Редгроув Герберт Стэнли.

 

Глава 4. Парацельс и алхимики,
жившие после него

 

§ 46. Парацельс.

Эксцентричный гений, или, если правильно называть его по имени, Филипп (?) Аврелий (?) Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм, чей портрет является фронтисписом к настоящей работе, родился в Айнзидельне, в Швейцарии в 1493 году. Медицинскому искусству обучал его отец, который был врачом, впоследствии он продолжил обучение в Базельском университете. Он также посвятил некоторое время изучению магических и оккультных наук под руководством знаменитого Триметия из Спанхейма. Парацельс, однако, нашел, что чисто теоретическое, "книжное обучение" университета является совершенно неудовлетворительным, и он немедленно отправился на рудники, где он мог изучать природу металлов. Затем несколько лет он провел в путешествиях, посещая важнейшие европейские страны. После этого он вернулся в Базель, где на него возложили обязанность читать курс медицинских наук в университете. Работы Исаака Голландского вызвали в нем желание усовершенствовать медицинскую науку своего времени, и в своих лекциях (которые читались, вопреки обычаям своего времени, не на латыни, а на немецком языке), он в резких выражениях осудил учения Галена и Авиценны, которые до того были общепризнанными авторитетами в медицинских вопросах. Использование им немецкого языка, его нелицеприятная критика, его высокая самооценка, вместе с тем обстоятельством, что он разоблачил множество нелепых заблуждений и случаев мошенничества в его время привели к тому, что остальные врачи начали испытывать к нему резкую антипатию, а местные власти встали на сторону пострадавших аптекарей и врачей, чьи методы Парацельс разоблачил. Он бежал из Базеля и снова начал скитаться. Человеком он был весьма невоздержанным в привычках, редко был трезвым (в этом утверждении не без оснований сомневаются), с другой стороны, он изготовил множество замечательных лекарственных средств, и, если судить по его трудам, его вдохновляла высокие и благородные идеалы и страстная вера в христианскую религию. Он умер в 1541 году.

Парацельс соединял в себе черты столь противоречивые, что подвергнуть его справедливой критике – задача не из легких. Как пишет профессор Фергюсон: "Очень трудно... выяснить, каков же был его характер в действительности, правильно оценить этого человека с живым воображением, обладающего твердыми и стойкими убеждениями, неизменно честного, обладающего любовью к истине и проницательного по отношению к заблуждениям своего времени, беспощадного по отношению к тому, чтобы раскрыть эти ошибки и реформировать те злоупотребления, которые они породили, который на мгновение оскорбляет своим хвастовством, своей грубостью, своей жаждой самовозвеличения. Действительно сложно соединить его невежество, его суеверность, его грубые представления, его нелепые наблюдения, его смешные выводы и теории, с его пониманием метода, с его возвышенными взглядами на истинную цель медицины, его здравыми взглядами, его острой и язвительной критичностью и мотивами"1. Также действительно сложно определить, какая все-таки из книг, приписываемых ему, является действительно его работой, и, следовательно, каким было его мнение в действительности по некоторым вопросам.

§ 47. Взгляды Парацельса.

Парацельс был первым, кто признал целесообразность исследования физической вселенной с иной, кроме алхимической, целью. Он учил, что "цель химии не получение золота, а изготовление лекарства", и основал свою школу ятрохимии или медицинской химии. Его синтез химии и медицины даровал огромные преимущества каждой науке, открылись новые возможности химических исследований, когда цель их перестала быть исключительно алхимической. Центральной теорией Парацельса была та, что говорила об аналогии между человеком, микрокосмом, и макрокосмом. Он рассматривал все, что происходит в человеческом теле, как имеющее химическую природу, и он полагал, что болезнь человеческого тела проистекает из-за нарушения соотношений трех важнейших начал – серы, ртути и соли, из которых, по его мнению, состояло все сущее, например, он полагал, что избыток серы есть причина лихорадки, так как сера – огненное начало. В основе ятрохимических доктрин лежит то, что человеческое тело есть особенное соединение химических субстанций, болезнь есть результат некого изменения в их соединении, отсюда, излечение возможно только химическими средствами, в этом есть некая доля истины, несомненно, эта идея – значительное продвижение вперед по сравнению с идеями древних. Но при создании своей медицинской доктрины Парацельс попал под власть чрезмерности и причудливости, и множество его теорий являются в высшей степени нелепыми. Эта нелепость видна во множестве алхимических работ, приписываемых ему, например, вере в то, что можно искусственно создать живые существа, напоминающие людей – (называемые "гомункулы"), убеждение совершенно абсурдное, если его понимать буквально. С другой стороны, его произведения содержат много подлинных учений мистического характера, его доктрина соответствия человека и Вселенной рассматриваемая в целом, конечно, истинна, но она фантастически развита и изложена Парацельсом.

