Алистер Кроули.

 

LIBER V
vel REGULI
1

Публикация A.·.A.·. класса D.
Ритуал Метки Зверя:
заклинание для призывания Сил Эона Хора,
которым Маг любой степени может пользоваться ежедневно

 

Первое действие

Обет Заклятия, именуемый Одиннадцатичастной Печатью.

Возведение Хулы
 
на Эон

1. Пусть Маг, облачившись и вооружившись, как сочтет нужным, обратит лицо свое к Болескину2, Дому Зверя 666.

2. Пусть отстучит: 1—3—3—3—13.

3. Пусть вложит Большой Палец правой руки между указательным и средним4 и совершит нижеописанные жесты.

Вертикальное слагаемое Заклятия

1. Пусть очертит вокруг своей головы окружность5, воскликнув: NUIT!

2. Пусть проведет Большим Пальцем вертикально вниз и коснется муладхара-чакры6, воскликнув: HADIT!

3. Проведя Большим Пальцем обратно вверх по той же черте, пусть коснется центра груди и воскликнет: RA-HOOR-KHUIT!7

Горизонтальные слагаемые Заклятия

1. Пусть коснется центра лба, рта и гортани8, воскликнув: AIWAZ!

2. Пусть проведет Большим Пальцем справа налево поперек лица, на уровне ноздрей9.

3. Пусть коснется центра груди и солнечного сплетения10, воскликнув: THERION!

4. Пусть проведет Большим Пальцем слева направо поперек груди, на уровне грудины11.

5. Пусть коснется свадхистхана- и муладхара-чакр12, воскликнув: BABALON!

6. Пусть проведет Большим Пальцем справа налево поперек живота, на уровне бедер13.

(Так сотворит он Сигил Верховного Иерофанта14, исходящий из Круга.)

Провозглашение Заклинаний

1. Пусть Маг сложит руки на Жезле своем, сплетя пальцы в замок15, и воскликнет: LAShTAL! THELEMA! FIAOF! AGAPE! AUMGN!16

(Так провозгласит он Слова Власти, посредством которых Силы Эона Хора вершат Волю его в этом мире.)

Объявление о Завершении

1. Пусть Маг отстучит: 3—5—3, воскликнув: ABRAHADABRA!

Второе действие

Заклятие

1. Пусть Маг, по-прежнему обращенный лицом к Болескину, приблизится к пределу своего Круга.

2. Пусть повернется влево и, ступая скрытно и проворно, как тигр, идет по границе круга, пока не завершит один полный обход.

3. Минуя восток, пусть совершит Знак Хора (Знак Входящего), дабы направить перед собою ту Силу, что исходит от Болескина.

4. Пусть продолжает свой путь, пока не придет на север; там пусть остановится и обратится лицом к северу.

5. Пусть начертит своим Жезлом Перевернутую Пентаграмму, служащую для призывания Воздуха (Водолея).

 


Перевернутая Призывающая Пентаграмма Воздуха

 

6. Пусть укажет Жезлом в центр Пентаграммы и призовет: NUIT!

7. Пусть совершит знак, именуемый Puella, в котором ноги поставлены вместе, голова склонена, левая рука прикрывает муладхара-чакру, а правая рука прикрывает грудь (поза Венеры Медицейской)17.

8. Пусть вновь повернется влево и продолжит свой Путь, как прежде, направляя перед собою Силу от Болескина; достигнув юга, пусть остановится и повернется лицом вовне.

9. Пусть начертит Перевернутую Пентаграмму, призывающую Огонь (Льва).


Перевернутая Призывающая Пентаграмма Огня

10. Пусть укажет своим Жезлом в Центр Пентаграммы и воскликнет: HADIT!

11. Пусть совершит знак Puer, в котором ноги поставлены вместе, а голова высоко поднята. Пусть при этом поднимет правую руку (отставив большой палец под прямым углом к остальным), направив предплечье вверх под прямым углом к верхней части руки, расположенной горизонтально вдоль линии плеч. Левую руку пусть положит на место соединения бедер; большой палец левой руки пусть при этом отставит, а остальные — сожмет в кулак18 (поза богов Монту, Хема и т. д.).

12. Пусть продолжит обход, как прежде; достигнув востока, пусть начертит Первернутую Пентаграмму, служащую для призывания Земли (Тельца).


Перевернутая Призывающая Пентаграмма Земли

13. Пусть укажет своим Жезлом в Центр Пентаграммы и воскликнет: THERION!

14. Пусть совершит знак, именуемый Vir, в котором ноги поставлены вместе; руки пусть поднимет к вискам, сжав кулаки и отставив большие пальцы; затем пусть наклонит голову вперед, вытянув шею, подражая бодающемуся рогатому животному  (поза Пана, Вакха и т.д.).

15. Продолжив обход, как прежде, пусть начертит на западе Перевернутую Пентаграмму, служащую для призывания Воды.


Перевернутая Призывающая Пентаграмма Воды

16. Указав Жезлом в Центр Пентаграммы, пусть призовет: BABALON!19

17. Пусть совершит знак Mulier, в котором ноги широко расставлены, руки подняты полумесяцем, а голова откинута назад (поза Бафомета, поза Исиды Принимающей, Макрокосм Витрувия)20.

18. Затем пусть исполнит танец, двигаясь противосолонь по спирали к центру и, вдобавок, совершая оборот вокруг своей оси в каждой из четвертей. Достигнув же центра, пусть остановится и обратится лицом к Болескину.

19. Пусть поднимет Жезл, начертает Метку Зверя21 и воскликнет: AIWAZ!

20. Пусть начертит Призывающую Гексаграмму Зверя.


Призывающая Гексаграмма Зверя

21. Пусть опустит Жезл и ударит им оземь22.

