Fr. Unicorn.

Яков Франк

Приступая к повествованию о деятельности сего незаурядного религиозного деятеля, а также освещению его прелюбопытного учения, мы невольно вступаем в зону риска и безусловного непонимания со стороны некоторых наших читателей. С одной стороны обвинения в «жидовствующей ереси» просто неизбежны, с другой — неминуем упрёк в профанизации каббалистической доктрины. Сие хорошо. Значит, мы затронули весьма чувствительную струну.

Якова Франка ненавидели его соплеменники. Да и ныне при одном упоминании о нём как-то поёживаются даже такие продвинутые в области иудейской мистики, как Гершом Шолем.

«Яков Франк, — пишет Г. Шолем, — это мессия алчущий власти; ибо властолюбие воистину владело им в такой мере, что исключало какой-либо иной мотив его действий. Именно это и делает его личность столь привлекательной и вместе с тем столь низменной».

Христианский же лагерь, несмотря на разоблачения Яковом Франком талмудизма и принятия Христианства, относился к нему с явным недоверием, усматривая в его действиях только уловки хитрого иудея.

Тема же «кровавого навета», в кою Франк, к сожалению, внёс и свою изрядную долю, ставит на нём ещё и пресловутое клеймо политнекорректности.

Так что перед нами очередной «самый порочный человек», продолжающий линию запрещённых персонажей, провокаторов великого Поиска, авантюристов Духа. От себя добавим, что сия линия является инициатической, для тех кои не страшатся двигаться в сумерках апостасийного мiра. Заметим и то, что готовы принять хуления теплохладных. Что нам до них. Мы пришли попрать их законы.

Яков бен Иехуда (Лейбович) родился в 1726 году в Южной Галиции. Говорят, ещё в детстве он отличался весьма непростым характером и неприязненным отношением к талмудическим штудиям. Систематического религиозного образования он не получил, о чём заявлял открыто, именуя себя «невеждой» (ам-ха-арец). И здесь не всё так однозначно. В записанных его последователями историях «дурачок» Яков ловко обводит вокруг пальца ученых раввинов, неизменно оставаясь победителем. Шут. Трикстер. Дурак. В обличие неудачника, окончательно потерявшего ориентацию в проявленном мiре, зачастую скрывается собеседник с ангелами, а анекдот, подчас весьма скабрезный, превышает, по сути, самые высокие метафизические размышления. Когда Якову исполнилось тринадцать лет, он переехал с родителями в Бухарест, где и был отдан на обучение торговцу, коего и сопровождал во время вояжей на Восток. Очевидно, там Яков и познакомился с турецкими саббатианцами (дёнме). Саббатианство было своеобразным иудейским движением, инициированным Шабтаем Цви, провозглашённым Мессией (Машиахом). Не вдаваясь во все подробности сего движения, укажем на его любопытный аспект. Саббатиане утверждали, что целью существования человека является исправление мiра (тиккун). При сем все души должны исправиться и вернуться к Творцу. Роль Мессии же заключается в спуске в самую глубину мiра клиппот («скорлуп», «осадков», составляющих области пребывания деструктивных сил). Кстати, здесь просматривается аллюзия на сошествие Христа во ад. Сам же образ Мессии саббатиане уподобливали «святому змею» или крокодилу, дабы из донной области освободить страждущие души. Невольно вспоминаются образы Г. Ф. Лавкрафта. Пугающая на первый взгляд разница. Христос с небеси... Саббатианский же Мессия из Бездны нижней. Впрочем, подобная однозначность — признак боязливости перед наличием определённых гарантий. Их вообще и быть-то не может. Так, устремившийся в мiр горний, вполне может обнаружить себя совсем не там, где чаял. А погрузившийся в бездонность непроглядного мрака вполне может обрести блаженство в пространствах Нетварного Света.