§ 48. Ятрохимия.

Можно предположить, что между учениками Парацельса и представителями старой школы медицины в течение долгого времени шло сражение, которое закончилось если не полным оправданием учения Парацельса, то хотя бы принятием фундаментальных ятрохимических доктрин. Отныне было необходимо отличать химиков от алхимиков – тех, кто проводил химические исследования, чтобы открыть и приготовить полезные лекарства, и тех, кто проводил такие исследования, преследуя свои собственные цели, чьей целью была трансмутация "низменных" металлов в золото, при этом неважно, руководствовались они корыстными побуждениями или же хотели продемонстрировать истинность доктрин Мистицизма на физическом уровне. Однако в течение последующего столетия или даже двух мы встречаем тех, кто соединял в себе и химика, и алхимика. Такие люди, как Глаубер и Бойль, чьи имена будут помнить и химики, никогда не сомневались в том, что можно выполнить magnum opus. В настоящей главе, однако, мы обратим свое внимание на тех, кого можно назвать, по той или иной причине, в большей степени алхимиками. И алхимики рассматриваемого периода отличались большим разнообразием. С одной стороны, были те, кто обладал познаниями в химии и практическими навыками химиков, как Либавиус и Ван Гельмонт, с другой стороны, были те, кто возвысился так, как возвышаются представители мистической мудрости: люди, подобные Якобу Бёме и, в меньшей степени Томасу Вогану. Были и те, которые не обогатили химию новыми открытиями, тем не менее, они считались мастерами Герметического Искусства, наконец, алхимики типа Эдварда Келлли и "Калиостро", целью которых было свое собственное обогащение за счет своих ближних. Прежде чем, однако, перейти к изложению их жизнеописания и учений, мы обратим свое внимание на один любопытный вопросом, пожалуй, самым интересный из исторических диковин. Мы говорим о "широко известном" обществе розенкрейцеров.

§ 49. Общество розенкрейцеров.

Открытая история общества розенкрейцеров начинается с 1614 года. В этом году в Германии в Касселе была опубликована брошюра под названием "Открытие достопочтенного ордена Розы и Креста", адресованная Ученым и Управителям Европы. После обсуждения имеющего огромное значения вопроса о всеобщем реформировании, которое должно быть совершено при помощи тайного союза мудрейших и наиболее склонных к филантропии людей, далее брошюра информирует своих читателей о том, что такая организация существует, более ста лет назад она была основана знаменитым C.R.C., великим посвященным в тайны алхимии, чье жизнеописание (очевидно, мифического и символического характера) здесь же и приводится. Книга завершается приглашение мудрых людей современности присоединиться к Братству, указывая тех, кто это сделать, пожелал, публикацией посланий, которые должны были перейти в руки Братства. Как и следовало ожидать, брошюра вызвала огромный интерес и возбуждение, хотя было напечатано множество посланий, по-видимому, ни одно из них не удостоилось ответа. В следующем году появилась новая брошюра, "Исповедь Братства Розенкрейцеров", адресованная Ученым Европы, в 1616 году – "Химическая женитьба" Христиана Розенкрейца. Эта книга была замечательным аллегорическим романом, в котором описывалось, как старик, из тех, кто является вечным студентом, изучающим алхимическое искусство, присутствовал при выполнении magnum opus в 1459 году. Возникло огромное количество споров: некоторым было ясно, что общество их обмануло, тогда как другие горячо поддерживали свои требования, но после того, как прошло четыре года, волнения улеглись, и предмет этот перестал вызывать особенный интерес.