22. Пусть совершит знак Mater Triumphans. (Ноги поставлены вместе; левая рука согнута в локте, как если бы на ней лежал младенец; большой и указательный пальцы правой руки сжимают левый сосок, как бы предлагая этому младенцу грудь.) Пусть произнесет слово: THELEMA!

23. Исполни Спиральный Танец, двигаясь посолонь и вращаясь вокруг оси противосолонь.

Минуя запад, всякий раз простирай свой Жезл в указанную сторону света, и совершай поклон:

а) «Передо мной — силы LA!» (на запад);
б) «Позади меня — силы AL!» (на восток);
в) «По правую руку от меня — силы LA» (на север);
г) «По левую руку от меня — силы AL» (на юг);
д) «Надо мною — силы ShT!» (подпрыгнуть);
е) «Подо мною — силы ShT!» (ударить оземь)23;
ж) «Внутри меня — Силы!» (принять позу Птаха: встать прямо, поставив ноги вместе и сложив руки на вертикальном Жезле);
з) «Вокруг меня пламенеет Лицо моего Отца, Звезда Огня и Силы!»24;
и) «А в Столпе утвердилось Сиянье Его о шести лучах!»25

(Можно не исполнять танец, а просто произнести всю эту речь нараспев, стоя в позе Птаха.)

Заключительное действие

Аналогично первому действию.

(Далее следуют впечатления от идей, заложенных в этом Пеане)

Я — Звезда во Вселенной, неповторимая и самосущая, нетленная индивидуальность; я — единая Душа; я тождествен Всему и Ничему. Я — во Всем, и всё — во Мне; я обособлен от всего сущего, и властвую надо всем, и един со всем сущим.

Я — Бог, я — истинный Бог Бога истинного; я иду своим путем, дабы вершить волю свою; я сотворил материю и движение как зеркало для себя; по велению моему и в угоду мне Ничто проявилось как двоица, дабы созерцал я в своей грезе танец имен и природ и, наблюдая за скитаниями теней моих, наслаждался сущностью простоты. Я — не то, чего нет; я не знаю того, что не знает; я не люблю того, что не любит. Ибо я есмь Любовь, в которой всякое разделение умирает, охваченное блаженством; я есмь Знание, в котором все частицы, соединившись в целое, гибнут и преображаются в совершенство; и я есмь то, что я есмь, — сущее, в коем Сущее растворяется в Ничто; сущее, что соизволяет существовать лишь по Воле своей, побуждающей его раскрывать свою природу, — лишь по присущей ему потребности выражать свое совершенство и все свои возможности в процессе, каждая ступень которого иллюзорна и неполна, но вместе с тем неизбежна и абсолютна.

Я Всеведущ, ибо вещи для меня не существуют, пока я не познаю их. Я Всемогущ, ибо все происходящее происходит лишь ввиду того, что душа моя испытывает потребность в самовыражении посредством моего желания существовать, действовать и подвергаться воздействию своих символических отображений. Я Вездесущ, ибо там, где нет меня, нет ничего: я сотворил пространство как условие своего самосознания; я — центр всего сущего, а моя окружность — предел моей собственной фантазии.

Я — Всё, ибо всё, что для меня существует, суть мысленные выражения тех или иных свойств моей природы, а все мои мысли суть лишь буквы Имени моего.

Я — Единица, ибо всё, чем я являюсь, — это не абсолютно всё, а всё мое всё — мое и ничье иное: оно принадлежит мне, помышляющему о других как о подобных мне по сути и в истине, но отличных от меня по проявлению и в иллюзии.

Я — Ничто, ибо всё, чем я являюсь, — это лишь несовершенный образ совершенства; каждая частная иллюзия должна погибнуть в объятиях своей противоположности; каждая форма исполняет свое предназначение, обретая равную себе противоположность и уничтожаясь вместе с нею, дабы удовлетворить тем самым свое стремление стать Абсолютом.

Все эти идеи заключены в слове LAShTAL

LA — Ноль, Ничто. 

AL — Двое.

L — это «Справедливость»26, Kteis, заполненная Фаллосом, «Ноль и Два», ибо плюс и минус соединились в «любви по велению воли».

А — это «Дурак»27, Ничто в Мысли (Парсифаль), Слове (Гарпократ) и Действии (Бахус). Это безграничный воздух и блуждающий Дух, но в нем заключены «потенциальные возможности». Он — то Ничто, которое сотворили Двое в «любви в согласии с волей».

LA, таким образом,  символизирует экстаз Нут и Хадита, слившихся воедино, растворившихся в любви и тем самым обратившихся в Ничто. Дитя их зачато, но пока еще также пребывает на стадии «Ничто». Следовательно, LA — это Вселенная на той же стадии, со всеми своими потенциальными возможностями проявления.

АL, несмотря на свое сущностное тождество с LA, напротив, обозначает «Дурака», проявленного через Равновесие Противоположностей. Итог по-прежнему нулевой, но здесь он выражен через два равных противовеса на противоположных чашах весов. Стрелка все так же указывает на ноль.

ShT дает в сумме 3128, так же, как AL или LA, однако это звукосочетание выражает тайную сущность, которая творит Магию или трансмутацию.

ShT — это формула нынешнего Эона; в других эонах число 31 может выражаться другими способами.

Sh — Огонь, T — Сила29; соединившись, они становятся обозначением Ра-Хор-Хута.

«Ангел»30 символизирует Стелу 666 — на ней изображены Боги нынешнего Эона; «Сила» же — это портрет Бабалон и Зверя, земных наместников этих Богов.

ShT — динамический эквивалент LA и AL. Буква Sh, будучи тройной31, обозначает Слово Закона, ибо 93 — это трижды 3132. T представляет формулу Магии, провозглашенную в этом Слове: карта ее обозначает Льва, Змея, Солнце, Отвагу и Половую Любовь.

