Алистер Кроули.

 

LIBER SAMEKH

Theurgia Goetia Summa
(Congressus cum Daemone)
Sub figura DCCC
[1]

 

ЗВЕРЬ 666 использовал этот Ритуал для достижения Познания и Собеседования со своим Священным Ангелом-Хранителем на протяжении полугода, отведенного на проведение Операции Священной Магии АБРАМЕЛИНА-МАГА.

(Ритуал составлен ЗВЕРЕМ 666 в помощь БРАТУ PROGRADIOR в An. XVII при Q в 6° F [30 августа 1921 года] в Телемском аббатстве в Цефаладии [2].)

Официальная публикация A.·.A.·.

Текст класса D для степени Младшего Адепта.

ПУНКТ I [3]
EVANGELII TEXTUS REDACTUS [4]

Призывание,
восстановленное магическим путем, со значениями
ВАРВАРСКИХ ИМЕН,
которые определены по этимологии или при помощи каббалы
и изложены на английском языке

Раздел A. Клятва

1. Тебя призываю, о Нерожденный!
2. Тебя, сотворившего Землю и Небо.
3. Тебя, сотворишего Ночь и день.
4. Тебя, сотворившего тьму и Свет.
5. Ты — ASAR UN-NEFER [Асар ун-Нефер] [5], незримый людям.
6. Ты — IA-BESZ [Иа-Бэс] [6].
7. Ты — IA-APOPHRASZ [Иа-Апофрас] [7].
8. Ты отличил правое от Неправого.
9. Ты сотворил женщину и Мужчину.
10. Ты произвел Семя и плод.
11. Ты сотворил Людей для любви друг к другу и ненависти друг к другу.

Раздел Aa

1. Я — ANKH-F-N-KHONSU [Анх-эф-на-Хонсу][8]], твой Пророк, которому вверил Ты свои таинства, обряды KHEM [Хем] [9]].
2. Ты произвел влажное, и сухое, и то, что питает всю сотворенную Жизнь.
3. Слушай Меня, ибо Я — Ангел PTAH-APOPHRASZ-RA [Птаха-Апофраса-Ра] [10]: се Истинное Имя Твое, врученное пророкам KHEM [Хем].

Раздел B. Воздух

Слушай меня:

AR [Ар] («О, дышащее, льющееся Солнце!»)
ThIAF [11] [Тиао] («О, Солнце IAF [ИАО]! О, Солнце-Змеелев; о Зверь, стремящийся вперед, подобно вихрю; молния, что зачинает Жизнь!»)
RhEIBET [Рейбет] («Ты, льющийся! Ты, движущийся!»)
A-ThELE-BER-SET [А-Теле-Бер-Сет] («Ты — Сатана-Солнце, Хадит, движущийся без Воли!»)
A («Ты — Воздух! Дыхание! Дух! Ты, не знающий ни границ, ни оков!»)
BELAThA [Белата] («Ты — Сущность, Воздух быстротекучий, Гибкость!»)
ABEU [Абеу] («Ты — Странник, Отец всего сущего!»)
EBEU [Эбеу] («Ты — Странник, Дух всего сущего!»)
PhI-ThETA-SOE [Фи-Тэта-Соэ] («Ты — Сияющая Сила Дыханья! Ты — Змеелев-Солнце! Ты, Спаситель, — спаси!»)
IB [Иб] («Ты — Ибис, тайная Птица-отшельник, непогрешимая Мудрость, чье Слово — Истина, Магией своей творящая Мир!»)
ThIAF [Тиао] («О, Солнце IAF [ИАО]! О, Солнце-Змеелев; о Зверь, стремящийся вперед, подобно вихрю; молния, что зачинает Жизнь!»)

(Подразумевается Воздух — сияющая обитель солнечно-фаллической Птицы, «Святого Духа» меркурианской природы.)

Слушай Меня и сделай Меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что под Сводом небесным, в Эфире и на Земле; под Землей, на Суше и в Море; в вихре Воздуха; в беге Огня; каждая Чара и каждый Бич Божий — Мне да будут послушны!

Раздел C. Огонь

Я призываю Тебя, о грозный незримый Бог, обитатель Пустыни Духа!

AR-O-GO-GO-RU-ABRAO [Ар-О-Го-Го-Ру-Абрао] («Ты — духовное Солнце! Сатана, Ты — Око, Ты — Вожделенье! Громко воскликни! Громко воскликни! Вращай Колесо, о, мой Отец, о, Сатана, о, Солнце!»)
SOTOU [Сотоу] («Ты — Спаситель!»)
MUDORIO [Мудорио] («Тишина! Вручи мне Тайну Твою!»)
PhALARThAO [Фалартао] («Дай мне испить молока твоего, ты — Фаллос, ты — Солнце!»)
OOO [ООО] («Сатана, Ты — Око, ты — Вожделенье! Сатана, Ты — Око, ты — Вожделенье! Сатана, Ты — Око, ты — Вожделенье!»)
AEPE [Аэпэ] («Ты, сам себя породивший,  правящий сам собою, возвышенный, Высочайший!»)
Нерожденный[12]!

(Подразумевается Огонь — сияющая обитель солнечно-фаллического Льва уранической природы.)

Слушай Меня и сделай Меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что под Сводом небесным, в Эфире и на Земле; под Землей, на Суше и в Море; в вихре Воздуха; в беге Огня; каждая Чара и каждый Бич Божий — Мне да будут послушны!

Раздел D. Вода

Слушай меня:

RU-ABRA-IAF [13] [Ру-Абра-Иао] («Ты — Колесо, ты — Лоно, вместившее Отца IAF [ИАО]!»)
MARIODOM [Мариодом] («Ты — Море, Ты — Обиталище!»)
BABALON-BAL-BIN-ABAFT [Бабалон-Баль-Бин-Абаот] («Ты — Врата Великого Бога ON [Он]! Ты — Госпожа Понимания Путей!»)
ASAL-ON-AI [Асал-Он-Аи] («Привет Тебе, невозмутимая! Привет, сестра и невеста ON [Он], Бога, который есть всё и ничто, Силой Одиннадцати!»)
APhEN-IAF [Афен-Иао] («Ты — Сокровище IAO [ИАО]!»)
I [И] («Ты — Дева обоеполая! Ты — Тайное Семя! Ты — непогрешимая Мудрость!»)
PhOTETh [Фотэт] («Обитель Света...»)
ABRASAX [Абрасакс] («...Отца, Солнца, Хадита, протяженности Эона Хора!»)
AEOOU [Аэооу] («Владычица Западных Врат Небес!»)
ISChURE [Исхюрэ] («Могуча сила твоя!»)
Могучая и Нерожденная! [14]

(Подразумевается Вода — сияющая обитель солнечно-фаллического Дракона-Змея нептунианской природы.)

Слушай Меня и сделай Меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что под Сводом небесным, в Эфире и на Земле; под Землей, на Суше и в Море; в вихре Воздуха; в беге Огня; каждая Чара и каждый Бич Божий — Мне да будут послушны!

Раздел E. Земля

Я призываю Тебя:

MA [Ма] («О, Мать! О, Истина!»)
BARRAIO [Барраио] («Ты — Масса! [15]»)
IOEL [Иоэль] («Привет Тебе, о сущая!»)
KOThA [Кота] («Ты — полая!»)
AThOR-e-BAL-O [Атор-э-Баль-О] («Ты — Богиня Красоты и Любви, кою лицезреет и желает Сатана!»)
ABRAFT [Абраот] («Отцы, муже-женские, желают Тебя!»)

(Подразумевается Земля — сияющая обитель солнечно-фаллического Гиппопотама [16] венерианской природы.)

Слушай Меня и сделай Меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что под Сводом небесным, в Эфире и на Земле; под Землей, на Суше и в Море; в вихре Воздуха; в беге Огня; каждая Чара и каждый Бич Божий — Мне да будут послушны!

Раздел F. Дух

Слушай Меня:

AFT [Аот] («Муже-женские Духи!»)
ABAFT [Абаот] («Муже-женские Праотцы!»)
BAS-AUMGN [Бас-Аумгн] («Вы, Боги, идущие вперед, произносящие AUMGN» [17])
ISAK [Исак] («Тождественная Точка!»)
SA-BA-FT [Са-Ба-От] («Нут! Хадит! Ра-Хор-Хут!»
IAF [ИАО] («Привет Тебе, Великий Дикий Зверь! Привет тебе, IAO [ИАО]!»)

Раздел Ff

1. Это Владыка Богов.
2. Это Владыка Вселенной.
3. Это его страшатся ветры.
4. Это Он, сделавший Голос Заповедью Своей, Всевластный Владыка, Правитель, Царь и Помощник.

Слушай Меня и сделай Меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что под Сводом небесным, в Эфире и на Земле; под Землей, на Суше и в Море; в вихре Воздуха; в беге Огня; каждая Чара и каждый Бич Божий — Мне да будут послушны!