Примечательно, что саббатиане считали, что в мессианскую эпоху заповеди и ограничения фактически отменяются. Так, Шабтаю Цви приписывают прелюбопытное благословение: «Хвала Тебе, Господи, который позволяет запретное». В наиболее радикальных кругах, представленных Берахией Руссо, провозглашалось «исправление через грех» (употребление некашерной пищи, нарушение субботнего дня, практику ритуальных оргий).

Безусловно, сие учение не могло быть не замечено Яковом, учитывая его раздражение талмудизмом и склонность к неординарному духовному поиску. В Смирне он встречается с хахамом Иссахаром, коий и посвящает его в саббатианство. Здесь же Яков бен Иехуда Лейб получает имя Франк, коим обозначали выходцев из Европы.

К тому времени община дёнме лишилась своего предводителя. В 1740 году умирает Берахия Руссо. С одобрения Иссахара Якова Франка объявляют Мессией. При сем Франк выстраивает мессианскую реинкарнационную цепочку. Машиах, согласно Франку, последовательно воплощается в Иссе (Иисусе), Мухаммаде, Шабтае Цви, Берахии Руссо, а затем в существе Якова Франка.

Вместе со своими последователями Яков Франк бросает вызов и ортодоксальным иудеям в Салониках и последователям саббатианства. Спасаясь в равной степени и от тех и от других, в 1755 году Яков Франк скрывается в Подолии.

Его появление здесь не стало неожиданность. О нём знали и не оспаривали притязаний на роль духовного лидера. Вокруг Франка возникает сплочённая группа последователей, действующая с предостороженностью, опасаясь преследований.

Здесь, очевидно, начало складываться его своеобразное учение, впрочем, претерпевшее за определённое время ряд изменений. Суть сего учения заключается в следующем. Божество по своей природе троично. Оно включает в себя Первопричину или Святого Старца (Аттика Кадиша). Сия Первопричина совершенно отстранена от творения и не связана с проявленным мiром. Она сокрыта во втором начале, Святом Царе, (Малка Кадиша), Великом Брате, стоящем перед Богом. Сие начало и является истинным Богом Израиля, коему воздаётся слава и поклоненье. Имея мужскую природу, Он осуществляет Свои замыслы с третьим, женским началом Божества, Великой Госпожой (Метронита Элйона, Святая Сударыня Шхина). Франк, также именовал Её Молодой Женщиной (Алма) и Девственницей (Бетула). Среди своих единомышленников, настаивая на достоинствах Христианства, Яков Франк отождествлял Её с Девой Марией.

Время от времени Святой Царь воплощается в образе Машиаха. Веру и преданность Ему обеспечивает гармония между мужским и женским началом. По сути, сия гармония воплощается через ритуальный коитус, открывающий, что можно предположить, индивидуального Мессию.

Человеческие же страсти, запрещенные Галахой, суть «искры Божии», таящиеся под спудом. Лишённые выхода, они препятствуют сакральной гармонии.

В отличие от ортодоксального иудаизма и саббатианства, последователи Франка отказались от любых религиозных национально-политических проектов иудаизма. «Всё, что делалось до сих пор, — утверждал Яков Франк, — имело целью сохранение еврейской нации. Теперь же в этом больше необходимости нет». Мессианская идея обрела во франкизме также свою специфику. «Машиах, о Котором вещается в Пророках, — провозглашал Франк, — никогда не придёт, а Иерусалим вовеки не возродится». Вместо веры в пророческие обетования предполагался мистический гнозис, принёсенный Машиахом через воплотившегося в Нём Святого Царя.

Своеобразным было и отношение Якова Франка к Христианству. Франк утверждал, что Иисус из Назарета представлял Собой «оболочку святого Плода». Самим же «Плодом» Франк объявил себя. Христианство же, по его мнению, исполнено искр святости, кои надлежит оттуда извлечь. В своё время автору сих строк, некто, коему автор обязан многими знаниями, изъяснил примерно то же, сказав, что «Христианство спасёт только его тантринизация».