Относительно LA обратите внимание, что Сатурн, или Сатана, экзальтирует в обители Венеры, или Астарты, и этот знак33 — воздушный. Таким образом, L есть Отец-Мать, Двое и Ничто, и Дух (Святой Дух) их Любви — также Ничто. «Любовь» — это AHBH, 1334, так же как и AСhD, «Единство»35; Единица же, Алеф, — это «Дурак», который есть Ничто, Ноль, но, тем не менее, — индивидуальная Единица; иначе говоря, это именно он, а не кто-либо иной, хотя он и не осознает себя до тех пор, пока его Единство не проявится как двойственность.

Любое впечатление или идея сами по себе непостижимы. Они не могут означать ничего, до тех пор, пока мы не свяжем и не соотнесем их с другими предметами. Первый шаг к этому — научиться отличать одну мысль от другой: только таким образом мы можем распознать мысль. Чтобы дать ей определение, мы должны понять ее отношение ко всем остальным нашим идеям. Таким образом, мера наших знаний о том или ином предмете напрямую зависит от количества идей, с которыми мы можем его сопоставить. Каждый новый факт не только добавляется к нашей вселенной сам по себе, но и повышает ценность всего остального, чем мы уже обладаем.

В AL «Это», или «Бог», устраивает так, чтобы «лицо видело лицо»36, утверждая самого себя в равновесии: А — Единое-Ничто — осмысляется как L — Двое-Ничто. Эта L в AL — Сын-Дочь, Хор-Гарпократ, подобно тому как L в LA — Отец-Мать, Сет-Исида37. Итак, перед нами снова Тетраграмматон, но на сей раз выраженный в тождественных уравнениях, каждый член которых совершенен сам по себе, будучи одним из модусов Ничто.

ShT добавляет в эту формулу последний элемент; так образуется Слово из пяти или шести букв, в зависимости от того, принимаем ли мы ShT за одну букву или за две. И Слово это возвещает о завершении Великой Работы: 5°=6°.

Более того, ShT — это необходимое разрешение мнимого противостояния между LA и AL, ибо едва ли возможно перейти от одной из этих противоположностей к другой без каталитического воздействия некоего третьего идентичного выражения, посредством которого совершается их трансмутация. Член уравнения, выполняющий подобную функцию, также должен быть одним из модусов Ничто, но по природе своей не может претендовать на совершенство Небытия-LA и Бытия-AL. Если они — чистая Ничто-Материя, то он должен представлять собой чистое Ничто-Движение, чтобы могла возникнуть Материя-в-Движении — функция, отличающая «Нечто».

Таким образом, ShT есть Движение в его двойной фазе — инерция, образованная двумя противонаправленными потоками, каждый из которых также поляризован. Sh — это Небо и Земля, T — Мужчина и Женщина; ShT — это Дух и Материя, где первый есть слово Свободы и Любви, излучающее Свет, который возрождает Жизнь на Земле, а вторая — деяние, посредством которого Жизнь утверждает, что Любовь есть Свет и Свобода. И эти двое Двуедины; это божественная буква Молчания-в-Слове, символ которой — Солнце в объятиях Луны38.

Но при этом и Sh, и T — формулы силы в действии, а не формулы неких сущностей; это не модусы бытия, а способы движения. Это глаголы, а не имена существительные.

Sh — это Святой Дух как «огненный язык»39, явленный в тройственном виде, и ребенок Сета-Исиды как их Логос, или Слово, возвещенное их «Ангелом». Номер соответствующей карты — XX, а 20 — это числовое значение буквы Йод (тайное семя всякой вещи, «Отшельник», Меркурий40, Ангел или Вестник), записанной полностью как IVD41. Sh — это духовное соединение Неба и Земли.

T — это Святой Дух в действии не как «Ангел света»42, а как «рыкающий лев»43, или «змий древний»44. Близнецы, дети Сета и Исиды, — блудница и зверь — охвачены тем содомским и кровосмесительным вожделением, от которого, согласно традиционной формуле, рождаются полубоги, как в преданиях о Марии и Голубе, Леде и Лебеде и т.д. Номер соответствующей карты — XI, число магии AVD45: Алеф — Дурак — оплодотворяет женщину по слову Йод — Ангела, Вестника Господня. Его сестра соблазнила брата своего, Зверя, омрачив Солнце позором своего греха; она укротила Льва и околдовала Змея. Природа в ярости от Магии: мужчина низведен на уровень зверя, а женщина осквернена. От их соития рождается чудовище — свидетельство вырождения видов. Нас призывают поклоняться не человеко-Богу, зачатому Духом Божьим от девственницы в непорочности, но отпрыску блудницы и скота, зачатому в постыднейшем грехе и рожденному в святотатственном блаженстве.

По существу, это и есть формула нашей Магии: мы настаиваем на том, что все деяния равны между собой; что право на существование обретается по факту существования; что вселенная окажется необъяснимой и невозможной, как действие, не порождающее противодействия, если под словом «зло» мы будем понимать нечто большее, нежели некое состояние случайной вражды между силами, чье существование в равной мере оправдано априори; что оргии Вакха и Пана не менее священны, чем мессы Иисуса; что сифилитические рубцы святы и достойны уважения ничуть не меньше, чем раны мучеников, претерпевших ради Марии.

Нет нужды пояснять, что вышеизложенное применимо только к Абсолюту. Для человека в мире иллюзии и относительности зубная боль по-прежнему остается мучительной, а мошенничество — унизительным, и, стараясь избегать их, он тем самым поступает согласно своей Воле. Но идея необусловленного, абсолютного «Зла» губит на корню любую философскую систему; поэтому ум должен привыкнуть «не проводить различий»46, чтобы освободиться из оков этой ужасной концепции.

