Популярные авторы по магическим вызываниям будут рассказывать вам, что не существует ничего опасного в этих практиках, а в то же время опытные маги заполняют свои книги точными инструкциями, которые создают впечатление, что всё находится всегда под контролем... Но что происходит, когда Темная Сторона неожиданно проявляется и действует с непреодолимой силой? Что вам тогда делать?

ЭТО БЫЛО В ПОСЛЕДНЮЮ НОЧЬ ПОЛНОЙ ЛУНЫ в сентябре в изолированном, скрытом деревьями Montsalvat Hermitage-Temple в Пасадене. Брат Прометей, актер и начинающий писатель-сценарист, предложил нам совершить еще одно заклинание по Бардону. Это была уже третья попытка в этом месяце. Прометей недавно нашёл второй том Франца Бардона и был вдохновлен теми многочисленными могущественными духами, которые описаны в этой книге.

Последние несколько месяцев я наблюдал за Прометеем и его девушкой - сестрой Рианон, пока мы занимались вызыванием духов Гоэтии в период растущих лун. Я всегда начинаю работать с новыми людьми, инициированными во вторую степень, с вызывания Астарты (Astarte-Ashteroth) и Баала (Ba'al-Bael) из традиционного Малого ключа гоэтии - Лемегетона (Lemegeton). Это дает возможность с самого начала представить их (людей) Богине и Богу - покровителям нашего Храма. А затем можно начать работать с такими менее добрыми существами как Вассаго, чтобы обучить их технике гипнотического заклинания с визуальным проявлением, которая активно используется Ordo Templi Astartes последние 27 лет.

Магические Заклинания Франца Бардона близко связаны с этой системой1, но не требуют зодиакального круга. Наш девятифутовый круг Соломона с одной стороны - элементный, а на другой - астрономический, так что любого из духов, о которых пишет Бардон, можно было с легкостью обнаружить, и пентаграмма укажет точно в его сторону. Мы использовали обычный треугольник, темный отражатель, планетарные ламены, свечи для вызываний и прочий стандартный набор оборудования гоэтии.

Так получилось, что сестра Рианон пожелала действовать, а меня попросили быть реципиентом. Как Магистр я не часто оказывался в такой роли в операциях вызывания.

К тому же прошлой ночью я приготовил порцию очень едкого сторакса, поэтому Меркурий (Сфира Ход) подходил как нельзя лучше. Духов Меркурия у Бардона - семьдесят два, хотя в тот момент я не придал этому значения. Я выбрал Нитаэля, описанного как "...большого друга всех художников, писателей и ораторов, и т. д.". Поскольку он был "хорошим парнем", я даже посоветовал сестре Рианон выбросить "Варварские Имена" гоэтии из заклинания, чтобы таким образом мы не загрязнили бы трансцендентализм Бардона чем-нибудь демоническим.

Мне понравилось сигилла, она не была похожа на типичое автоматическое письмо Бардона из его Liber Spiritum. Только у нее была подпись на странном языке и волнистая симметрия в изображении.

Я скопировал ее на темное зеркало черным жирным карандашом и затем снял копию этого ламена на чистую тонкую латунную пластинку, которую надел на шею. Мы сели вокруг маленького низкого столика, на котором горела единственная свеча. Мы совершили предварительную медитацию в затемненной общей комнате, перед тем как пройти через завесу в Храм2. Перед началом пранаямы я распределил действия: Рианон должна была вызванивать четверти при обходе, Прометей - размахивать кадилом с ладаном и читать Инвокацию Нерожденного, пока мы готовили операцию. После этого мы сели в асаны, сделали дыхательные упражнения и закрыли глаза. Я низвел силу чакр с помощью электронного синтезатора, на котором я играл. Мы открыли глаза и стали смотреть на свечи. Прометей направлял нас, пока мы заряжали психический центр Сфиры Ход. Мы взялись за руки, синхронизируя этим энергию, и понесли ее с собой в Храм.