Раздел G. Дух

Слушай меня:

IEOU [Иэоу] («Сокровенное Солнце моего “Я”!»)
PUR [Пур] («Ты — Огонь! Ты — Звезда о шести лучах, посвятитель, объятый Силой и Пламенем!»)
IOU [Иоу] («Сокровенная Душа моего “Я”!»)
PUR [Пур] («Ты — Огонь! Ты — Звезда о шести лучах, посвятитель, объятый Силой и Пламенем!»)
IAFTh [Иаот] («Солнцелев-Змей, привет тебе! Приветствую тебя, Великий Дикий Зверь, о IAO [ИАО]!»)
IAEO [Иаэо] («Дыханье моей Души, дыханье моего Ангела!»)
IOOU [Иооу] («Вожделенье моей Души, вожделенье моего Ангела!»)
ABRASAX [Абрасакс] («Отца, Солнца, Хадита, протяженности Эона Хора!»)
SABRIAM [Сабриам] («О, Святой Грааль! О, Чаша Бабалон! О, Ангел мой, вливающий Себя в мою Душу!»)
OO [ОО] («Око! Сатана, Господь мой! Вожделенье Козерога!»)
FF [ОО] («Ангел мой! Посвятитель мой! Ты един со мною — Звезда о шести лучах!»)
AD-ON-A-I [18] [Ад-Он-А-И] («Господь мой! Мое тайное “Я”, что превыше всякого “я”, Хадит, Всеотец! Приветствую тебя, ON [Он]! Ты — Солнце, ты — Жизнь Человеческая, ты — Пламенный Меч Пятиликий! Ты — Козерог, вознесшийся в Страсти на вершины Земли; ты Змей, простершийся в Жизни по равнинам Земли! Дух пресвятой! Семя премудрое! Невинный Младенец! Сердце Сердец! Слово Словес! Явись, о Свет сокровеннейший!»)
EDE [Эдэ] («Поглоти меня!»)
EDU [Эду] («Поглоти же меня!»)
ANGELOS TON ThEON [Ангелос тон Теон] («Ты — Ангел Богов!»)
ANLALA [Анлала] («Восстань во Мне, свободно струящийся, Ты, который есть Ничто, который есть Ничто, — и изреки свое Слово!»)
LAI [Лаи] («Я есмь Ничто, как и Ты! Я желаю Тебя! Я лицезрею тебя! Мое Ничто!»)
GAIA [Гайя] («Взвейся, Земля!» [19])
AEPE [Аэпэ] («Ты, Возвышенный! Оно [20] взвивается ввысь; оно извергается» [21].)
DIATHARNA THORON [Диатарна Торон] («Се! Излияние семян Бессмертия!»)

Раздел Gg. Достижение

1. Я есмь Он — Нерожденный Дух, зрячий стопами, могучий Бессмертный Огонь!
2. Я есмь Он — Истина!
3. Я есмь Он, ненавидящий зло, творимое в Мире!
4. Я есмь Он, сверкающий молнией, громом гремящий!
5. Я есмь Он, от Кого происходит Жизнь на Земле!
6. Я есмь Он, чьи уста вечно объяты огнем!
7. Я есмь Он — Зачинающий и Воплощающий в Свете!
8. Я есмь Он, Милосердие Мира!
9. «Сердце, обвитое Змеем» — Имя Мое!

Раздел H. Повеление Духу

Выйди, и следуй за Мной, сделай Меня владыкой над всеми Духами мира: каждый Дух, что под Сводом небесным, в Эфире и на Земле; под Землей, на Суше и в Море; в вихре Воздуха; в беге Огня; каждая Чара и каждый Бич Божий — Мне да будут послушны!

Раздел J. Провозглашение Зверя 666

IAF! SABAF! [22] [ИАО! Сабао!]

Таковы Слова!

ПУНКТ II
ARS CONGRESSUS CUM DAEMONE
[23]

Раздел А

Пусть Младший Адепт встанет в Круге своем на Квадрат Тиферет, вооружившись Жезлом и Чашей; но пусть совершает весь этот ритуал в своем Теле Света. Он может возжечь Хлебы Света или Благовоние Абрамелина; для подготовки он может практиковать «Liber 175», читать «Liber LXV» [24] и выполнять упражнения Йоги. Он может воззвать к ХАДИТУ при помощи «вина и диковинных снадобий» [25], если будет на то его воля [26]. Круг должен быть подготовлен по обычным формулам изгнания, освящения и т.д.

Младший Адепт декламирует раздел А, как перечисление атрибутов Своего Священного Ангела-Хранителя перед этим Ангелом. Каждую фразу надлежит осознавать с полным сосредоточением силы, достигая как можно более совершенного самадхи с провозглашаемой истиной.

Строка 1. Младший Адепт отождествляет своего Ангела с Айн Соф и с Кетер как порождением последней, возникновением Хадита в беспредельном Теле Нут.

Строки 2, 3 и 4. Младший Адепт утверждает, что его Ангел сотворил (в целях самопознания посредством проекции в обусловленную Форму) три пары противоположностей: а) Фиксированное и Летучее; б) Непроявленное и Проявленное, и в) Неподвижное и Подвижное. Или, иными словами, Отрицательный и Положительный аспекты Материи, Ума и Движения.

Строка 5. Младший Адепт провозглашает, что его Ангел есть «Он сам, ставший Совершенным», добавляя, что эта Индивидуальность непостижима и нерушима. В Ритуале Неофита Золотой Зари [27] Иерофант олицетворяет Осириса, обретшего совершенство, а Соискатель — Осирис природный — должен достичь тождества с ним. Но в новом Эоне Иерофант — Хор [28]; следовательно, Соискатель тоже должен стать Хором [29]. Какова же формула посвящения Хора? Это уже не формула Мужчины, обретающего посвящение через смерть. Это — естественное развитие Ребенка. Опыт, который он приобретает, более не сопряжен с катастрофическими преобразованиями. Его символ — «Дурак»: невинный и беспомощный Гарпократ-Ребенок превращается в Зрелого Хора, когда обретает Жезл. Der reine Thor [30] получает Священное Копье. Вакх становится Паном. Священный Ангел-Хранитель — это Бессознательное Творческое «Я», Духовный Фаллос. Поэтому рекомендуется с самого начала заменить имя «Асар-ун-Нефер» на «Ра-Хор-Хут», а позднее Адепту следует использовать вместо него имя собственного Священного Ангела-Хранителя, когда оно станет ему известно.

Строка 6. Младший Адепт приветствует Ангела как БЭСА — Материю, которая разрушает и поглощает Божественное начало, что необходимо для Воплощения любого Божества.

Строка 7. Младший Адепт приветствует Ангела как АПОФРАСА — Движение, которое разрушает и поглощает Божественное начало, что необходимо для Воплощения любого Божества. Благодаря совместному действию двух этих ДЬЯВОЛЬСКИХ СУЩНОСТЕЙ Бог, на которого они охотятся, получает возможность приобщиться к радости бытия через Причастие разделенных «Жизни» (Хлеб — плоть БЭСА) и «Любви» (Вино — кровь или яд АПОФРАСА).

Строка 8. Младший Адепт провозглашает, что Его Ангел «вкусил Плод Древа Познания Добра и Зла» или, иными словами, обрел мудрость (в Двоице, Хокме), необходимую для постижения формулы Равновесия — формулы, которая теперь стала Его собственной, ибо теперь Он может в точности приспособиться к той окружающей среде, которую Сам же для Себя избрал.

Строка 9. Младший Адепт провозглашает, что Его Ангел утвердил Закон Любви как магическую формулу Вселенной и что Он способен возвращать феномены в ноуменальную фазу, соединяя любые две противоположности в экстатической страсти.

Строка 10. Младший Адепт провозглашает, что Его Ангел предписал этой формуле Любви содействовать не только растворению отдельных Любящих в Его безличной Божественности, но и достигать согласия в «Ребенке», который представляет собой квинтэссенцию сущностей обоих родителей, возведенную на более высокий по сравнению с ними уровень Бытия, так что каждое новое поколение становится шагом на пути алхимического продвижения к совершенству, в направлении все возрастающей сложности. Если строка 9 утверждает принцип Инволюции, то строка 10 служит утверждением Эволюции.

Строка 11. Младший Адепт утверждает, что Его Ангел изобрел способ самопознания: цель Воплощения заключается в том, чтобы обрести членораздельное понимание Души посредством оценки ее реакций на взаимодействие с другими воплощенным Сущностями и наблюдения их взаимодействий друг с другом.

Раздел Aa

Строка 1. Адепт утверждает свое право на осознанное общение со Своим Ангелом — на том основании, что Ангел Сам преподал ему Тайную Магию, позволяющую установить с Ним Связь. Имя «Моисей» («Mosheh») состоит из MH [31] —  формирования, осуществляющегося через Йехиду, Хию, Нешаму и Руах (сефирот от Кетер до Йесод), поскольку 45 есть сумма чисел от 1 до 9, — и Sh [Шин], 300, суммы чисел от 1 до 24, то есть числа, на Пятнадцать превосходящего вышеуказанные Девять [32].

Кроме того, 45 — это ADM, «человек». Следовательно, «Моисей» есть имя человека как Формы, скрывающей в себе Бога. Однако в ритуале Адепту надлежит заменять это «Моисей»  своим собственным девизом Младшего Адепта. Вместо «Израиля» пусть использует название своего собственного Магического Рода, согласно Клятвам, которые он принес в Нашем Священном Ордене! (Сам Зверь 666 использовал в этом разделе имена «Анх-эф-на-Хонсу» и «Хем».)

Строка 2. Адепт напоминает своему Ангелу, что Он сотворил Ту Единую Сущность, о которой сказал Гермес в «Изумрудной Скрижали», Сущность, соединяющую в себе все противоположности Бытия и тем самым служащую Талисманом, заряженным Духовной Энергией Существования, Эликсиром или Камнем, состоящим из физической основы Жизни. Это Напоминание помещено между двумя личными воззваниями к Ангелу — как бы в знак того, что Адепт заявляет о своей привилегии принять это Причастие, которое созидает, хранит и спасает все сущее.

Строка 3. Здесь Адепт утверждает, что он сам есть «Ангел», то есть вестник, своего Ангела; иначе говоря, что он представляет собою разум и тело, обязанность которых — в том, чтобы воспринимать и передавать Слово его Ангела. Он приветствует своего Ангела не только как «Ун-нефера» — Совершенство, к которому он сам, человек, стремится как «Асар», — но и как Птаха-Апофраса-Ра — личность (Хадита), окутанную Драконом (Нут) и в результате проявляющуюся как Солнце (Ра-Хор-Хут). «Яйцо» (или Сердце), «обвитое Змеем» — один из родственных этому символов, служащий для выражения той же идеи в более поздней части ритуала [33].

