обучение и руководство индивидов в раннем возрасте осуществляется, главным образом, женщинами. Следовательно, женщин более сильного типа играют весьма значительную роль в определенных аспектах управления группой.

III

Прототипы божества мужского пола, умирающего бога, Героя и богини-матери в религиозной мифологии могут быть замечены соответственно в случаях 2, 4 и 5 выше.

Теперь мы можем продолжить полевой анализ человеческой культуры с точки зрения биполярного конфликта между инстинктом и интеллектом.

1. Поскольку интеллект стремится к рационализации, власть лидера мужского пола будет казаться благом зависящим от него членам группы, однако покажется злом – зарождающемуся типу героя, функцией которого станет убийство или смещение вождя, либо раскол племени. С точки зрения вождя герой будет казаться как преступником, которого следует любой ценой взять под контроль или уничтожить. Аналогичным образом женщина, являющаяся источником всяческого совершенства для молодежи, может предстать как вероятное препятствие для действий героя, а также как возможная угроза власти вождя.

2. Как утверждается выше, при неразрешимости конфликтов этого типа, они проецируются как символы. Вовлеченные в конфликт персонажи могут получить проекцию как демоны, духи и призраки мертвых, как ведьмы, драконы, чудовища, боги и богини, каждый из которых будет содержать биполярный элемент конфликта. Они становятся принадлежностью как всего племени, так и отдельных людей; с ними соотносятся неразрешимые проблемы.

3. Так как люди, кроме цивилизованных индивидов, не могут все время отсылать проблемы к фактически не существующим символам, на сцену выходит маг-жрец как представитель и персонификация этих символов, то есть, как посредник между настоящей проблемой и ее проекцией. Затем посредством процессов, составляющих символическую и действительную части, конфликты разрешаются к общему удовлетворению племени. В этом и состоит основная черта и функция религии.

4. В случае подвижных динамических культур конфликты будут вспыхивать снова и снова в новых формах, что потребует сплава личностей священника и героя в тех людях, которые развивают новые методы разрешения, зачастую безумно рискуя.

5. Следует отметить, что конфликты между индивидами подобны племенным разногласиям. Они имеют то же самое происхождение, проецируются таким же образом и принимают те же самые символические формы. Таким образом человек, который борется и решает свои собственные проблемы, будет иметь возможность проделать то же самое для племени более или менее самопроизвольно.

6. Так как прототип каждого типа существует в его противоположности, возникает еще один биполярный конфликт между любовью и ненавистью, который в некоторых аспектах склоняет к самоубийству. Из такого конфликта вырастает особая глубоко укоренная злоба, а также щедрые сверх меры благодеяния, выраженные в определенных проекциях. 

IV 

Теперь мы можем перейти к исследованию методов разрешения этих конфликтов, используемых в различных культурах. Они довольно просты, фундаментальны и отличаются удивительным сходством во всем мире. Разделив проблемы конфликта по основным признакам, мы получаем:

A. Вождь и Герой (отец и сын, суперэго и эго, комплекс кастрации, Бог и дьявол, общество (мужское) и бунтарь и т.д.). Избавитель.

B. Женщина и Мужчина (мать-сын, муж-жена, отец-дочь, брат-сестра, общество (ж[енское]) и бунтовщица, ведьма, богиня.

C. Вторичные конфликты, например, индивид – общество, внутриплеменной разлад и т.д. появляются как дополнение к фундаментальным.

Даже нынешние негативистские аспекты конфликта можно разделить следующим образом.

A. Вождь может злоупотребить своей властью и необузданные агрессивные части его личности подвергнут племя опасности – или – опасность для племени возникнет из-за слабости и нерешительности вождя.

B. Герой может зайти слишком далеко в бунте – или – из-за слабости восстание потерпит поражение.

C. Женщина доминирует благодаря своей юности безраздельно или слишком долго – или – наносит раны своим безразличием или пренебрежением.

Эти соображения заставляют сомневаться в таких областях, где сомнение может стать фатальным, и таким образом потребовать крайних и окончательных проекций.

[Примечание редактора: Рукопись содержит еще две дополнительные страницы, но поскольку Парсонс их вычеркнул, они здесь опущены.]

 

© Перевод: Ольга Муратова

© Castalia.RU

© Thelema.RU