На алтарях наших мы утверждаем веру в самих себя и волю свою, нашу любовь ко всем проявлениям Абсолютного «Всё».

Мы соединяем Дух-Шин с Плотью-Тет в единую букву, соответствующую числу 31, так же как LA — Ничто и «AL» — Всё. И она дополняет их Небытие и Бытие до целого своим Становлением; она служит посредником между тождественными друг другу крайностями и орудием каждой из них; она есть тайна, разделяющая их и связывающая их воедино.

Она провозглашает, что все «нечто» суть равные между собой тени Ничто, и оправдывает Ничто в его тщетном стремлении создать иллюзию чего-то неизменного, открывая нам метод магии, позволяющий приобщиться к удовольствию от этого процесса.

Магу следует разработать для себя четкую и конкретную методику уничтожения «зла». Суть такой практики должна заключаться в том, чтобы приучить ум и тело справляться с вещами и явлениями, вызывающими страх, боль, отвращение47, стыд и тому подобное. Сначала он должен научиться терпеть их, затем — относиться к ним равнодушно, затем — анализировать их до тех пор, пока они не начнут доставлять удовольствие и служить наставлением, и, наконец, оценить их по достоинству как вещи в своем праве и оправданные проявления Истины. Достигнув этого этапа, маг должен отвергнуть те из них, которые действительно вредны для здоровья или неудобны. В выборе «зол» для подобной работы следует ограничиться лишь теми, которые не могут нанести непоправимый ущерб. К примеру, можно приучать себя нюхать асафетиду до тех пор, пока запах ее не начнет казаться приятным, но упражняться на мышьяке или синильной кислоте не следует. Или, к примеру, можно завести роман с уродливой старухой и поддерживать его до тех пор, пока не удастся различить в ней и полюбить ту звезду, которой она является по определению; но заставлять себя воровать для преодоления неприязни к обману было бы слишком опасно. Вообще не следует совершать поступков, по сути своей бесчестных; допустимо лишь спокойное осмысление их оправданности на абстрактных примерах.

Любовь — это добродетель; она становится сильнее, чище и самоотверженнее, когда мы направляем ее на объект, внушающий отвращение; но воровство — это порок, рождающийся из рабского представления о том, что ближний наш в чем-то превосходит нас самих. Оно достойно восхищения лишь как средство, развивающее определенные нравственные и умственные качества у примитивных личностей, предотвращающее атрофию таких способностей, как осторожность и бдительность, у нас самих, а также в целом прибавляющее интереса «человеческой трагедии».

Преступление, безумие, болезнь и все прочие подобные явления следует осмыслять без малейшего страха, отвращения или стыда. В противном случае мы не сможем ясно разглядеть и разумно истолковать их — а, следовательно, не сможем и победить, ни хитростью, ни силой. Анатомы и физиологи, на ощупь, в темноте, сражаясь со смертью, отвоевали у нее для человечества гигиену, хирургию, профилактику и прочее. Антропологи, археологи, физики и другие ученые, работая под страхом пыток, костра, позорного столба и остракизма, все же смогли разорвать паучью сеть суеверий и разбить чудовищный кумир Морали, этого кровожадного Молоха, на протяжении столетий пожиравшего человечество. И теперь каждый осколок этого копролита являет миру образы скотской похоти, безмозглой тупости, невежественного инстинкта или тайного страха, взлелеянного его варварским умом.

Но человек по-прежнему не вполне свободен. Он по-прежнему корчится под копытами обезумевших мулов, которых ночная кобыла кошмаров породила от дикого осла его собственных творческих сил, до сих пор еще не обузданных; и этих бесплодных призраков он называет «богами». Он по-прежнему трепещет в ужасе перед их загадкой; он боится их, он бежит от них, он не смеет взглянуть в лицо этим фантомам. Да и сам развенчанный фетиш внушает страх: человек робеет при мысли о том, что нет больше на свете этого идола, которого он так привык превозносить в песнопениях и ублажать плотью своих первенцев. Люди возятся в кровавом месиве и рвут друг у друга из рук клочки растерзанного кумира, дабы обратить их в реликвии, перед которыми снова можно будет склониться, которым снова можно будет служить.

Итак, даже в наши дни на этой падали все еще копошится целая орда червей — братство, связанное слепой жаждой гнилья. Наука до сих пор опасается стереть с лица земли дом Риммона, хотя благоразумие Неемана с каждым годом сынам все нестерпимей для сынов ее48. Тайный совет царства Души Человеческой49 удалился на нескончаемое заседание и не смеет объявить о том, что должно последовать за деянием, которое он сам же и совершил, сокрушив мораль государя и обратив ее в шаткую груду обломков — всевозможных предрассудков, основанных на климатических, племенных и индивидуальных различиях и продолжающих разлагаться под влиянием коварного честолюбия, безумных страстей, невежественного высокомерия, суеверной истерии и страха, оскверняющего лживыми эпитафиями надгробие Истины, которую он убил своей рукой и закопал в черную землю Забвения.

Нравственная философия, психология, социология, антропология, психопатология, физиология и многие другие дети премудрости, коими она оправдана50, отлично осознают, что так называемые законы этики — не что иное, как мешанина разнородных условностей, опирающихся в лучшем случае на обычаи, удобные в определенных обстоятельствах, а чаще — на хитрость или блажь самых крупных в стае, самых свирепых, безжалостных, коварных и кровожадных хищников, стремящихся лишь утвердить свою власть или потешить себя жестокой забавой. Найти хоть какое-нибудь основание, пусть даже ложное, для систематизации этических требований попросту невозможно. Однако же те самые люди, которые сокрушили Молоха и рассыпали его жалкие обломки по земле, теперь шепчутся между собой, бледнея и не дерзая даже произнести это вслух: «Когда Молох правил нами, все люди были связаны единым законом и оракулами приближенных к нему, которые знали об обмане, а потому не боялись, но были его жрецами и хранителями его тайны. Но как быть теперь? Разве обычный человек, пусть даже такой мудрый и сильный, каких еще не видел свет, способен заставить людей действовать в согласии друг с другом? Ведь теперь каждый молится своему кусочку Бога и убежден, что любой другой кусок — лишь бесполезный объедок, прах мечтаний, обезьяний помет, кость мертвой традиции… одним словом, все что угодно, только не Бог?»