Раздел B

В следующих далее разделах, от B до Gg, Адепт переходит от созерцания к действию. Ему предстоит обходить Круг в астральном теле, творя подобающие пентаграммы, сигилы и знаки. Двигаться ему надлежит противосолонь. Он пройдет три дуги, каждая из которых охватывает три четверти Круга. Минуя киблу — направление на Болескин, — он должен совершать Знак Входящего. Тем самым он собирает Силу, естественным образом исходящую из этой точки [34], и направляет ее на путь движения Мага [35]. Во время этих призываний Маг мысленно увеличивает свой объем и рост до предела [36], облекаясь формой и сознанием Божества Стихии каждой из четвертей. После этого он начинает вибрировать «Варварские Имена» ритуала.

Сигилы енохианских Царей четырех Стихий. Слева направо: Воздух, Вода, Земля и Огонь

При этом следует не только наполнять все свое существо до предела силой этих Имен, но и выражать свою Волю, глубоко осознанную как динамический аспект своего Творческого «Я», в символически уместном образе: не в форме Луча Света, Огненного Меча или чего бы то ни было иного, но в виде того телесного Вместилища Святого Духа, кое заключает в себе Льва и Змея, а потому посвящено БАФОМЕТУ — да воссияет на веки веков на Земле дивный Образ Его.

Затем пусть Адепт прострет свою Волю, представленную в этом воображаемом Облике, за пределы Круга и сделает так, чтобы она излучала Свет, соответствующий призываемой Стихии; и пусть каждое Слово его исторгается из этого Ствола страстным рывком, как если бы само его Звучание повелевало ему ринуться вперед сей же миг. Но при этом пусть каждое новое Слово будет вдвое мощнее, чем предыдущее — так, чтобы Ствол сей простерся в два раза дальше при Втором Слове, чем при Первом, вчетверо дальше — при Третьем, чем при Втором, и так далее, вплоть до конца. Более того, пусть так же устремляется вперед все сознание Адепта. Когда же он произнесет последнее Слово, пусть вберет свою Волю обратно, внутрь себя, стремительным, но плавным потоком, а затем предложит самого себя той точке, в которой она собралась, как Артемида — ПАНУ, дабы это идеально чистое сосредоточение Стихии очистило его до самых основ и овладело им со всею своею страстью.

При этом Таинстве полного слияния со Стихией пусть Адепт произнесет Повеление («Слушай Меня и сделай Меня...» и т.д.), ощущая всем своим существом, что это единение с данной четвертью Вселенной дарует ему совершеннейшую свободу и власть во всем, что ей соответствует.

Особое внимание надлежит обратить на формулировки, из которых состоит Повеление. «Свод небесный» — это Руах, «ментальный план»; это область Шу, или Зевса, вращающего Колесо гун — Трех Форм Существования [37]. Эфир — это Акаша, «Дух», эфир, о котором говорят физики, основа всех форм; Он воспринимает, фиксирует в себе и проводит все впечатления, не испытывая на себе их влияния и оставаясь неизменным. «Земля» — это сфера, в которой действие вышеописанных «фундаментальных» и эфирных сил становится доступным для восприятия. «Под Землей» находится мир тех явлений, которые придают форму этим воспринимаемым проекциям и определяют их особые свойства. «Суша» — это сфера безжизненных «материальных вещей», которые являются «сухими» (то есть непознаваемыми), так как не могут воздействовать на наше сознание. «Вода» — это среда, позволяющая нам ощущать упомянутые вещи; «воздух» — растворитель, благодаря которому мы можем осознавать и осмыслять эти ощущения. Он представлен в образе «вихрей» ввиду непостоянства мыслей и тщеты рассудка, от которого, тем не менее, зависит то, что мы называем своей «жизнью». «В беге Огня» — значит, в том мире, где блуждающая мысль возгорается устремлением Воли, мчащейся, как стрела. Эти четыре стадии иллюстрируют процесс преобразования «не-Я» в «Я». «Чара» [англ. spell  — «заклинание»] Божья — это любая форма сознания, а «Бич» Божий — любая форма действия.

Произнося Повеление в целом, Адепт требует власти над всеми элементами Вселенной, которую Его Ангел сотворил для того, чтобы явить Себе Самого Себя. Повеление это включает в себя власть над изначальной проекцией Потенциальности в разделенность, в основанную на противоположностях искусственную конструкцию, которая есть всего лишь игра Ума, и в уравновешенную тройственность способов или состояний существования, различные комбинации которых определяют свойства Космоса. Кроме того, оно включает в себя некий структурный стандарт, жесткую систему отсчета как основу для всевозможных соотнесений. Это те условные основания (не объекты как таковые, а определяющие их правила или законы), на которых воздвигнут Храм Бытия, чьи материалы сами по себе окутаны непроницаемой тайной, непостижимы, как Душа, и, подобно Душе, отражаются в символах, которые мы можем ощущать, воспринимать и приспосабливать для использования, даже не имея возможности узнать всю Истину о них. Адепт обобщает все эти идеи, требуя власти над всеми формами выражения, которые только возможны для Бытия, — над всеми мыслимыми «чарами» (идеями) и «бичами» (действиями) Божьими, то есть его собственными. Адепт должен принять каждого «духа», каждую «чару» и каждый «бич» как часть своего окружения и сделать их «послушными» себе, то есть осознать каждый из этих элементов как одну из причин, внесших свой вклад в его существование. Все они в совокупности сделали его таким, каков он есть. Все они в точности соответствуют его возможностям.  Все они — в конечном счете — равноценны. Сам факт, что Адепт таков, каков он есть, свидетельствует о том, что каждый из этих элементов уравновешен. Каждое новое впечатление воздействует в той или иной мере на всю систему в целом. Поэтому Адепту надлежит осознать, что ему послушно каждое событие. Оно происходит потому, что он в нем нуждается. Железо ржавеет потому, что его молекулы нуждаются в кислороде для удовлетворения своих склонностей. Водород им не нужен; поэтому такого события, как соединение железа с водородом, не происходит. Каждое переживание вносит свой вклад в то, чтобы мы стали единым и законченным целым. До тех пор, пока мы не осознаём этого, нам кажется, что это мы послушны происходящим с нами события; но как только приходит это осознания, события становятся послушны нам. И всякий раз, когда мы пытаемся уклониться от того или иного переживания, в чем бы оно ни заключалось, мы грешим против самих себя. Мы препятствуем осуществлению собственных склонностей. Жить — значит, претерпевать перемены; а сопротивляться переменам — значит, бунтовать против того самого закона, которому мы предоставили управлять нашей жизнью. Таким образом, негодовать на судьбу — значит, отрекаться от собственного всевластия и призывать смерть. Именно смерть — кара за каждое нарушение закона жизни. Отказ от усвоения какого бы то ни впечатления обрекает на голодную смерть ту из наших способностей, которая в нем нуждалась.

В данном разделе, разделе B, Адепт призывает Воздух в восточной четверти Круга, представляя свою Волю в образе Ствола, сияющего золотым светом.

Раздел С

Здесь Адепт призывает Огонь в южной четверти Круга; лучи, исходящие из его verendum [38], огненно-красны.

Раздел D

Здесь Адепт призывает Воду в западной четверти Круга; его Жезл изливает синее сияние.

Раздел E

Адепт проходит в северную четверть Круга и призывает Землю; его орудие вспыхивает цветками зеленого пламени.

Овладев этой Работой в совершенстве, Адепт начнет автоматически связывать все эти сложные идеи и намерения с соответствующими словами и действиями. После этого Он сможет углубить формулу, приумножая соответствия каждой Стихии. Так, Воду можно будет вызывать на водный манер, наращивая Волю величавым и непреодолимым движением, памятуя об увлекающей ее силе тяжести, но сохраняя видимость мягкой и безмятежной слабости. Когда же спроецированная таким образом Воля хлынет обратно в сферу Адепта, формулу Воды можно будет применить к ее естественной цели, осознанно и искусно направив ее на очищение и успокоение восприимчивых и эмоциональных частей своего характера и на растворение или вымывание тех спутанных водорослей предрассудков, которые мешают Адепту поступать согласно своей воле. Адепт, готовый использовать схожим образом остальные инвокации, сможет найти им подобающее применение самостоятельно.

Раздел F

Адепт возвращается на Квадрат Тиферет своего Тау-Креста и, обратившись лицом к Болескину, призывает Дух при помощи Активных Пентаграмм, сигила, именуемого Меткой Зверя, и Знаков L.V.X. Затем он вибрирует Имена, простирая свою Волю таким же образом, что и прежде, но вертикально вверх. В то же самое время он расширяет Источник этой Воли — сокровенный символ «Я» — во все стороны вокруг себя и вниз, как бы утверждая тем самым, что это «Я», будучи по форме двойным, не желает смириться с тем, что ему не удается полностью совпасть со Сферой Нут. При последнем Слове пусть вообразит, что отверстие (брахмарандра-чакра, расположенная на стыке черепных швов) в Навершии его Воли, где сосредоточено его сознание, раскрывается и испускает каплю прозрачной росы, и что эта жемчужина — не что иное, как его Душа, девственное приношение его Ангелу, выжатое из сущности Адепта силой его Устремления.

Раздел Ff

Произнося эти слова, Адепт не втягивает свою волю обратно, как в предыдущих разделах. Он представляет их себе как отражения Истины в той капле росы, где, трепеща, скрывается его Душа. Он осмысляет их как первое проявление сути своего Священного Ангела-Хранителя в своем сознании.

Строка 1. Понятие «Боги» включает в себя все сознательные компоненты природы Адепта.

Строка 2. Понятие «Вселенная» включает в себя все возможные явления, какие он способен осознать.

Строка 3. «Ветры» — это мысли Адепта, прежде мешавшие ему достичь своего Ангела.

Строка 4. Его Ангел сделал «Голос» магическим орудием, порождающим «Слова», и эти Слова были той самой Мудростью, посредством которой Он сотворил все сущее. Этот «Голос» представляет собой необходимую связь Адептом и его Ангелом. Ангел — это «Царь», Тот, кто «имеет право», «источник власти и источник чести»; он — Король (или Королевский Сын), спасающий Заколдованную Принцессу и делающий ее своей Королевой. Он — «Правитель», «бессознательная Воля», которой более не сможет противостоять невежественная и своенравная воля сознательного человека. И Он же — «Помощник», безошибочно верным ударом отправляющий Душу в головокружительный полет по назначенному ей небесному пути — с такой могучей силой, что никакое тяготение чужеродных тел никогда уже не собьет ее с истинной орбиты. Повеление, начинающееся со слов «Слушай меня...», здесь звучит от обыденного человеческого сознания, возвращенного в физическое тело: Адепт должен осознанно отказаться от своего Достижения, ибо пока что не все его существо целиком воспламенилось перед Возлюбленным.