После традиционного освещения ложи, обращения к Богине и Ритуала Вызывающей Пентаграммы, мы приступили к самой операции. После объявления того, что мы преуспеем в вызывании духа ("потому что мы желаем этого!") мы начали ходить по кругу.

Фиксируя взгляд на пентакле Меркурия в пентаграмме, мы медленно прошагали по кругу восемь раз. С приглушенным барабанным боем, дымящимся кадилом, вибрирующим пением и колоколом, отзванивающим четверти, это традиционное хождение по кругу было путешествием в сновидении. Это всегда было одним из самых драматических элементов Магического Искусства. Как рецепиент, я освободил свое сознание так, чтобы я мог по спирали возвращаться обратно через пространство Эонов и сквозь темные пределы Вселенной, поскольку мы проходили двенадцать кругов пространства и времени.

С последним ударом колокола мы установили Треугольник и вошли в Круг. Прометей произносил нараспев Инвокацию Нерождённого, пока я со свечами в обеих руках занимал свое место перед зеркалом. Его натренированный актерский голос был густ и полон силы:

"Тебя я вызываю, Единый Нерождённый! Тебя, кто создал землю и небеса. Тебя, кто создал ночь и день, темноту и свет! Ты, кто распознал истину и неправду!"

Я задавался вопросом, происходит ли концентрация алхимических флюидов за зеркалом, но скоро выбросил эту мысль из головы. Единственная вещь, которую мне нужно было теперь делать, это добиться правильного освещения моего закрытого лица и затем пассивно, не мигая, пристально смотреть на свое отражение, что приводит к затмению сознания...

"Я вызываю тебя, дух Нитаэль, властью Всемогущего Бога! И я приказываю тебе святыми и прославленными именами..." За мной Рианон произнесла нараспев имена Бога в Ацилут, закончив именем Элохим Цабаот (Elohim Tzabaoth) руководящим сфирой Ход..."

"Я приказываю тебе Тем, Кто сказал, и было сделано! Могущественным Тетраграмматоном..."

Я не испытывал еще никаких изменённых ощущений... но мое лицо постепенно исчезало...

"Кем отделяется воздух, море откатывается назад, порождается огонь, земля движется и все множество вещей небесных, вещей земных, вещей адских трепещет и сливается вместе!"

Затмение!...Что-то идет издалека... Только две точки пламени в облаке темноты... Свечи...Что-то сейчас ближе...

"Появись перед этим Кругом, в пределах этого Треугольника в прекрасной человеческой форме без ужаса и уродства и без промедления!"

Я смотрел в пылающие глаза черной пантеры!

"Нет, - сказал я себе, - Это только две свечи...". Но затем голова пантеры стала видимой, и голос, вышедший из моего рта, мягко, томно мурлыкая, прошептал:

"Я кот, черный кот", - сказало это, - "и я - дух темной стороны".

Рианон приветствовала духа несколько нерешительно и попросила дать предсказание...

"Я не злой дух", - промурлыкало существо, - "но я - дух зла!"

В этот момент часть меня, которая до сих пор была "Я", начала укрепляться, принимая оборонительную позицию, в которой могли преобладать только здравомыслие и благоразумие. Мы имели очень сильный контакт, один из самых сильных, который я когда-либо испытывал!

Я видел эту сущность лучше, чем во время любого вызывания за мою двадцатисемилетнюю практику. То, что я видел и испытывал, не было неким слабым воспоминанием архетипа из коллективного бессознательного, а скорее ощущением надличностного, нечеловеческого присутствия, которое, казалось, прибывало от далеких пределов космоса. Можно сказать, это было почти "лавкрафтианским".

Пока я продолжал пристально вглядываться в темное зеркало, пантера превращалась во что-то уродливое, грибовидная морда которого ярко светилась, флюоресцируя розово-лиловым. "Я могу научить вас вещам, которые потрясли бы даже ваши пресыщенные умы", - соблазнительно распевал его голос моими губами, - "Но я предупреждаю вас, что вам следует уравновесить мои наставления с яркой стороной Меркурия".