Итак, Наука начинает осознавать, что Посвященные, быть может, не столь уж и глупы и эгоистичны в своем стремлении соблюсти тайну и защитить Философию от профанов. Однако она все еще надеется, что катастрофа не смертельна, и просит лишь об одном: чтобы все продолжалось по-старому до тех пор, пока вышеупомянутый тайный совет не выработает хоть какой-нибудь план действий.

Когда кто-нибудь неожиданно узнаёт сразу слишком много, это всегда влечет за собой роковые последствия. Если бы Ян Гус поменьше говорил, а побольше кудахтал, его, глядишь, и не прирезали бы на Михайлов день, а сберегли как несушку51. За последние пятьдесят лет мотыга анализа выполола все аксиомы под корень; но зато расплодились бездельники, которые довольствуются фигурной стрижкой наших воззрений и интеллектуальных инструментов. В результате невозможно высказать ни единого суждения, не оговорив все бесчисленные предпосылки и условия, на которых его следует понимать.

Однако это отступление, так сказать, засиделось у нас в гостях слишком долго; Мудрость пригласила его лишь затем, чтобы предостеречь Опрометчивость об опасности, которая грозит даже Искренности, Предприимчивости и Сообразительности, когда те не вносят свой вклад в Приспособленность-к-окружающей-среде.

Маг должен пользоваться своими силами осмотрительно; каждое свое действие он должен согласовывать не только с собственной Волей, но и с особенностями своего положения в данное время. Допустим, моя воля заключается в том, чтобы добраться до подножия скалы; но самый простой (а также самый быстрый, прямой, беспрепятственный и требующий наименьших усилий) способ достичь искомой высоты — просто спрыгнуть. Попытайся я исполнить свою Волю (или то, что я за нее принимал), я бы ее только нарушил, ибо истинная Воля не имеет цели: ее сущность — в том, чтобы Двигаться. Схожим образом парабола подчинена единому закону, фиксирующему ее отношение к двум прямым в каждой точке; однако при этом она бесконечна и постоянно меняет направление. Посвященный, осознающий, Кто он такой, всегда может оценить свои действия, сверившись с детерминантами своей кривой, и рассчитать свое прошлое, будущее, положение и направление движения для любого данного момента времени; он даже может осмыслить себя как некую простую идею. Он может научиться измерять и параболы своих ближних, и эллипсы, пересекающие его путь, и гиперболы, укрывающие все пространство своими равновеликими крыльями. Рано или поздно он может даже преодолеть ограничения собственного закона и постичь нечто столь величественное, изумительное и противоречащее всякому здравому смыслу, как Конус! Последний останется для него совершенной загадкой, однако Посвященный будет осознавать, что является частью его сущности, принадлежит ему, подчиняется его порядку и, наконец, происходит из него, что он — плод от чресел этого великого и грозного Отца. Его собственная бесконечность стремится к нулю в сравнении с бесконечностью малейшей из частиц этого геометрического тела. Рядом с ней его почти что и нет вовсе. Триллионы, помноженные на триллионы триллионов таких, как он, не смогли бы даже пересечь рубеж ширины — идеи, о которой он и догадался-то лишь потому, что испытал на себе влияние некой таинственной силы. Но и сама идея ширины столь же ничтожна перед лицом Конуса. Первый проблеск постижения, несомненно, был очень далек от членораздельной мысли — скорее, то была какая-то отчаянная судорога, бесформенная и безумная. Но если Посвященный развивает свои мыслительные способности, то, чем больше он узнаёт об этой великой идее, тем яснее понимает, что она тождественна ему по природе — настолько, насколько между ними вообще возможно провести сравнение.

Таким образом, Истинная Воля одновременно и предопределена своими уравнениями, и свободна, поскольку эти уравнения — всего лишь ее имя собственное в полной записи. Чувство скованности проистекает из невозможности прочесть эту запись; а представление о том, что существует зло, ставящее человеку препоны, возникает тогда, когда он начинает учиться читать, читает с ошибками и упрямо твердит, что на самом деле не ошибается, а, напротив, делает успехи.