Раздел G

Возвратив сознание в тело, Адепт, тем не менее, удерживает свой Символ в прежнем, расширенном состоянии. Он повторяет те же Знаки, что и в разделе F, но вместо Активных Пентаграмм Духа теперь использует Пассивные. Он сосредоточивает свое сознание на Двойном Символе своего «Я» и старается погрузить его в сон. Но если Операция проходит правильно, то к этому моменту Ангел уже принял подношение Росы и, пылко объемля расширенный символ Воли Адепта, влечет его к Себе. Слова, составляющие этот раздел, откликаются в Нем трепетом любви, от которого символ Воли содрогается с неистовой страстью. Отзвук этих содроганий достигнет даже физического слуха Адепта, но описать его он не сможет. Он одновременно и громче раскатов грома, и тише, чем шепот ночного ветерка. Он невнятен и в то же время исполнен смысла, превосходящего любые слова.

Пусть же Адепт всеми силами Души старается устоять пред Волей Ангела, укрывшись в прочном убежище цитадели своего сознания. Пусть всем своим существом сопротивляется натиску этого Голоса и Трепета до тех пор, пока сознание не покинет его и не обратится в Ничто. Ибо, если хоть одна частица ложного Эго останется нерастворенной, она запятнает девственную чистоту Истинного «Я» и осквернит Клятву; и с приближением Ангела частица эта воспламенится так ярко, что возобладает над всеми прочими частями ума, подчинит их себе, как тиран, и превратится в безумного деспота, который разрушит все свое царство дотла.

Но кто сможет противиться Ангелу, если все чувства угаснут? Натиск Духа Его будет возрастать до тех пор, пока верные ему легионы Змеельвов не ринутся из засады, пробуждая Адепта, призывая его в свидетели своей Воли и захлестывая своим воодушевлением все его существо, дабы он сознательно приобщился к их цели и увидел в ее простоте разрешение всех своих затруднений. И тогда Адепт поймет, что он возносится ввысь по столпу своего Символа Воли и что его Ангел — воистину не кто иной, как он сам: они близки друг другу вплоть до тождества, в котором участвует не только Эго, но и все бессознательные элементы, охваченные этим восходящим потоком.

Это вознесение почти всегда совершается в урагане ослепительного света, а также зачастую сопровождается звуком, который неизменно грандиозен и величествен, хотя по своему характеру может варьироваться в широких пределах [39].

Звездный ливень извергается из навершия Символа Воли и рассеивается по небу сверкающими галактиками. Это рассеяние нарушает сосредоточенность Адепта, ибо его разум не способен вынести столь многообразного великолепия. Ошеломленный Адепт, как правило, просто возвращается к обычному состоянию, в котором не помнит о пережитом опыте ничего, но сохраняет смутное, хотя и яркое ощущение полного облегчения и неописуемого восторга. Регулярное повторение этой практики укрепляет Адепта, помогая лучше осознать суть Достижения; а его Ангел, благодаря установившейся однажды связи, теперь может навещать его — и делает это часто, исподволь приучая Адепта воспринимать Его священное присутствие и влияние. Однако может случиться и так (особенно если успех был достигнут уже не однажды),  что с извержением Звездного ливня Адепт не вернется тотчас же в состояние простого смертного,  а отождествится с каким-либо из «Змеельвов» и будет сохранять осознание этого тождества до тех пор, пока этот «Змеелев» не отыщет надлежащее место в Пространстве, где его тайное «я» расцветет как Истина, которую Адепт затем сможет забрать с собой в земной мир.

Но это —  всего лишь побочный результат. Основная же цель ритуала заключается в том, чтобы установить такую взаимосвязь между подсознательным «я» и Ангелом, которая позволит Адепту осознать, что его Ангел представляет собой Единство, выражающее совокупность элементов этого «Я»; что в его обыденном сознании содержатся чуждые и враждебные ему элементы, случайно привнесенные окружающей средой; и что его Познание и Собеседование с его Священным Ангелом-Хранителем уничтожает все сомнения и заблуждения, дарует все мыслимые блага, преподает все истины и заключает в себе все возможные наслаждения. Важно, однако, чтобы Адепт не успокоился на одном лишь невыразимом осознании своего экстаза, но заставил себя проанализировать эту взаимосвязь и выразить ее в рациональных понятиях. Тем самым он просветит свое сердце и ум, возвысившись над фанатичным энтузиазмом настолько же, насколько музыка Бетховена превосходит военные барабаны западноафриканских племен.

Раздел Gg

К этому моменту Адепт должен осознать, чт его Акт Слияния с Ангелом подразумевает 1) смерть его прежнего сознания, память о котором сохраняется лишь в поглотивших его бессознательных элементах; 2) смерть самих этих бессознательных элементов. Но эту смерть следовало бы, скорее, назвать освобождением для обновления жизни через любовь. Осознав и постигнув эти элементы по отдельности и все вместе, Адепт становится «Ангелом» своего Ангела, подобно тому как Гермес есть Слово Зевса, чей собственный голос — Гром. Поэтому в данном разделе Адепт внятно (насколько это вообще можно сделать в словах) формулирует, чем для него является его Ангел. Он произносит эти реплики, полностью вобрав свое scin-læca [40] в собственное физическое тело и ограничив местопребывание Ангела своим сердцем.

Строка 1. «Я есмь Он» — заявление о том, что всякое чувство разделенности между «я» и «Я» уничтожено. Эти слова утверждают бытие — но только для третьего лица. «Нерожденный Дух» — абсолютно не зависящий от пространства; «зрячий стопами» означает, что стопы его вольны выбирать свой собственный путь. «Могучий» — это GBR, Маг в сопровождении Солнца и Луны [41]. «Бессмертный Огонь» — это творческое «Я»; безличная энергия не может погибнуть, какие бы формы она ни принимала. Горение есть Любовь.

Строка 2. «Истина» — это неизбежная взаимосвязь между любыми двумя объектами; поэтому, подразумевая двойственность, она все же позволяет нам помыслить о двух объектах как об одном, для определения которого необходима взаимодополняющая пара. Так, гипербола представляет собой простую идею, но для ее построения требуются две кривые.

Строка 3. Ангел в том виде, в каком его знает Адепт, — это сущность, пребывающая в Тиферет, а Тиферет заслоняет собою Кетер. Формально Адепт не воспринимает более высокие сефирот. В отличие от Совершеннейшего, он не может постичь, что все вещи в равной мере Иллюзорны и в равной мере Абсолютны. Он находится в сефире Тиферет, задача которой — Спасение; и он порицает события, породившие мнимую Скорбь, от которой он только что избавился. Кроме того, он осознаёт — даже на высотах экстаза — ограничения и изъяны своего Достижения.

Строка 4. Эти слова относятсяк явлениям, сопутствующим его Достижению.

Строка 5. Адепт признаёт Ангела Истинным «Я» своего подсознательного «я», сокровенной Жизнью своей физической жизни.

Строка 6. Каждое дыхание, каждое Слово Ангела с точки зрения Адепта исполнены творческого огня. Тиферет — это Солнце, а Ангел — духовное Солнце Души Адепта.

Строка 7. Здесь подводится итог всему процессу, в котором обусловленная  Вселенная приводится к самопознанию при помощи формулы продолжения рода [42]; вселившись в тело, ослепленное физическими чувствами, и в разум, скованный цепями рассудка, душа побуждает их осознать, что она обитает в них, и тем самым приобщает их к своему осознанию Света.

Строка 8. «Милосердие» здесь следует понимать в буквальном смысле — как «источник удовольствия» [43]. Само существование Ангела оправдывает всю затею с сотворением мира [44].

Строка 9. Эту строку следует изучить в свете сказанного в «Liber LXV» («Эквинокс», III, 1, стр. 65) [45].

Раздел H

Этот повтор требует от Адепта и его Ангела выйти в мир, дабы сообща «вкушать наслажденье среди живых, на Земле» [46].

Раздел J

Зверь 666 разработал вышеописанный способ использования этого ритуала,  на собственном опыте доказал его безупречную действенность при условии правильного проведения и записал все это на благо мира; поэтому Адепту, принявшему данный метод, приличествует вознести хвалу Его Имени в завершение работы. Вдобавок, это поощрит его к занятиям Магией, ибо послужит напоминанием о том, что воистину был уже Некто, достигший этим способом Познания и Собеседования со Своим Священным Ангелом-Хранителем, каковой более не покидал Его с тех пор и, сверх того, сделал Его Магом, Словом Эона Хора!

Ибо, да будет тебе известно, что имя IAF в своем самом сокровенном и могущественном смысле провозглашает Формулу Магии ЗВЕРЯ, при помощи коей Он сотворил многие чудеса. И так как воля Его — в том, чтобы весь мир овладел этим Искусством, ныне Он сокрывает Мудрость Свою в этом писании, дабы достойные сумели ее извлечь.

Пусть «I» и «F» смотрят во все стороны [47], но надежно защищают свое «A». «Отшельник» — для себя, «Дурак» — для врагов, «Иерофант» — для друзей. Девять — от природы, Ноль — по достижениям, Пять — по предназначению. В речи — быстрый, утонченный и скрытный; в мысли — творческий, беспристрастный, раскованный; в действии — кроткий, терпеливый, упорный.

Гермес — для слуха, Дионис — для осязанья, Пан — для зренья!

Дева, Дитя и Зверь!

Лжец, Слабоумный и Господин над Людьми!

Поцелуй, хохот и рев; имеющий ухо да слышит!