Мощь и интенсивность контакта возрастали. Моя эмоциональная часть души была очарована, заинтригована, обольщена, но рациональная часть сознания становилась все более и более критически настроенной. Это не было тем, что описал Франц Бардон. Это не было тем, что мы намеревались вызывать. Это был не тот путь, по которому полагалось работать системе...

Но разве магия - не приключение в неизвестное?

"Смотрите - я открою для вас темную дверь и унесу вас в далекое путешествие...", - шептал дух и его лицо монстра таяло в кружении вихря, затягивающего мою астральную форму в черную дыру далеко во вселенной... Я знал, я мог пройти через это! Я хотел пройти через это!

"Изгони эту тварь!", - бормотал я Рианон, которая стояла позади меня.

Она пришла на помощь, читая изгнание: "Поскольку ты прилежно ответил на наши требования, я разрешаю тебе удалиться, не причиняя вред никакому живому существу... и пусть божественный мир продолжится между мной и тобой! Уходи прочь... но будь всегда готовым вернуться, когда тебя станут вызывать священными ритуалами Магии!"

Зеркало помрачнело и очистилось. Присутствие ушло. Я подавил дрожь, когда Рианон перевернула ламен на моей груди и задула свечи.

Я совершил ритуал изгоняющей пентаграммы, и мы закрыли Храм.

После этого мы стали обсуждать и записывать итоги этой операции. Мы всегда делаем это непосредственно после операции, потому что магические видения очень похожи на сновидения. Если вы не запишете их немедленно, вы можете забыть важные детали. Как реципиент, первым свои впечатления должен был записать именно я.

Во время инвокации брат Прометей исполнял роль служителя, наполняя кадило благовонием. Его переполняли вопросы, но это было преждевременно. Сестра Рианон, которая не была опытным оператором, была удивлена, что проявление возникло столь быстро, и было настолько мощным. Также, "...оно не могло дать нам ожидаемого благословения", записала она.

Ручаюсь, в моих действиях не было никакой ошибки. Но мы все знали, что что-то пошло не так, как надо. В своей книге Бардон ясно показал, что он исключил демонические формы из своих записей и, что даже необычное "Нитаэль" было фактически одним из семидесяти двух имен ангелов Шемхамфораш развернутого Имени Бога! Эти небесные ангелы считаются непосредственными и добрыми двойниками семидесяти двух демонов гоэтии.

Я пошел в свою библиотеку и вернулся к столу с полными руками книг. "Словарь Ангелов" Густава Дэвидсона, цитируя "Мага" Барретта, давал Нитаэлю статус Шемхамфораш, но также и внёс одно неясное французское упоминание, которое утверждало, что он был "падшим ангелом", который пребывает в Аду, "...и управляет императорами, королями и гражданскими и духовными персонажами самого высокого ранга". Зная Барретта как поклонника Агриппы, я сверился с почтенным Генри Корнелиусом, и он подтвердил божественный статус Нитаэля. Бардон поместил его на 54 место в 26-30 градусах Стрельца, как раз там, где он был у Агриппы, если начинать от нулевого градуса Овна (Однако, в Ордене Золотой Зари Mатерс начал свой Шемхамфораш с нулевого градуса Льва).

И тут Брат Прометей вспомнил, что он начал операцию с Изгоняющего, а не Вызывающего ритуала пентаграммы. Согласно нашему методу, мы используем Вызывающий ритуал пентаграммы, чтобы призвать Ангелов-Хранителей Четвертей (Сторон), а Изгоняющий - чтобы очистить Храм после завершения. У нас не было никаких Хранителей Четвертей... Я начал понимать, что произошло.