Впрочем, и после последующего принятия Христианства (о коем пойдёт речь ниже), обрядовая практика франкистов в большей степени походила на христововерческие (в просторечии: «хлыстовские») радения. На схожесть христововерия и саббатианства, в том числе и франкизма, указывает в своей статье Андрей Бергман «Саббатианство и русская хлыстовщина». А. Бергман указывает на сообщения о контактах русских сектантов с неортодоксальными еврейскими движениями. Сии сообщения, по словам А. Бергмана, собраны в основном в книге Н. Добротворского «Сведения о секте так называемых людей Божьих». Н. Добротворский, ссылаясь на слова христововерческой пророчицы Анны Скачковой, сообщает, что «секта хлыстов происходит из запорожских или гребенских казаков, живших в России, а после бежавших в турецкие владения. Там они имеют главного настоятеля в виде Христа, а от него получают нужные книги». Здесь же сообщается о некой книге, напоминающей молитвенник, напечатанный «красными русскими письменами». По словам Н. Добротворского, Анна Скачкова «читала его очень быстро и, наоборот, от правой руки к левой».

Упоминает Н. Добротворский и знаменитый «Розыск Димитрия Ростовского», коий ссылается на митрополита Игнатия, повествующего о чернеце Авраамке, «жидовине», прозванного «Венгерским», коий учил о «чувственном антихристе» и основал в Сибири скит «чувственников». В «Розыске» упоминается и некий Христос из Павлова Перевоза, «родом быти турчанин». Кстати, еще один Христос, Прокопий Лупкин, служил в стрельцах и участвовал в азовском походе. Исходя из чего, мы не исключаем его контактов с неортодоксальными иудеями во время азовской компании. Напомним, что в христововерческой общине Савицкого, объявившего себя антихристом (о чём мы писали в работе «Русские телемиты»), пребывало множество подольских евреев.

Схожи были и ритуалы франкистов и христововеров. Например, ритуал «гашения огней», становившийся сигналом к ритуальной оргии.

В июне 1757 года, во время ярмарки в местечке Ленцкоруне, франкисты в очередной раз осуществили сие «гашение огней». Во время коего по доносу ортодоксальных иудеев отплясывали обнажёнными и предавались «свальному греху». Впрочем, есть сведения, что обнажённой танцевала только девица, воплощавшая на время ритуала Шхину. Участники действа были арестованы. Впрочем, Якова Франка, как турецкого подданного, на следующий день освободили, но он был вынужден покинуть Польшу и обосноваться неподалёку от Подолья в городе Хотине.

В 1757 году раввины наложили на франкистов херем. Последователи Франка оказались в весьма сложном положении в результате травли со стороны своих фанатичных соплеменников. Роль заступника франкистов взял на себя Николай Дембовский, епископ Каменец-Подольского. Желая обратить евреев в католицизм, он решил оказать покровительство сторонникам Якова Франка. Епископ потребовал, чтобы ортодоксальные иудеи выдвинули обвинения против франкистов, а от последних потребовал изложить своё вероучение. Франкисты составили Декларацию, выступив против Талмуда и противопоставили ему особо чтимую ими каббалистическую книгу Зохар. Посему их часто именовали «зоаристами».

Диспут состоялся в Каменец-Подольском. Сам Яков Франк из-за очередного ареста на нем отсутствовал. Освободившись, он следил за ним, обосновавшись в Рогатине. Диспут длился около десяти дней и закончился победой франкистов. По результатам диспута 14 сентября 1757 году состоялся епископальный суд во главе с епископом Дембовским. Суд вынес обвинительной приговор еврейской общине Ленцкоруна, обязав её выплатить, в пользу франкистов пять тысяч золотых. Кроме того, Талмуд объявлялся книгой, подлежащей уничтожению.

Франкисты торжествовали. Врываясь в синагоги, хедеры и частные библиотеки, они целыми возами отправляли конфискованные тома Талмуда в Каменец-Подольский, где и сжигали на площади.