Возьми Десять, кои суть Одно, и Одно, что Едино в Трех, дабы скрыть их в Шести!

Твой Жезл — для всех Чаш, и Диск твой — для всех Мечей; но не предавай Яйца своего!

Сверх того, IAF истинно есть 666 в силу Числа; и это — Тайное Тайных. Кто познал его — тот Адепт из Адептов, Могучий средь Магов!

Что же до слова SABAF, то его число — Трижды по Двадцать и Десять [48], а значит, оно — Имя Айин, Ока, Господа нашего «Дьявола», Мендесского Козла. Он — Владыка Субботы Адептов, Он — Сатана, а значит, Он — Солнце, число которого в Магии — вновь 666, печать слуги Его, ЗВЕРЯ.

Опять же, «SA» — 61, Айн, Ничто, или Нут; «BA» означает «идти», и это — Хадит; «F» — Сын, порожденный ими, Солнце и Ра-Хор-Хут.

Итак, пусть Адепт поставит свой сигил на всех Словах, что начертал он в Книге Трудов своей Воли.

И в завершенье всего пусть произнесет: «Таковы слова!» [49] Тем самым он возвещает пред всеми, кто находится близ его Круга, что Слова эти истинны и сильны: ими связано все, что он пожелал связать, и отпущено все, что он пожелал отпустить.

Пусть Адепт совершает этот ритуал по всем правилам и в совершенстве раз в день ежедневно до истечения первой луны; затем, еще две луны, — дважды в день, на рассвете и на закате; затем, три луны, — трижды в день, добавив полдень; и, наконец, добавив еще и полночь, — еще четыре луны четырежды в день. Одиннадцатую Луну надлежит посвятить этой Работе всецело: пусть Адепт постоянно усердствует в пылком стремленье, отставив все остальное, кроме простейших потребностей в пище и сне [50]. Ибо истинная Формула [51], силы которой достало ЗВЕРЮ для этого Достижения, такова:

ПРИЗЫВАЙ ЧАСТО [52].

Пусть же все наконец придут к Познанию и Собеседованию со Священным Ангелом-Хранителем! Так говорит ЗВЕРЬ, вознося молитву собственному Ангелу Своему, чтобы Книга сия стала как Светоч горящий и как Источник живой Света и Жизни для всех, кто ее прочтет.

666

ПУНКТ III
СХОЛИИ К РАЗДЕЛАМ G И Gg

Адепт, освоивший этот ритуал и полностью постигший всю суть управляемого экстаза, должен постоянно помнить об астральной символике Звездного Ливня, символа Воли и символа Души, но в то же время не забывать и о своем долге перед физическом телом и окружением, доступным чувственному восприятию. Кроме того, его Тело Света должно поддерживать тесные взаимоотношения с явлениями своего плана, чтоб его собственное сознание могло исполнять свою функцию — защищать Адепта, рассредоточившего таким образом свои мысли, от одержимости.

Но при этом необходимо, чтобы Адепт заблаговременно научился отделять эти части своего сознания от их координационного центра, чтобы они превратились (временно) в независимо действующие единицы, способные при необходимости принимать сообщения из центра, но в то же время 1) самостоятельно заботиться о себе, не беспокоя руководителя, и 2) в должный срок представлять ему рапорт. Образно выражаясь, они должны вести как младшие офицеры, способные проявлять самостоятельность, инициативу и высокие моральные качества в исполнении общего Приказа по Войскам.

Таким образом, у Адепта должна быть возможность полагаться на то, что эти эти подчиненные ему отдельные «разумы» смогут управляться с обстоятельствами, в которых они находятся, на протяжении необходимого времени, безо всякого вмешательства с его стороны, а также возможность призвать их обратно в должный срок и получить точный отчет обо всех их приключениях.

Благодаря этому Адепт высвободит ресурсы для сосредоточения своего сокровеннейшего «Я» (той своей части, которая бессознательно формулирует его Истинную Волю) на осознании своего Священного Ангела-Хранителя.
Чтобы преуспеть в этом, необходимо отрешиться от осознания физического тела, мыслительных процессов и астральных явлений. Это условие первостепенной важности: соискатель остается глух к собственной Душе до тех пор, пока его внимание поглощают упомянутые функции; именно погруженность в их заботы мешает ему воспринять голос Души.

Благодаря данному ритуалу удалось:

1) занять эти части «я» надлежащей им работой, вследствие чего они перестали отвлекать соискателя;
2) полностью отделить и обособить их, ввиду чего душа освободилась от своих покровов;
3) пробудить в соискателе воодушевление — настолько мощное, что оно опьянило его и подействовало как обезболивающее; в результате он не чувствовал мук этой духовной вивисекции и не возмущался необходимостью терпеть их; так робкие влюбленные напиваются допьяна в первую брачную ночь, чтобы заглушить угрызения стыда, неким загадочным образом сопутствующего у них вожделению;
4) сосредоточить все необходимые духовные силы, соответствующие каждой из стихий, и мощным толчком вложить их все одновременно в устремление к Священному Ангелу-Хранителю;
5) привлечь Ангела вибрациями призывающих Его магических звуков.

Таким образом, этот ритуал действует по многим направлениям одновременно.

Сначала он разделяет Адепта на элементы, благодаря чему тот получает возможность рассчитать свои дальнейшие действия: решить, что именно следует изгнать, что — очистить, а что — сосредоточить. Затем Адепт может сконцентрировать свою Волю на важнейшем из ее элементов, преодолевая ее сопротивление (которое возникает автоматически, как физиологический рефлекс) путем разрушения внутренних запретов в состоянии воодушевления, полностью поглощающего Эго [53]. Вторая половина работы не требует от Адепта таких сложных усилий, ибо его Ангел прост и готов в любое время откликнуться на правильное обращение.

Однако результаты этого ритуала настолько разнообразны, что дать им четкое описание невозможно. Фактически, если Слияния удалось достичь во всей полноте, Адепту нет нужды сохранять какие бы то ни было воспоминания о происшедшем. Он может не осознавать ничего, кроме разрыва в последовательности осознаваемых событий, и судить о содержимом этой лакуны лишь по тонким изменениям, обнаружившимся в его собственной сущности. Более того, именно опыт такого рода может служить доказательством совершенного успеха в работе.

Для того, чтобы Адепт хоть как-то осознал единение со своим Ангелом, некая часть его сознания должна быть готова к восприятию подобного экстаза и способна выразить его понятным для нее самой образом. Для этого упомянутая часть сознания должна быть совершенной, абсолютно свободной от предубеждений и ограничений так называемого здравого рассудка. К примеру, вы не сможете воспринять откровение о природе жизни, основанное на теории Эволюции, если страстно убеждены в том, что человечество по природе своей не может иметь ничего общего с животными, или же в том, что сама идея причинно-следственной связи противна здравому смыслу. Одним словом, Адепт должен быть готов полностью отказаться от своей точки зрения на любой предмет и даже от свойственных ему от природы представлений о формах и законах и мышления [54]. Например, он может обнаружить, что его Ангел считает его «работу» или «любовь» бессмысленными пустяками, что человеческие представления о «времени» неверны, а человеческие «законы» логики применимы только для описания взаимосвязей между иллюзиями.

Кроме того, следует иметь в виду, что Ангел соприкоснется с Адептом в той точке, которая окажется восприимчивой к Его влиянию. Подобная точка, естественно, будет связана с самой яркой чертой в характере Адепта, а также будет, в подобающем смысле этого слова, чистой [55].

Так, художник, настроенный на восприятие пластической красоты, скорее всего воспримет зрительный образ Ангела в некой физической форме, представляющей чистую квинтэссенцию его идеала. Музыкант может вознестись к блаженству под звуки величественных мелодий, подобных которым он и не надеялся услышать. Философ же может достичь понимания неких поразительных истин и увидеть решение проблем, над которыми бился всю свою жизнь.

С этой теорией вполне согласуется то, что мы читаем об озарениях, пережитых людьми простодушными, наподобие того ремесленника, который «увидел Бога» и сказал, что Он похож на «маленькие груши» [56]. Опять-таки, нам известно, что экстаз воспламеняет идею, из которой неуравновешенный ум сотворил себе кумира, и порождает фанатичную веру, доходящую в своей неистовой силе до бешенства, проникнутую нетерпимостью и беспорядочную, как мысли безумца, но при этом способную преображать судьбы целых империй.

Но все внешние проявления — это лишь побочные результаты Познания и Собеседования со Священным Ангелом-Хранителем; суть же этого Слияния составляет ощущение внутренней близости. Эта близость (или, точнее, тождественность) не зависит ни от каких частных и конкретных форм выражения: она невыразима в словах, как сама Любовь.

Это переживание будет настолько мощным, что с уст Адепта, скорее всего, сорвется всхлип или вопль; взрыву духовного блаженства может сопутствовать какой-нибудь естественный физический жест, выражающий чисто животное чувство единения. Но подобные проявления заслуживают критики, поскольку свидетельствуют о недостатке самоконтроля. Хранить Безмолвие — благороднее.

В любом случае Адепту надлежит добиться такой общности со своим Ангелом, чтобы Душа его напиталась величием, независимо от того, доступно оно интеллектуальному выражению и пониманию или нет. Очевидно, что подобная духовная одержимость потрясает и ошеломляет душу, в особенности на первых порах. Душа в буквальном смысле слова страдает от избытка экстатических переживаний, точно так же как от очень сильной любви может в буквальном смысле кружиться голова. Душа впадает в забытье и обмирает. Но эта слабость мешает ей и наслаждаться, и постигать происходящее; «будь сильным! Тогда ты сможешь выдержать больше радости», — призывает «Книга Закона» [II:70].

Поэтому Адепту следует держать себя в руках, не поддаваясь возбуждению, и укреплять свою душу.