Наверняка мы знаем только одно. Абсолютное бытие, абсолютное движение, абсолютное направление, абсолютная одновременность, абсолютная истина и все подобные идеи не имеют (да и не могут иметь) ни малейшего реального смысла. Если человек в белой горячке упадет в Гудзон, он может вспомнить пословицу и начать цепляться за воображаемую соломинку. Такие слова, как «истина», — это те же соломинки. Они помогают скрывать путаницу в мыслях и отрицать бессилие разума. Этот абзац начинается со слов «мы знаем», однако в следующей же фразе «мы» торопимся опровергнуть самую возможность обладать каким-либо «знанием» или хотя бы просто дать определение этому термину. Что может быть очевиднее для нашего философа-параболы, чем утверждение, что подойти к нему можно с двух, и только с двух, сторон? По существу, это утверждение — итог всего накопленного им свода знаний; оно включает в себя его теоретическое самоопределение и подтверждается всем доступным ему опытом. Воспринимать впечатления он может лишь двумя способами: либо он настигает A, либо его настигает B. Однако в действительности он заблуждается, поскольку возможных подходов к нему — бесконечное множество. Сумма потенциальных возможностей того, что в любое данное мгновение человек способен полностью преобразиться, измеряется числом порядка алеф-нуль52. И, быть может, все наше нынешнее ошеломление и смятение объясняются тем, что мы осознали существование некоего нового измерения мысли, но пока что считаем его «непостижимо бесконечным», «абсурдным», «аморальным» и т.д. — только потому, что мы еще не изучили его как следует и не поняли, что его законы тождественны нашим, хотя и распространены на новые категории. Открытие радиоактивности на какое-то время внесло хаос в химию и физику, но затем, и довольно скоро, повлекло за собой более полную и глубокую интерпретацию старых идей. Оно разрешило многие затруднения, примирило многие разногласия и — более того! Это открытие продемонстрировало, что субстанция Вселенной — это, попросту говоря, Свет и Жизнь, наделенные безграничной Свободой вкушать Любовь во всех многообразных сочетаниях своих частиц, порождающих атомы, которые сами по себе способны на еще более глубокое самопознание посредством дальнейшего группирования и образования все новых и новых соединений, каждому из которых присущи свои особые свойства и склонности и каждое из которых пролагает свой собственный путь через вселенную, в которой нет ничего невозможного. Это открытие явило миру вездесущность Хадита, тождественного Самому Себе, но реализующему Себя в разделении своего взаимодействия с Нут на отдельные эпизоды, где каждое проявление его энергии сочетается непосредственно с одним из проявлений Ее восприимчивости, и так, в непрерывном движении от сложного к сложному, блаженство порождает блаженство. Это открытие — не что иное, как голос самой Природы, пробудившейся на заре нового Эона, когда Айваз изрек Слово Закона Телемы.

Так пусть же тот, кто призывает часто, узрит с трепетом и душевным волненьем Безвидный Огонь; и если медитация продлится достаточно долго, он сможет разделить его на символы, ясные и постижимые уму, и услышать внятную речь этого Огня, постигнув гул его как сокровенный голос собственного сердца.

И Огонь этот явит очам призывающего собственный образ его в истинной его славе, и вложит в уши его Тайну истинного Имени его.

Таковы достоинства Магии Зверя 666 и законы ее надлежащего использования: в теории они позволяют избавиться от склонности проводить различие между любыми двумя данными предметами, а на практике помогают проникнуть сквозь завесы всякого святилища и устремиться в объятия всякого образа, ибо воистину каждый из них — сама Исида. Сокровеннейшее едино с Сокровеннейшим; но формы Единого не тождественны друг другу, и лишь по мере сближения подобие становится все точнее. Посему житель воздуха да не дерзает дышать водой. Но мастерство приходит с опытом: кто с усердием, отвагой и осторожностью предаст свою жизнь постижению всего того, что его окружает, и восторжествует в этой борьбе, тот преумножится. «Слово Греха — Ограничение»; стремись же к Праведности, изучая Беззаконие и укрепляя силы свои, дабы его одолеть.

 

Перевод © Анна Блейз, 2009

© PAN'S ASYLUM Lodge O.T.O.

© Thelema.RU

 

Примечания

1 «Книга V, или Книга Регула». Регул (лат. «царь»), или Сердце Льва, — название звезды альфа Льва, в системе эзотерической астрологии Золотой Зари принятой за начальную точку зодиака. Название этой книги можно также перевести как «Книга Царя» или «Книга Князя». Содержащийся в ней ритуал Регула (или ритуал Метки Зверя) был создан в 1921 году в Чефалу и впервые опубликован в приложении к МТП в 1930 году. Сохранилось несколько неопубликованных его вариантов (в том числе предназначенный для группового проведения) в машинописи с рукописными примечаниями.

2 Болескин-хаус расположен на берегу озера Лох-Несс, в 17 милях от Инвернесса (57°14’ с.ш., 4°28’ з.д.). — Примеч. А. Кроули.
Направление на Болескин принимается в этом ритуале за восток, сообразно чему выстраивается и вся схема расположения сторон света. Аналогичное предписание дается в начале «Liber XV» (Гностической мессы).
В «Книге Закона», III:10 предписано: «Возьми саму стелу откровения; установи ее в тайном храме твоем (а храм этот уже расположен правильно), и да будет она Киблой твоей навеки». Этим объясняются указания в дневнике Кроули от 9 октября 1916 года («Все ложи, орденские дома и т.д. должны быть ориентированы на Болескин») и в 23-й главе «Магии без слез»: «Помните, что ваш “Восток”, ваша Кибла — это Болескин…», — т. к. именно в особняке Болескин первоначально была помещена копия, снятая со Стелы Откровения (ср. «Книгу Закона», III:11).
В узком смысле кибла — это направление на Мекку, священный центр ислама; но в широком смысле это слово обозначает сторону, в которую приверженец любого данного вероисповедания обращается лицом во время религиозного обряда. Это точка, из которой исходит магический поток религиозной системы, и резервуар магической энергии, из которой могут черпать все приверженцы данной традиции. Поскольку ритуал Регула полностью основан на телемических образах и понятиях, необходимость соблюдать предписание о кибле оговорена в нем особо.

3 Серия состоит из 11 ударов; общее количество ударов в этом ритуале составляет 4 х 11 = 44. О значении этих чисел см. примечания к «Мессе Феникса». В использованном здесь разделении серии из 11 ударов на части отражена символика чисел 13 и 31.