Однако их торжество длилось не долго. После кончины епископа Дембовского, чью смерть ортодоксальные иудеи сочли наказанием за уничтожение талмудических писаний, иудейская чернь, подстрекаемая раввинами, начала самую настоящую охоту за последователями Якова Франка. Одним из первых был убит Элиша Шорр, ещё при жизни почитавшейся франкистами святым. Преемник Дембовского решительно отказался принимать делегацию франкистов, вновь впавших в немилость. Безусловно, здесь связи еврейской финансовой верхушки с высокопоставленными польскими чиновниками и папским нунцием сыграли решающую роль.

С небольшой частью своих последователей Яков Франк скрывается в Бессарабии, принадлежавшей тогда Турции. Здесь, Франк совершает то, чему сопротивлялся достаточно долго. Он принимает Ислам. Сей шаг, очевидно, был продиктован необходимостью обезопасить себя и своих последователей. Однако и здесь они подвергались преследованиям со стороны местного населения, подозревавшего, что они находятся под защитой хахим-баши из Константинополя.

В 1758 году Якову Франку удалось выхлопотать у польского короля Августа III право на возвращение в Польшу. Прибыв в Подолию, он основался близ Хотина. Здесь произошла дальнейшая реорганизация его общины, ещё в большей степени сблизившая её с христововерием. Община франкистов стала именоваться «братством», во главе коего было поставлено двенадцать «апостолов» и двенадцать «сестёр». Вместе с тем, франкисты направили королю и львовскому архиепископу очередную Петицию, обосновав не только превосходство xристианства, но и выступив с разоблачением практики ритуальных убийств, бытовавших в иудейской среде. Помимо прочего, они выразили желание принять xристианство.

Диспут состоялся во Львове 17 июля 1759 года. По итогам сего диспута епископ Львова полностью признал победу франкистов в религиозных спорах. Вопрос же о ритуальных убийствах был признан не выясненным и оставлен до решения церковного суда.

К концу диспута Яков Франк торжественно въехал во Львов, призвав своих последователей принять Христианство. Крещение приняли свыше тысячи франкистов. Сам Яков Франк крестился в Варшаве. Его восприемником стал король Август III. При Крещении Яков Франк принял имя Иосиф.

Живя достаточно обособлено, братство франкистов не стремилось к полному растворению в христианской среде. Причиной сего была их ритуальная оргиастическая практика, а так же требования предоставления земельного участка в Подолии. Сии обстоятельства вызывали раздражения, как светских, так и клерикальных кругов. Папский нунций сообщил в Рим подробности массового крещения «зоаристов». Львовский священник Пикульский заявил, что франкисты продолжают придерживаться ритуалов своего «братства», считая Якова Франка воскресшим Христом. После допроса пятнадцати человек из числа наиболее приближённых к Франку, было решено изолировать его от его последователей, коих сочли «добрыми католиками», введёнными в заблуждение. 25 февраля 1760 года Франка заключили в Ченстоховскую крепость, где он оставался около тринадцати лет.

Среди своих последователей Яков Франк сразу обрёл ореол мученика. Ченстохов стали именовать «вратами Рима». Сему способствовала иудейская легенда, согласно которой Машиах пребывает в цепях у входа в Рим.

Находясь в заключении, Яков Франк не прекратил своей деятельности. Ему удавалось следить за делами общины и предпринимать активные шаги по осуществлению своих замыслов. Именно в Ченстоховской крепости, Франк окончательно оформил свои идеи. Своё учение он провозгласил новой религией, «святой верой Эдома», призванной осуществить пророчество, выраженное в словах праотца Иакова, обещавшего Исаву придти в Сеир. «Пусть господин мой пойдет впереди раба своего, а я пойду медленно, как пойдет скот, который предо мною, и как пойдут дети, и приду к господину моему в Сеир» (Быт, 33; 14). Потомки Исава, ассоциированные Франком с христианами, не заслужили обмана со стороны потомков Иакова. Принятие же Христианства Франк толковал как исправление сей несправедливости. Этой задаче и должна послужить работа по извлечению «святых искр», коя должна начаться с уподобления среде, служащей сей святости оболочкой. Освобождение же плененных искр должно достигаться всё той же сексуальной практикой, вызывающей слияние мужского и женского начала Божества. Отныне, по мнению Франка, все предписания иудаизма утратили свою силу и ныне необходимо следовать свободе от всяческих норм и ограничений.