Лично я, ЗВЕРЬ, изучил методом проб и ошибок различные способы достижения этой цели. Самой действенной оказалась практика, в ходе которой Адепт заставляет свое тело бороться с душой. Пусть мускулы напрягутся изо всех сил, как у борца. Особенно сильно следует напрячь нижнюю челюсть и мышцы вокруг рта. Дыши глубоко, неторопливо, но мощно. Удерживай контроль над умом, говоря вслух, непрерывно и громко. Но чтобы это бормотание не отвлекло тебя от общения с Ангелом, не произноси ничего, кроме Его Имени. Адепт, еще не знающий этого Имени, не может достичь полного обладания своим Возлюбленным.  Поэтому для него главная задача — открыть свой слух голосу Ангела, дабы познать Его по Имени Его. Ибо — внемли же! — Имя Его, постигнутое верно и во всей полноте, возвещает о сущности Ангела во всех отношениях, а также являет собою формулу совершенства, к которому должен стремиться Адепт, и магической силы, посредством которой он должен работать.

Тот же, кому это Имя пока неизвестно, пусть повторяет Слово, достойное сего ритуала. Таковы слова ABRAHADABRA — Слово Эона, означающеее «Завершение Великой Работы», — и AUMGN, истолкованное в части III настоящей книги [57], а также имя ЗВЕРЯ, ибо Его число провозглашает Единение с Ангелом, а Его Работа — в том, чтобы приобщить всех людей к этому Тайному Тайных Магии.

Итак, пусть Адепт, повторяя то или иное слово, борется со своим Ангелом и противостоит Ему, принуждая Его не прерывать общения до тех пор, пока сознание Адепта не научится ясно постигать и в точности передавать [58] трансцендентную Истину от Возлюбленного к тому сердцу, в котором Он пребывает.

Настойчиво повторяя одно из этих Слов, Адепт даже на начальном этапе работы сможет удерживать состояние Единения в течение нескольких минут.

Но, как бы то ни было, ему следует разжигать свой пыл снова и снова, рассматривая успех не как повод для торжества, а как поощрение к еще более ревностному устремлению. Пусть прилагает все больше и больше усилий.

Пусть остерегается «вожделения к результату» [59] и чрезмерных ожиданий; и пусть сохраняет стойкость и мужество, если за первым успехом последует ряд неудач.

Ибо принцип «успех — залог успеха» многим кажется настолько неправдоподобным, что нередко возникает внутренний запрет, сводящий на нет все дальнейшие попытки. Страх неудачи мешает сосредоточиться и, таким образом, оправдывает сам себя. Известно, что после особенно приятного любовного свидания  многие боятся опозориться в следующие несколько раз и даже дольше, вплоть до тех пор, пока не сложатся по-настоящему близкие отношения и мужчина не привыкнет к мысли, что его возлюбленной и в голову не приходило ожидать от него сверхчеловеческих подвигов. Постепенно к нему возвращается уверенность. Нечленораздельный экстаз сменяется более трезвым наслаждением теми или иными частностями, из которых слагается общее очарование.

Точно так же буйный восторг путешественника перед новым пейзажем постепенно уступает место восхищению отдельными изысканными деталями общей картины. Поначалу его ослепляла красота в целом, и эти подробности были не видны; но когда проходит первое потрясение, они начинают вырисовываться одна за другой и страстное упоение сменяется осмысленной заинтересованностью.

Схожим образом и Адепт почти всегда начинает с неудержимых лирических излияний, полных всевозможного мистического вздора, наподобие «неизреченной любви», «немыслимого блаженства» и прочей «невыразимой бесконечности бездонных совершенств» [60]. Как правило, он теряет всякое чувство соразмерности, юмора и реальности, а впридачу и способность к трезвым суждениям. При этом его Эго зачастую раздувается до предела — так, что он был бы жалок и смешон, когда бы не был столь опасен для себя и окружающих. Кроме того, он склонен принимать новоявленные «истины откровения» за исчерпывающую истину обо всем на свете и настаивать на том, что они ценны и жизненно важны для всего человечества не меньше, чем для него самого.

Если мудрый человек услышит «на седьмом небе» те «неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» [61], он будет хранить их про себя. Ибо уже к шестому небу они могут оказаться неприменимы.

Адепту надлежит держать себя в руках, как бы его ни искушало стремление сотворить новое небо и новую землю за ближайшие несколько дней, возвестив на весь мир о своих победах. Он должен подождать, пока не восстановится равновесие, серьезно нарушенное столкновением с Бесконечностью.

Когда Адепт привыкнет к общению со своим Ангелом, его страстный экстаз станет более спокойным и ясным, а следовательно, и более мощным; эти переживания будут развивать и укреплять его умственные и нравственные качества, а не омрачать и расстраивать, как прежде. Он обретет способность беседовать со своим Ангелом, сколь бы невозможным это ни казалось когда-то; ибо теперь он будет знать, что буря звуков, которую он раньше принимал за Голос, была всего лишь шумом толпы его собственных путаных мыслей. Весь этот детский лепет насчет «бесконечности» рождался из неспособности к ясному мышлению по ту сторону привычных границ; так бушмен, столкнувшись с любым числом больше пяти, может назвать его только одним словом — «много».

Истина, изрекаемая Ангелом, необычайно расширяет кругозор Адепта, но при этом остается совершенно внятной и точной. В ней нет ничего двусмысленного или абстрактного. Она обладает определенной формой и подчиняется определенным законам таким же образом и в той же степени, что и любая другая истина. Она относится к истине материальной и интеллектуальной сфер человеческой деятельности во многом так же, как математическая философия с ее «бесконечными рядами» и «канторовым континуумом» — к школьной арифметике. Одна подразумевает другую и наоборот, хотя первая служит философу, чтобы исследовать сущностную природу бытия, а вторая — ростовщику, чтобы подсчитывать доходы.

Итак, истинная цель всей этой операции для Адепта — уподобиться Ангелу и слиться с ним в единое целое посредством непрерывного осознанного общения. Ибо его Ангел есть умопостигаемый Образ его Истинной Воли, к исполнению которой сводится весь Закон его Существования.

Ангел проявляется в Тиферет, а эта сефира — сердце Руаха и, таким образом, Центр Тяжести всего нашего Мышления. Кроме того, Тиферет воспринимает вдохновение непосредственно от Кетер, Наивысшего «Я», — вдохновение, нисходящее по пути «Верховной Жрицы», то есть посвященной интуиции. Поэтому Ангел в действительности есть не что иное, как logos, членораздельное выражение всей Сути Адепта. Приближаясь к совершенному пониманию Его Имени, Адепт подходит тем самым все ближе и ближе к ответу на главный вопрос: кем он является на самом деле.

На пути к этому окончательному Достижению Адепт может полностью ввериться своему Ангелу, ибо Тиферет — единственная из всех сефирот, соединенная путями со всеми прочими частями его ума [62]. Поэтому никто, кроме Ангела, не обладает знаниями, необходимыми для того, чтобы рассчитать результаты всех действий, которые организуют и уравновесят способности Адепта к тому моменту, когда настанет срок пересечь Бездну. Та масса, которую ему предстоит метнуть через пропасть, должна стать компактной и взаимосвязанной, чтобы бросок получился точным.

Я, ЗВЕРЬ 666, клянусь во всеуслышанье, что некогда и Меня Самого привел к рубежу сему Мой Ангел, после того как я достиг Познания и Собеседования с Ним в силу Моего страстного устремления к Нему и при помощи этого ритуала (который Я дарую ныне людям, собратьям Моим), но превыше всего — благодаря великой Любви, кою Он питает ко Мне. О да, воистину Он привел Меня к Бездне; Он велел Мне отринуть все, что я имел, и все, чем я был, и оставил Меня в тот час одного. Но когда я восстал по ту сторону Бездны, дабы возродиться во Чреве БАБАЛОН, Он вновь вернулся ко Мне и поселился в девственном сердце Моем как его Господин и Возлюбленный!

Сверх того он сделал Меня Магом, изрекающим чрез Закон Его Слово нового Эона, Эона Венценосного и Победоносного Ребенка [63]. Так Он исполнил Волю Мою — принести роду людскому полную Свободу.

И Он же сотворил во мне Деянье Чудное, превыше прежних; о да! но о том я поклялся молчать.

 

Перевод © Анна Блейз

© PAN'S ASYLUM Lodge O.T.O.

© Thelema.RU

 


 

[1] «Книга Самех. Высшая гоэтическая теургия (Соединение с Даймоном) под номером 800» (лат.).

[2] Брат Progradior (лат. «Я продвигаюсь вперед») — магический девиз Фрэнка Беннета (1868—1930), ученика Алистера Кроули. Цефаладий — древнее название поселения Чефалу на Сицилии, в окрестностях которого располагалось Телемское аббатство. — Примеч. перев.

[3] Текст призывания, составляющий Пункт А данной книги, впервые был опубликован в издании «Гоэтии» 1904 года. См.: Гоэтия Алистера Кроули. М.: Ганга, Телема, 2008, стр. 44—51; историю текста см. там же, в примеч. на стр. 28—29. — Примеч. перев.

[4] «Восстановленный текст благовестия» (др.-греч.—лат.). — Примеч. перев.

[5] «Я сам, ставший Совершенным». — Примеч. А. Кроули.
Вариант: «Ты — Ра-Хор-Хут...»; см. схолию к разделу A, строку 5. — Примеч. перев.

[6] «Истина в Материи». — Примеч. А. Кроули.

[7] «Истина в Движении». — Примеч. А. Кроули.

[8] Анх-эф-на-Хонсу — древнеегипетский жрец бога Монту, живший в Фивах во времена XXV династии (ок. 725 г. до н.э.); выдающийся политический и религиозный деятель, служивший при дворе нескольких фараонов. Его погребальную стелу последователи Телемы почитают как Стелу Откровения, в 1904 г. положившую начало серии событий, в результате которых Кроули воспринял и записал «Книгу Закона». Сам Кроули считал себя реинкарнаций Анх-эф-на-Хонсу. В изначальном тексте ритуала вместо этого имени значилось «Моисей». — Примеч. перев.

[9] Хем (Кем, Кеми) — название Древнего Египта, которым пользовались его обитатели. В изначальном тексте ритуала вместо этого имени значилось «Израиль». См. схолию к разделу Аа, строку 1, где каждому магу предписывается подставлять собственные имена в данную строку. — Примеч. перев.