Некоторые писатели, однако, даже в последнее время, обладающие большими способностями к написанию романов, чем исторических исследований, видели в Сообществе Розенкрейцеров секретное сообщество невероятной древности и колоссальной силы, состоящее из представителей всех возрастов, прошедших инициацию, которые, как предполагаются, владеют основными тайнами алхимического искусства. Совершенно очевидно, что ничего подобного не были и в помине. Из изучения брошюры видно, что ее создателей вдохновляли идеалы лютеранства, интересно то, что печать Лютера содержит и крест, и розу – отсюда и появились "розенкрейцеры". Общепринятое мнение относительно брошюр – это разновидность тщательно выполненной мистификации, принадлежащего Валентину Андреа, юному и великодушному лютеранскому прорицателю, однако, это было чем-то большим, чем просто мистификация. Как писал покойный господин Р.А.Воган: "Этот Андреа пишет "Открытие Братства Розенкрейцеров", jeu-d'esprit (прим. пер. – игра ума, фр.) с серьезной целью, чтобы убедиться, можно ли сделать что-либо путем объединения усилий, чтобы исправить недостатки и устранить нарушения – в социальной сфере, в сфере образования, в религиозной сфере, на которые сетовало так много хороших людей. Он думал, что по Европе было рассеяно много Андреа, как же сильно должно было быть их единое согласованное действие! Он надеялся, что несколько благородных умов, которые он надеялся организовать, смогут посмотреть сквозь завесу выдумки, которой он окутал свои предложения, что он мог бы общаться с некоторыми из них лично, если бы те явились ему, что его книга могла бы привести к созданию практической благотворительной конфедерации, призванной решить серьезные задачи, которые он выразил в своей книге"2. Его план оказался неудачным, и, увидев результат, Андреа, не решаясь раскрыть себя, сделал все, чтобы остановить помешательство, написав несколько работ, в которых критиковались Общество и его требования. Мистер А.Э.Уэйт, к трудам которого следует обратиться для получения дополнительных сведений по этой теме, отвергает эту теорию и предполагает, что создание общества Розенкрейцеров совпадает с созданием Militia Crucifera Evangelica, тайного общества, основанного в Нюрнберге лютеранским алхимиком и мистиком Симоном Студеоном3.

§ 50. Томас Чарнок.

Сейчас мы должны обратить свое внимание на жизнеописания и учения алхимиков рассматриваемого периода, исследуя их в хронологическом порядке, насколько это возможно, первый алхимик, на которого упадет наш взор, будет Томас Чарнок.

Томас Чарнок родился в Фавершере (Кент), либо в 1524 году, либо в 1526 году. После нескольких путешествий по Англии он осел в Оксфорде, производя алхимические эксперименты. В 1557 году он написал свой "Философский Бревиарий". Эта работа полностью биографическая, в ней описываются алхимические опыты Чарнока. Он пишет, что был посвящен в тайны алхимического искусства неким Джоном С. из Солсбери, у него был также другой учитель, слепой старик, который на смертном одре обучал Чарнока. К сожалению, опыты Томаса были обречены на неудачу. Во время его первой попытки аппарат загорелся, и его работа была полностью уничтожена. Его следующий эксперимент уничтожила неосмотрительность слуги. Свою последнюю неудачу описал он сам. Он начал работу в третий раз, потратив много денег на огонь, надеясь, что его труды будут вознаграждены:

Те, кто замышлял против меня,
Заставили избрать иной путь служения,
Я выхода иного не увидел,
Тогда пришлось мне пойти против сердца,
И в руку взял тогда топор,
И в гневе изничтожил весь свой труд
4.

Томас Чарнок женился в 1562 году, на мисс Агнесс Норден. Он умер в 1581 году. Пожалуй, нет необходимости говорить о том, что его имя не появляется в истории химии.