Одновременно, через свою дочь, Еву, Франк распространял так называемые «красные письма» (написанные красными чернилами), адресованные еврейским общинам с призывом принять Христианство и присоединится к «вере Эдома».

Узнав о вступлении русских войск в Польшу в 1767 году, Франк предпринял попытку привлечь к себе внимание иерархов Православной Церкви. Его эмиссары посетили Москву и Смоленск, где от имени своего вероучителя они изъявили желание принять «греческую веру». Однако сим планам не суждено было сбыться. Ортодоксальные иудеи, во главе с Барухом Наваном, сделали всё, чтобы воспрепятствовать каким-либо контактам православных иереев с франкистами, представив последних как вредоносных сектантов.

После первого разделения Польши в 1772 году Яков Франк был освобождён русскими войсками. Есть предположения, что за заслуги тайного агента, представляющего интересы России, он получил значительную сумму денег, чем объясняется его последующее богатство. Впрочем, деньги могла доставить и его красавица дочь, пользующаяся успехом в высших общественных кругах. В субсидировании Якова Франка не исключается и деятельность масонских лож, заинтересовавшимся создателем «веры Эдома».

В 1773 году Яков Франк вместе с дочерью въезжает в Варшаву. Многие его последователи получают дворянство. По приглашению своих сторонников из Чехии и Моравии, Яков Франк переезжает в Брюни.

Очевидно, военные порядки в Ченстохове и влияние друзей Евы из военных кругов, убедили Франка преобразовать «братство» по образцу военного лагеря (маханс). Лагерь франкистов был подчинён строгой военной дисциплине. В нём ежедневно проводились стрельбы, занятия гимнастикой и фехтованием. Возможно, Франк намеревался с помощью Австрии захватить часть турецкой территории и провозгласить своё суверенное государство.

В 1788 году Яков Франк получает титул барона, купив у обедневшего графа В. Эрнеста фон Голбург-Бирштейна замок при Оффенбахе-на-Майне, где он поселился со своими детьми и приближенными. Его пребывание в Оффенбахе обрастает своеобразной мифологией. Так местное население подозревало, что Яков Франк, ни кто иной, как Император Пётр III, а Ева — Императрица Елизавета Петровна. Мы не собираемся проводить каких-либо параллелей, однако интерес разного рода мистиков к личности убиенного Государя Петра III, всё же предполагает некий конспирологический дискурс. Например, основатель скопчества Кондратий Селиванов, именовал себя не только Христом, но и чудом спасшимся Петром III.

10 декабря 1791 году Яков Франк скончался в замке Оффенбах в окружении своих многочисленных сторонников и был похоронен на католическом кладбище, но по иудейскому обряду.

Фактической руководительницей общины стала дочь Якова Франка. Заметим, что Ева была единственной женщиной в еврейской истории, претендовавшей на мессианскую роль. Ещё при жизни её почитали воплощением Шхины и Девы Марии. Франкисты даже хранили у себя в домах её небольшие изваяния. Примечательно, что Яков Франк в конце жизни утверждал, что явление Мессии во славе будет явлением в женском образе. Хотя многие исследователи франкизма считают преемником Якова Франка Мозеса Добрушку, коий приходился ему родственником.