[10] См. комментарий [т.е. схолию к разделу Аа, строку 3]. — Примеч. А. Кроули.

[11] Буквой F здесь и далее обозначаются еврейская Вав и греческая Дигамма; звук ее представляет нечто среднее между английским долгим «o» и долгим «oo», как в словах rope и tooth. — Примеч. А. Кроули.
Т.е. среднее между русскими «о» и «у». — Примеч. перев.

[12] См. выше. — Примеч. А. Кроули.

[13] О формуле IAF, или, точнее, FIAOF, см. «Книгу 4», часть III, главу V [стр. &&&]. Опыт покажет вам, что предпочтение следует отдать формуле FIAOF. — Примеч. А. Кроули.

[14] См. выше. — Примеч. А. Кроули.

[15] «Масса» в том смысле, в каком это слово употребляют современные физики. Невозможность определить данный термин (ввиду того, что это — фундаментальное понятие, лежащее вне обычных категорий разума) не остановит бесстрашного посвященного. — Примеч. А. Кроули.

[16] Священное животное AHAThOOR [Хатхор]. Женщина мыслится как неуязвимая, невозмутимая, обладающая безмерной поглощающей способностью и т.д. — Примеч. А. Кроули.

[17] Слово, которое представляет собой переход от

(A) Свободного Дыхания через 
(U) Дыхание, управляемое Волей, и
(M) Задержанное Дыхание к
(GN) Непрерывному Дыханию,

и тем самым символизирует весь процесс духовной жизни. A — это Нуль, не имеющий формы; U — шестиричный солярный звук физической жизни, треугольник Души, переплетенный с треугольником Тела; M — безмолвие «смерти»; GN — назальный звук размножения и знания. — Примеч. А. Кроули.

[18] По еврейской гематрии ADNI — 65. Посвященные гностики записали это имя буквами своего [т.е. греческого] алфавита, вложив в него другую тайную формулу; и мы последуем их блистательному примеру. ON есть Тайное Тайных; значение его постепенно разъясняется членам O.T.O. Кроме того, AD — это формула отца, Хадита; ON — дополняющая его NUIT; а заключительный Йод этимологически означает «мой», а сущностно — Меркурианское (передающееся) двуполое девственное семя — «Отшельника» в Таро. Данное имя используется для призывания сокровеннейшей тайны человека, понимаемой как плод союза Нут и Хадита. Если в это имя включается вторая буква A, то смысл ее в том, чтобы провозгласить действие Святого Духа и формирование Ребенка в Яйце, предшествующее явлению «Отшельника». — Примеч. А. Кроули.

[19] Это также полный муки призыв к Матери-Земле: на  данном этапе церемонии Адепт должен отринуть свои смертные привязанности и умереть для самого себя в оргазме проводимой операции.
Правильному пониманию этого ритуала значительно поспособствует глубокое изучение психоанализа. — Примеч. А. Кроули.

[20] Т.е. духовное «семя» — тайные идеи Адепта, которые любовь его Ангела неудержимо влечет наружу из «преисподней», где они пребывают. — Примеч. А. Кроули.

«Говорят, что слово hell [англ. “ад, преисподняя”] происходит от англо-саксонского helan — “прятать” или “скрывать”. Таким образом, это некое Потаенное Место, которое тождественно Бессознательному, поскольку все сущее заключено в пределах твоего собственного “Я”» («Liber XCI (Алеф)», глава Ds [124]). — Примеч. А. Кроули.

[21] Ср. значение того же самого слова в разделе C. — Примеч. А. Кроули.

[22] См. разъяснение в пункте II. — Примеч. А. Кроули.

[23] «Искусство Соединения с Даймоном» (лат.). — Примеч. перев.

[24] См.: Алистер Кроули. Liber LXV, или Книга Сердца, обвитого Змеем. М.: Ганга, 2008. — Примеч. перев.

[25] «Книга Закона», II:22. — Примеч. перев.

[26] Любое вещество такого рода можно использовать лишь при условии, что Адепт полностью изучил его действие на личном опыте и знает, как его контролировать. — Примеч. А. Кроули.

[27] В том виде, в каком он опубликован в «Эквиноксе», I, 2, т.е. для старого эона. — Примеч. А. Кроули.

[28] «Liber CCXX», I:49 [«Ра-Хор-Хут взошел на престол свой на Востоке в день Равноденствия Богов»]. — Примеч. А. Кроули.

[29] Ср. примечание Кроули к данному пункту ритуала в «Гоэтии»: «Осороннофрис = Осирис, ставший совершенным. Это Иерофант в ритуале неофита ЗЗ. Но для тех, кто принял версию Телемы, соответствующей формулой будет формула Хора — не умирающего бога, а победоносного ребенка. Соискатель .’. — Хор; Хор, ставший совершенным, — Ра-Хор-Хут». — Примеч. перев.

[30] «Чистый простец», «святой простец» (нем.); эпитет Парсифаля в одноименной опере Вагнера.

[31] Др.-евр. hm [Ма; Мем + Хе = 40 + 5 = 45], согласно «Разоблаченной каббале» («Введение, §68»), это слово представляет собой тайное имя мира Йецира, т.е. мира формирования. — Примеч. перев.

[32] См. значения и соответствия чисел 9, 15, 24, 45, 300 и 345 в «Liber D». — Примеч. А. Кроули.

[33] См. «Liber LXV», в которой он раскрывается во всей полноте. — Примеч. А. Кроули.

[34] Это утверждение основано на «Liber Legis», II:78 [«Будут славить имя твое, четверичное, тайное, чудесное, число человеческое, и имя дома твоего 418»] и III:34 [«Но святилище твое нетронутым пребудет в веках; огонь и меч испепелят и сокрушат его, но незримая обитель стоит на месте том и будет стоять до заката Великого Равноденствия <...>»]. — Примеч. А. Кроули.

[35] Надлежащие сигилы приведены в «Эквиноксе», I, 7, на илл. X за пределами квадрата, а знаки — в «Эквиноксе», I, 2, на илл. «Знаки степеней». — Примеч. А. Кроули.

[36] Предварительно достигнув успеха в практиках «Liber 536, BATRACOFRENOBOOKOSMOMACIA». — Примеч. А. Кроули.

[37] Они соответствуют алхимическим Сере, Ртути и Соли; в индуистской системе это саттва, раджас и тамас; и это не столько качества, сколько способы действия, даже когда они мыслятся как латентные. Они представляют собой механизмы взаимодействия между планами и в этом смысле являются условными. Ни один из способов мысленного восприятия не имеет абсолютной значимости; но если мы не подчиним себе этих духов Небесного Свода, установив правильные (в границах возможного) отношения со Вселенной, то впадем в заблуждение, когда разовьем в себе новый инструмент непосредственного понимания. Адепту жизненно необходимо воспитать свои мыслительные способности таким образом, чтобы они — в меру своих возможностей — сообщали ему правду. Презирать разум на том основании, что он ограничен, — это пагубнейшая ошибка и одна из самых распространенных причин, по которым столько берегов усеяно обломками от крушения Мистической Армады. Фанатизм, высокомерие, путаница в мыслях и всевозможные душевные и нравственные болезни, столь часто встречающиеся у людей, достигших больших духовных высот, дискредитировали сам Путь; и почти все подобные катастрофы объясняются попытками возвести Храм Духа без должного внимания к рациональным законам строительства и к физическим требованиям, которые необходимо соблюдать при закладке фундамента. Разум надлежит довести до наивысшей степени совершенства, но так, чтобы при этом не нарушались его естественные свойства: не надо пытаться накормить микроскоп бараньими отбивными. Относитесь к нему как к механическому инструменту познания, не зависящему от личности его владельца. Обращайтесь с ним так же, как с электроскопом или с вашими собственными глазами; следите за тем, чтобы он не вышел из строя под влиянием ваших желаний. Когда у врача заболевает кто-то в семье, он не лечит больного сам, а вызывает коллегу, потому что знает, что личное беспокойство может помешать ему вынести здравое суждение. Микроскопист, доверяющий своим глазам в ситуации, когда на кон поставлена его излюбленная теория, может невольно фальсифицировать данные и обнаружить это слишком поздно, когда уже выставит себя дураком.

Даже история посвящений покрыта шрамами от ран, нанесенных этим Кинжалом. Она служит нам постоянным напоминанием о том, как опасно полагаться полностью на свои умственные способности. Судья должен досконально знать закон, уметь отрешиться от личных предубеждений и быть неподкупным, а иначе восторжествует беззаконие. Догма, которой неизменно сопутствуют гонения на инакомыслящих, заблуждения, остановка прогресса и многие другие беды, всегда насаждала тиранию через своих сатрапов, если ее провозглашал Гений. Ислам, предающий огню книжную Мудрость; Геккель, фальсифицирующий биологические свидетельства; физики, ничего не знающие о радиоактивности, но оспаривающие выводы геоголов; богословы, нетерпимые к истине и пытающиеся развернуть вспять прилив научной мысли, — все они сами навлекут на себя погибель ввиду того, что пытаются провозгласить собственный разум —  внутренне ущербный или искаженный внешними влияними — мерилом всей Вселенной. — Примеч. А. Кроули.

[38] Лат. букв. «то, что внушает благоговение»; это слово иногда используется как эвфемистическое название половых органов, а также имеет значение «жезл». — Примеч. перев.

[39] Эти явления не вполне субъективны; их может воспринять со стороны даже обычный человек, хотя ему они нередко представляются в других формах. — Примеч. А. Кроули.

[40] «Сияющее тело» (архаич. норв.), т.е. Тело Света. — Примеч. перев.

[41] См. «Liber D» и «Liber 777». — Примеч. А. Кроули.

[42] То есть Йод и Хе осознают себя как Волю и Понимание благодаря своим детям — близнецам Вав и Хе, Разуму и Телу. — Примеч. А. Кроули.