Я вернулся к гоэтии и проверил номер 54. По версии Кроули, место было занято Мурмуром (Murmur), герцогом (венерианским духом) который появляется как "воин на грифоне", обучает философии и помогает в некромантии. Я плохо помню вызывание Мурмура несколько лет тому назад, он не казался тем существом, с которым мы вошли в контакт только что. Тогда интуитивно я взял Трактат по Магии Ангелов доктора Рудда (около 1699 года). Мы используем его краткие вызывания Ангелов Шемхамфораш в подготовительных мероприятиях для уравновешивания в действах гоэтии.

Нитаэль был там на 54 месте, - но Рудд так же включил его в собственный список гоэтических и других духов. Как я отметил, они находились там вовсе не в том порядке как в манускрипте Sloan Ms 2731, который служил источником Кроули и Мазерсу.

Я вернулся к записям Рудда, нашёл номер 54 и почувствовал, как волосы поднимаются у меня на голове, пока я читал: "Осе (Ose) - великий губернатор (меркурианский дух) приходит как леопард и подражает человеку". Я сверил это с самым старым списком духов гоэтии, который у нас был, - "Исследованием Колдовства" Реджинальда Скотта (1584 года), и нашел Осе под номером 55 почти с таким же описанием... за исключением того, что Скотт добавил предупреждение: "...Он (Ose) принимает форму человека и приводит его к сумасшествию, когда он воображает о себе то, чем не является на самом деле..."

Тогда я вспомнил, что Меркурий - единственная планета в солнечной системе, которая не вращается. Ее темная сторона всегда остается темной. Возможно, поэтому фаустовская тень Прометея остается такой демонической, хотя человечество прогрессирует?

Со следующей полной луной мы могли получить ответы на эти и другие вопросы - но мы будем лучше готовы и примем надлежащие меры3.

 

Изложено по книге The Book of Solomon's Magick by Carroll "Poke" Runyon (2001)

© Перевод Frater A. PAN'S ASYLUM Lodge O.T.O.

© Thelema.RU

 


 

1 Система Бардона основана на средневековом "луковом кольце" общем представлении о небесных сферах. Его иерархия начинается с 360 духов земной сферы как самого ближнего кольца. Над ними находятся 28 Духов лунных обиталищ, а над ними - 72 духа Меркурия (Шемхамфораш). Если мы предположим, что наши духи Гоэтии все заключены в круг вокруг самого низкого уровня Лунной Сферы (Падшие Ангелы управляются Луной), мы увидим, что мироустройство по Бардону, в действительности, поместило Шемхамфораш на самую высшую ступень.

2 Медитация в момент подготовительных мероприятий во внешней комнате (мы называем ее "общая комната") перед тем, как войти в Храм, является очень серьезной практикой. Она вводит всех в состояние слабого транса так, что Храм остается священной территорией. Мы сидим в асанах вокруг круглого стола, на котором помещена одна свеча. Мы совершаем пранаяму на счет четыре-четыре-четыре, пристально глядя на пламя свечи, до тех пор пока каждый не расслабится - затем руководитель просит группу закрыть глаза и визуализирует нисхождение света как в ритуале Септаграммы. (Я использую электронный синтезатор на пониженной гармонической шкале). Психический центр работы, таким образом, активизирован. Мы все соединяем руки и энергия передается по ходу солнца по кругу. Мы медленно поднимаем наши соединенные руки до тех пор, пока они не будут подняты над головой, затем мы разрываем круг, изолируем энергию и проходим в Храм, продолжая петь в унисон.

3 На следующий месяц мы провели вызывание именно Осе. С нами участвовал в ритуале другой реципиент, который согласился взять на себя эту операцию, не читая мои предыдущие записи в журнале. Он подтвердил, что видел глаза "Красного кота", сказав, что Осе был "охотничьим Богом" и представлял "Пламенные аспекты Древа жизни". "Дух Майя Осе - образ этого мира. Отражение божественного". Когда мы спросили духа, вызывали ли его правильным способом, Осе ответил: "В принципе да, но я - текуч, как Меркурий". Сестра Астрея, ясновидящая, увидела огромный, рассекающий воздух, кошачий хвост позади нашего рецепиента.