4 Этот жест изображен на карте Ату X, Фортуна, соответствующей еврейской букве Каф — «ладонь». Как символическую замену жезла его используют Жрец и Дьякон в Гностической мессе. В ряде стран данный жест известен под названием «фига» — от ит. Il Fico; можно отметить, что соответствующее английское слово fig в записи еврейскими буквами — GYP —  эквивалентно числу 93 (Пе=80, Йод=10, Гимел=3). В Италии и других странах Средиземноморья он с глубокой древности использовался для защиты от зла. «Фига» заключает в себе ряд символических смыслов, представляя обозначение как мужских, так и женских половых органов, а также мужских и женских в соединении; ср. символику соединенных лингама и йони в индуизме, а также Метку Зверя.
По соответствиям стихий, принятым в системе Золотой Зари, большой, указательный и средний пальцы соотносятся с Духом, Водой и Землей. По системе ведических и тантрических соответствий — с Акашей (Духом), Вайю (Воздухом) и Теджасом (Огнем). При совмещении двух этих систем получается, что данный жест обозначает Дух в окружении всех четырех стихий — Воды, Земли, Огня и Воздуха, т. е. пентаграмму.

5 Активизация сахасрара-чакры, на Древе Жизни соответствующей Кетер.

6 В одной из ранних версий в этом пункте предписывалось коснуться «основания фаллоса». На Древе Жизни муладхара соответствует Малкут.

7 В рукописном примечании Кроули указывается: «Нут и Хадит — это Мозг и Семя (брахмарандра и муладхара)»; «Ра-Хор-Хут — это Сила и Огонь (анахата)». Анахата соответствует сефире Тиферет на Древе Жизни — вершине обращенного вниз треугольника Ра-Хор-Хута (красного треугольника Огня).

8 Центр лба соответствует аджне, рот и гортань — вишуддхе. В этой части ритуала четких и однозначных соответствий между чакрами и сефирот не прослеживается.

9 Горизонталь, соответствующая пути Далет (Ату III, «Императрица») на Древе Жизни.

10 Центр груди соответствует анахате, солнечное сплетение — манипуре.

11 Горизонталь, соответствующая пути Тет (Ату XI, «Вожделение») на Древе Жизни.

12 В ранних версиях вместо «свадхистхана и муладхара-чакр» значилось «пупка». В рукописном примечании Кроули указывается: «Айваз — Безмолвие и Речь (аджна и вишуддха)»; «Терион — манипура... или тоже анахата? Бабалон — свадхистхана, Лоно».

13 Горизонталь, соответствующая пути Пе (Ату XVI, «Башня») на Древе Жизни. Сумма числовых соответствий трех горизонталей, намечаемых в этой части ритуала, — 93 (Далет-4 + Тет-9 + Пе-80).

14 Т. е. крест с тремя перекладинами.

15 В рукописном примечании Кроули указывается: «Сплести пальцы: пять с пятью поверх Жезла, итого Одиннадцать».

16 Числовое соответствие каждого из этих слов — 93. В комментариях Родни Орфея к ритуалу Регула приводится наблюдение, что различные слова, соответствующие по гематрии числу 93, в общей сложности звучат в этом ритуале 11 раз (т.к. числовое соответствие имени AIWAZ в данном варианте записи— также 93), а в первом действии используется всего 11 имен — шесть Божественных имен (NUIT, HADIT, RA-HOOR-KHUIT, AIWAZ, THERION, BABALON) пять «Слов Власти». Дигамма (F) в слове FIAOF и GN в слове AUMGN — «немые» буквы.

17 В одной из ранних версий ритуала вместо «муладхара-чакры» предписывалось коснуться «фаллоса».

18 В одной из ранних версий ритуала предписывалось сложить пальцы иначе: «большой палец должен находиться между указательным и средним».

19 Родни Орфей в своих комментариях обращает внимание на различие глаголов, которыми обозначается произнесение Божественных имен в этой части ритуала: Нут и Бабалон следует «призвать», тогда как о произнесении имен Хадита и Териона сказано просто «воскликни». Он предлагает следующее объяснение этому различию: «Силы LA (женские) воспринимаются как пребывающие вне сферы вашего непосредственного влияния, поэтому к ним обращаются более мягко, чем к мужским силам».

20 См. часть II [Алистер Кроули. Книга Четыре. Мистицизм и Магия. Указ. соч., стр. 107]. — Примеч. А. Кроули.
В рукописном примечании Кроули дает следующее пояснение к четырем первым знакам N.O.X. в этом ритуале: «Puella [Девочка] возбуждает Puer [Мальчика] и делает его Vir [Мужчиной]; Vir [Мужчина] превращает Puella [Девочку] в Mulier [Женщину]». — Примеч. перев.

21 Метка Зверя — это знак

,

где Солнце — это Хадит, Луна — Нут, а Тестикулы — 666 и 156. — Примеч. А. Кроули.
В одной из ранних версий ритуала после слова «Жезл» приводилось пояснение «тростник Прометея» (т.е. полая тростинка, в которой Прометей принес на землю огонь), а ко всему пункту 19 было добавлено: «Эту Метку надлежит сотворить в астрале, притягивая призванные силы к истинному Жезлу Мага». Значение Метки Зверя Кроули описывает в письме к Чарльзу Стенсфилду Джонсу от 20 мая 1921 года: «Нам был необходим наш особый знак, метка Зверя. Я работал над этим много лет и остановился вот на чем: метка состоит из двух окружностей, соприкасающихся друг с другом внутри, а в центре меньшей из них находится точка. Это греческие буквы ST, наша третья форма числа 31. И это же — Солнце и Луна в соединении, а также фаллос в определенном ракурсе. Единственное, на счет чего я еще не принял решения, — это соотношение радиусов. Оно должно быть таким, чтобы пропорция оказалась удачной с эстетической точки зрения и вместе с тем заключала в себе наши священные числа. Возможно, сегодня вечером меня посетит вдохновение на сей счет, и если да — я приложу рисунок. (P.S. Я добавил еще две окружности и вконец запутался.)» Позднее, уже в 1940-е годы, Кроули в частном порядке продемонстрировал одному ученику альтернативный вариант Метки Зверя —  уникурсальную гептаграмму, начинающуюся от центрального нижнего угла:

22 Это действие символизирует низведение небесного огня на землю.