[43] Английское слово «grace» означает «милосердие, милость, благосклонность», но также  «привлекательность» и ««благодать, дар Божий». — Примеч. перев.

[44] Но см. также общую разгадку Тайны Бытия в «Книге Закона» и комментариях к ней. — Примеч. А. Кроули.

[45] См.: Алистер Кроули. Liber LXV, или Книга Сердца, обвитого Змеем. М.: Ганга, 2008. — Примеч. перев.

[46] Заключительные слова текста с оборотной стороны Стелы Откровения. — Примеч. перев.

[47] Если принять новое написание, VIAOV ([«Магия в теории и на практике»], глава V), то вместо «во все стороны» придется подставить «на Солнце — 6 — Сына» и т.д. и сообразно этому переработать нижеприведенное истолкование. Так, O (или F) будет означать не «Иерофанта», а «Дьявола» — Око, Бафомета и т.д.; «Пять по предназначению» придется заменить на «Пятнадцать» и так далее; а вместо «кроткий» (и далее по тексту) в действии — подставить «свободный, решительный, целеустремленный, экстатический». — Примеч. А. Кроули.

[48] Существует вариант записи TzBA-F, корень которого, означающий «Воинство», соответствует числу 93. Пусть Практик [3°=8°] пересмотрит этот ритуал в свете своих собственных каббалистических исследований и таким образом приспособит его лично к себе. Предлагаемая здесь форма записи подразумевает, что произносящий данное Слово заявляет о своей преданности числам 93 и 6, то есть о принадлежности Воинству Воли и Солнца. Кроме того, 93 — это число АЙВАЗА, а 6 — число ЗВЕРЯ. — Примеч. А. Кроули.

[49] Согласные, входящие в слово LOGOS, [др.-греч.] «слово», дают в сумме (по еврейским соответствиям) 93, и этому же числу соответствует EPH, «слова» (от которого происходит наше слово «эпос»); быть может, здесь подразумевалось выражение EIDE TA EPH [др.-греч. «узри эти слова»], число которого — 418. В этом случае данная фраза служила бы заявлением о Завершении Великой Работы, и подобное заключение было бы весьма естественным для этого ритуала. Ср. «[Liber] CCXX», III:75 [«Завершение этих слов — слово Abrahadabra»]. — Примеч. А. Кроули.

[50] В процессе Посвящения эти потребности претерпевают изменения, как количественные, так и качественные. Беспокоиться без видимых причин о своем физическом и душевном здоровье не следует, но если возникнут явные признаки истощения, нужно обратить на это внимание и принять меры. — Примеч. А. Кроули.

[51] Так сказано в «Оракулах Зороастра» [т.е. в «Халдейских оракулах», §§196, 199 и 198; курсив А. Кроули]:

«И когда, призывая часто, ты рассеешь все призраки, то узришь сей священный, не имеющий формы Огонь — Огонь, мечущий молнии и пылающий в Недрах Вселенной. Внемли гласу Огня!
Есть Огонь, разносящийся в дуновениях Воздуха; есть Огонь Бесформенный, из коего исходит Образ Гласа; есть и Огонь блистающий, обильный и обращающийся, мчащийся с ревом и грохотом. Есть видение огнеблещущего Жеребца Света, и Ребенка, скачущего верхом на том Небесном Коне, огненного, или облаченного в золото, или же нагого, что стоит на спине Коня и мечет стрелы света из лука. Но если продлится созерцание, то все эти Символы соединятся в образе Льва».

Этот отрывок — в сочетании с несколькими другими — перефразирован в поэме Алистера Кроули «Тангейзер» [1902]:

И когда, призывая часто, узришь Безвидный Огонь, —
Содрогнется земля под ногами,
И звезды падут с небес, и луна угаснет,
И Время с грохотом рухнет обратно в Вечность,
И сотрясется в корчах все Мирозданье;
Света не стало; громы гремят;
Миру конец.
Когда же снова воспрянет Хаос во тьме сознанья,
О, не зови предстать перед взором твоим
Зримый образ Природы: пагубно имя ее!
Плоти твоей, еще не прошедшей тигель,
Не ставшей как чистое злато, невмочь созерцать
Живой огонь Преисподней,
Бессветное, мертвое пламя!
У самых пределов пространства, внятного чувству,
В том месте, где движется сумрак,
У врат вещества, в преддверии тьмы непроглядной,
Пред ликом Созданий, живущих в Обителях Ночи,
Возникнут и явятся взору
Псоглавые демоны, что не являют знаменья
Истины, но оскверняют Божественный Свет,
Отвлекая от таинств священных.
Но, небеса разорвав, изгоняя Тварей Ужасных,
Перун карающий вспыхнет!
И тогда ты узришь наконец тот безвидный Священный Огонь,
Безымянное Пламя:
Огонь, мечущий молнии, вьющийся вихрем, ползущий,
Как Змей, в облачении царском,
Обвивающий славу Земли, что пред ним рассыпалась прахом,
И столпом уходящий превыше небес, пронзающий звездные бездны
И все, что Трудами Времен           свершено, — и тогда
Предстанет пред взором души твоей яркий, могучий,
Сияющий Лев, а следом за ним, верхом на Небесном Коне, —
Крылатый Ребенок, обутый огнем и мечущий резвые стрелы.
Руки воздень!
Сосредоточь в своем сердце единую алую мысль,
Горящую пламенем горнего Света!
В Ничто раствори жизнь и смерть,
Ненависть и любовь;
Все свое «я» собери в едином желанье;
Слушай Голос Огня! — Примеч. А. Кроули.

[53] См. «Эквинокс», I, 8, стр. 22. — Примеч. А. Кроули.

[53] Для этого требуется достаточно высокая степень посвящения. Это значит, что процесс анализа должен быть чрезвычайно глубоким и тщательным. Адепт должен осознать свои глубочайшие побуждения и понять их истинный смысл. Вышеупомянутое «сопротивление» возникает автоматически и возрастает сколь угодно долго в ответ на усиление прямого давления. Принудить себя к отказу от этого сопротивления невозможно; непосвященный Соискатель потерпит в этом поражение, как бы он ни старался. Нужно знать, как обращаться с каждой внутренней идеей по мере их возникновения.
Невозможно преодолеть свои внутренние запреты сознательным усилием; они оправданы самим своим существованием. На их стороне — сам Бог, как и на стороне жертвы из браунинговского «Жестокого тирана». Точно так же человек не может заставить себя полюбить кого-либо по тем или иным рациональным причинам, как бы ему этого ни хотелось. И, напротив, если возникнет истинное побуждение, перед ним не устоят никакие критические рассуждения: все они тотчас же будут забыты. Общественное мнение не может ни создать, ни сломить гения: ему под силу лишь засвидетельствовать тот факт, что оно встретило в его лице своего господина. — Примеч. А. Кроули.

«Жестокий тиран» — стихотворение Роберта Браунинга, впервые опубликованное в 1855 году. — Примеч. перев.

[54] На самом деле даже ложные убеждения и способы мышления в каком-то смысле истинны. Меняется только внешняя форма. Коперник не отменял фактов Природы и не преобразовывал инструменты наблюдения. Он всего лишь радикальным образом упростил научную парадигму. Всякое заблуждение — это в действительности ложный узел. Более того, сама тенденция к мнимому запутыванию — одно из необходимых слагаемых всякой ситуации. В конечном счете ничего «неправильного» нет; и достичь «правильной» точки зрения без помощи той или иной «неправильной» попросту невозможно. Если мы выбросим или изменим фотографический негатив, то не получим точного позитива. — Примеч. А. Кроули.

[55] То есть свободной от чуждых ей представлений, сколь бы превосходными те ни были сами по себе. Например, сугубо литературным интересам не может быть места в живописи. — Примеч. А. Кроули.

[56] Вероятно, аллюзия на сказку Ганса Христиана Андерсена «И в щепке порою скрывается счастье!», в которой идет речь о бедном токаре, обретшем «счастье от Господа Бога» в маленьких точеных грушах: вначале он делал их как игрушки для своих детей, а затем неожиданно разбогател, когда эти груши вошли в моду вместо застежек.

[57] Суть этого толкования сводится к тому, что слово AUM, выражающее цикл Дыхания (духовной жизни) — от свободного звучания через управляемое сосредоточение к Безмолвию, — преображается путем замены M на составную букву MГN. В результате Безмолвие переходит в непрерывную экстатическую вибрацию, природа которой описывается формулой «любовь в согласии волей», поскольку MГN = 40 + 3 + 50 = 93 = AGAPH = QELHMA и т.д.; а все слово в целом соответствует числу 100, Совершенному Совершенству, Единству во всей его полноте, которое эквивалентно KF [[k, kteis + phallos] — соедиению мужского и женского первоначал. — Примеч. А. Кроули.

[58] «Нормальному» разуму это не под силу; нужно развить некую способность более высокого порядка. Как говорит Зороастр, «Обратись пустою мыслью души своей к Умопостигаемому и стремись постичь это Умопостигаемое, ибо оно было прежде Ума. Тебе не постичь этого тем же путем, каким познается всякий обычный предмет» [«Халдейские оракулы», §§166—167]. — Примеч. А. Кроули.

[59] «Книга Закона», I:44. — Примеч. перев.

[60] Эта стадия соответствует тому эмоциональному и метафизическому туману, в котором из однородного единства вычленяется первая мысль. Напротив, четкая и конкретная дифференциация идей — признак зрелости ума. — Примеч. А. Кроули.

[61] Парафраз II Кор. 12:2, 4. — Примеч. перев.

[62] См. схемы и общие описания в «Liber 777», важнейшие столбцы которой приведены в приложении V [к «Магии в теории и на практике»]. — Примеч. А. Кроули.

[63] Описание этих событий см. в «Эквиноксе», I («Храм царя Соломона»); «Liber 418»; «Liber [111 vel] Aleph»; «[Liber 860], Джон Сент-Джон»4 «[Liber 73,] Погребальная урна» и «Книга 4», часть IV. [См. также комментарии Кроули к «Книге Закона»]. — Примеч. А. Кроули.