В 1775 году Добрушка принял Крещение под именем Франца Томаса Шенфельда. Спустя некоторое время Добрушка активно участвовал в деятельности масонского Ордена «Азиатских Братьев». Сей Орден также именовался «Братья Света», «Герметическое Братство Света», «Посвященные Братья Семи Азиатских Городов», «Рыцари Святого Иоанна Евангелиста». По словам современного исследователя Робера Амбелена, слово «Азия», не имело отношения к географическому региону. Речь идёт о словесной аббревиатуре. Посвященный в Орден, получал звание «Egues a Sancti Ioannis Evangelista». («Рыцарь Святого Иоанна Евангелиста»). Начальные буквы сих слов и составляли аббревиатуру «EASIA».

Скорее всего, под влиянием Добрушки в Орден был открыт доступ евреям. Ранее германские ложи были для них табуированы.

После смерти Якова Франка, Мозес Добрушка уезжает во Францию и, приняв имя «Юниуса Фрея», полностью посвящает себя революционной деятельности. Его сестра выходит замуж за Франсуа Шабо, ближайшего сподвижника Дантона. В 1794 году, после поражения сторонников Дантона, Мозес Добрушка восходит на эшафот гильотины.

Франкизм, по существу, уникален. Разорвав с талмудической ортодоксией, «зоаристы» вплели линию своей преемственности в головокружительные конспирологические расклады, в коих обнаруживают своё присутствие масонские ложи, неистовствуют в своих радениях христововеры, строят планы архитекторы Великих Заговоров.

Любопытно, что из франкиской среды вышли видные деятели польской культуры. Например: Фредерик Шопен, Адам Мицкевич, Юлиуш Словацкий.

Примечательна и дальнейшая история Ордена «Азиатских Братьев», в кою в своё время вступил Карл Кёльнер (1851-1903), активно практиковавший тантрические сексуальные ритуалы. Кстати Кёльнер был незаурядным врачом, одним из создателей ингаляционного лечения для туберкулезных больных. Известно, что его услугами пользовался писатель-мистик Густав Майринк.

Карл Кёльнер

Именно Кёльнер предложил своему партнёру Теодору Ройссу (1855-1923) основать в Германии вариант «Герметического Братства Света». Он должен был состоять из трёх степеней и именоваться «Oriental Tamplar Order» («Орден Восточных Тамплиеров»). В 1902 году было объявлено об основании «Ordo Templi Orientis» (ОТО), как самостоятельной структуры. «Братство Света», по некоторым данным, ещё в 1970 году продолжало своё независимое существование.

Теодор Ройсс

В 1912 году в «Ordo Templi Orientis» Теодор Ройсс назначил Алистера Кроули руководителем британской ветви Ордена («Верховным и святейшим королем Ирландии, Иона и всех британцев, которые находятся в святилище Гнозиса»). Вступив в ОТО, Кроули принял имя «брат Бафомет». Так на тропинках энигматического леса сошлись каббалистический пророк «восстания пленённых искр» и Великий Зверь, через коего был явлен Закон Телемы.

У нас нет сведений о какой-либо связи Станислава Пшибышевского, лидера польских декадентов с франкистским движением, но факт, что он был одним из посвященных, не вызывает сомнения. В своеобразном произведении, кое может именоваться тантрическим «Requiem Aeternam», Пшибышевский свидетельствует: «В начале был пол. Ничего кроме пола и всё в нём одном. Пол был безцельным и безбрежным апейроном древнего Анаксимандра, который грезил о первоначальном Я. Он был библейским Духом, Который носился над водами, когда ещё ничего не было, кроме этого Я».

Можно безконечно рассуждать об отчуждении мужского и женского начала в посмодернистическом пространстве, однако «святые искры» всё равно вырвутся из замшелых гробниц унылых моральных предписаний, дабы засвидетельствовать своим присутствием Страшного и Прекрасного Бога.

 

© Fr. Unicorn, 2011

© Pan’s Asylum Lodge O.T.O., 2011

© Thelema.RU