23 Родни Орфей в комментариях к этому ритуалу отмечает, что слог LA («Ничто») соотнесен здесь с «негативными», «женскими» сторонами света (западом и севером), а слог AL («Бог») — с «позитивными», «мужскими» (востоком и югом). Слог ShT символизирует дитя двух этих начал и выступает как примиритель между ними.

24 Англ. «About me flames my Father’s face, the Star of Force and Fire!»; Родни Орфей отмечает, что в этой реплике — 5 слов, начинающихся с буквы F, соответствующей Вав=6. Здесь вновь представлена символика числа 11 как суммы 5 и 6.

25 Англ. «And in the Column stands His six-rayed Splendour!»; в этой реплике — 3 слова, начинающихся с буквы S, соответствующей Самех = 60. (3 х 60) + (5 х 6) = 210, число N.O.X. (см. главу 1 «Книги Лжей»).

26 Ату VIII, соответствующий букве Ламед; см. описание этого Ату в «Книге Тота».

27 Ату 0, соответствующий букве Алеф; см. описание этого Ату в «Книге Тота».

28 Шин — Ату XX, Тет — Ату XI; 20 + 11 = 31.

29 Огонь — основное соответствие пути Шин и Ату XX («Эон»); Сила — традиционное название Ату XI, в «Таро Тота» переименованного в «Вожделение».

30 «Ангел» — старинное название Ату XX.

31 Подразумевается графическая форма этой буквы, подобная трем языкам пламени.

32 Слово Закона — THELEMA — по греческой гематрии дает число 93: Тета (9) + Эпсилон (5) + Лямбда (30) + Эта (8) + Мю (40) + Альфа (1) = 93.

33 Т. е. знак Весов, соответствующий букве L.

34 Др.-евр. HDHA: Алеф (1) + Хе (5) + Бет (2) + Хе (5) = 13.

35 Др.-евр. DJA: Алеф (1) + Хет (8) + Далет (4) = 13.

36 Аллюзия на изречение из каббалистической «Книги Сокровенной Тайны»: «Пока не установилось равновесие, лицо не видело лица». Под «лицами» подразумеваются Великий Лик (Макропрозоп, Кетер) и Малый Лик (Микропрозоп, Йод-Хе-Вав-Хе, остальные 9 сефирот Древа Жизни).

37 Сет — божество той же группы, что и Сатурн или Сатана. О Сете и Исиде как Отце и Матери Хора (и Гарпократа).

38 Прописными греческими буквами Шин-Тет записывается как Сигма-Тау: что графически подобно символам Солнца и Луны. Ср. древнегреческую букву Стигма.

39 Ср. Деян. 2:3—4: «Ученики увидели нечто, похожее на огненные языки, которые разделились и остановились по одному на каждом из них. Все они исполнились Святым Духом...»

40 Ср. созвучие английского слова «hermit» («отшельник») имени «Hermes» («Гермес»).

41 Др.-евр. dwy: 10 + 6 + 4 = 20.

42 Ср. II Кор. 11:14: «...сам сатана принимает вид Ангела света».

43 I Петр. 5:8: «...противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить».

44 Откр. 20:2: «Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана...»

45 Др.-евр. DWA, AUD, «од» — «магический свет», одно из состояний Жара. В системе Золотой Зари ритуал 31-го пути (пути Ату XX) включает следующее пояснение: «Три слова — ОД, ОБ и ОР (AUD, AUB, AUR) — обозначают три состояния Жара: Од — активное, Об — пассивное, Ор — уравновешенное; сам же Огонь носит имя Аш (Asch)». По гематрии слово dwa дает число 11 — число магии; в «Liber 500» к нему приводится следующий комментарий: «Головня, вулканический огонь; особый “огонь” или “свет” Священной Магии Света, Жизни и Любви; отсюда — “одическая сила” и пр.». Одическая (в действительности от др.-греч. ?odoV — «ход, путь») сила — термин, введенный немецким химиком Карлом фон Рейхенбахом (1788—1869) и в целом синонимичный понятию жизненной силы.

46 Отсылка к «Книге Закона», I:22: «...Не проводите в среде своей различий между одним и другим, ибо из этого проистекает вред».

47 Народ Англии устроил две революции, дабы освободиться от папистского обмана и тирании. Теперь паписты снова взялись за старое; и если нам придется устроить Третью Революцию, да будет уничтожен сам зародыш! — Примеч. А. Кроули.

48 Аллюзия на отрывок из 4 Цар. 5:17—18: «И сказал Нееман: […] не будет впредь раб твой приносить всесожжения и жертвы другим богам, кроме Господа; только вот в чем да простит Господь раба твоего: когда пойдет господин мой в дом Риммона для поклонения там и опрется на руку мою, и поклонюсь я в доме Риммона, то, за мое поклонение в доме Риммона, да простит Господь раба твоего в случае сем».

49 Царство Души Человеческой — аллегория, восходящая к книге английского писателя и проповедника Джона Баньяна (1628—1688) «Священная война Шаддая против Диавола за Столицу Вселенной; или потеря и новое взятие Города, именуемого “Душа”».

50 Аллюзия на Мф. 11:19: «И оправдана премудрость детьми ее».

51 Ян Гус (1372/1373 — 1415) — чешский проповедник, идеолог Реформации. Представ перед судом Констанцского собора по обвинению в ереси, Ян Гус произнес блестящую оправдательную речь, которая, однако, дала поводы для новых обвинений, которые он уже не смог опровергнуть. Михайлов день — праздник, приходящийся на 29 сентября, — упомянут здесь иносказательно; Ян Гус в действительности был сожжен на костре 6 июля 1415 года.

52 Алеф-нуль — математическое обозначение трансфинитного кардинального числа, присвоенного счетному бесконечному множеству положительных целых чисел {1, 2, 3, ... n...}.