§ 51. Андреас Либавиус.

Андреас Либавиус родился в Германии в Галле в 1540 году, там он изучал медицину и недолго занимался врачебной практикой. Он принял доктрины ятрохимии, в то же самое время он критиковал некоторые более экстравагантные взгляды, высказанные Парацельсом. Он твердо верил в трансмутацию металлов, но его собственная деятельность была направлена главным образом на приготовление новых и лучших лекарственных средств. Он обогатил химию новыми ценными открытиями, и впервые приготовленный им тетрахлорид олова носит название spiritus fumans Libavii. Либавиус обладал острой наблюдательностью, его труд, посвященный химии, который содержат полное изложение знаний, которыми обладала наука его времени, можно считать первым учебником химии. Он высоко ценился в течение долгого времени и несколько раз переиздавался.

Илл. 9. Эдвард Келли (слева) и Джон Ди (справа)

§ 52. Эдуард Келли и Джон Ди.

Эдвард Келли (см. иллюстрацию 9) родился в Уорчестере 1 августа 1555 года. Его жизнь сокрыта мраком такого количества различных преданий, что трудно обнаружить правду в том, какой же она была. Последний, и, вероятно, самый лучший рассказ можно найти в "Джоне Ди" мисс Шарлоты Фил Смит (1909). Согласно некоторым рассказам Эдвард Келли обучался как аптекарь5. Говорят, что он поступил в университет Оксфорда под псевдонимом Талбот6. Позднее он работал нотариусом в Лондоне. Говорят, что он совершил подлог, а который ему отрезали уши, но есть и другой рассказ, согласно которому ему удалось избежать наказания, сбежав в Уэльс, что так же представляется возможным. Возможно, в этих преступления он и был невиновен, но несомненно, он был шарлатаном и распутником, результат чего стал очевидным. Говорят, что во время его предполагаемого бегства в Уэльс он жил в окрестностях аббатства Гластонбери, и тогда же по счастливой случайности он стал обладателем рукописи святого Дунстана, в которой содержались величайшие секреты алхимии, вместе с двумя тинктурами для трансмутации, белой и красной7, рассказывает немного другую историю о том, как Келли удалось заполучить великое снадобье, но рассказ он услышал от третьих лиц, и особой ценности он представляет. Мы не сомневаемся в том, что Ди и прочие были обмануты некоторыми искусными трюками, в которых Келли не было равных), которые были обнаружены в гробнице рядом. Его дружба с Джоном Ди, или доктором Ди, как его обычно называли, началась в 1582 году. В действительности Джон Ди (см. иллюстрацию 9) был математиком, обладавшим замечательной эрудицией. Он также был астрологом и интересовался гаданиями по кристаллу, для чего он использовал зеркало из отполированного обсидиана, как он верил, с его помощью он мог общаться с обитателями духовных сфер. Похоже, что Келли обладал некоторыми способностями медиума, к которым он добавил свои мошеннические уловки, он сделал так, что принял участие в этих экспериментах и стал не только "провидцем" доктора, но и он обманывал его, убеждая, что владеет сокровенной тайной алхимии. В 1583 году Келли и его ученая жертва покинули Англию вместе со своими женами и польским дворянином, сначала они остановились в Кракове, затем – в Праге, не исключено, что там император Рудольф II посвятил Келли в рыцари. Как пример того, что доктор верил в способности Келли как алхимика можно привести запись в личном дневнике, датируемую 19 декабря 1586 года, Ди пишет, что Келли произвел для Эдуарда Гарланда и его брата Френсиса трансмутацию8, 8 мая и далее 10 мая 1588 года встречается следующая запись: "Э.К. открыл мне величайший секрет, благодарение Богу!"9. Из других записей в дневнике видно, что иногда он сомневался в честности Келли. В 1587 году произошло событие, которое запомнилось как то, что покрыло обоих вечным позором. В завершение своих бывших обманов Келли сообщил доктору, что согласно повелению духа, который явился ему в кристалле, они "должны быть разделить жен как общих", договоренность, на которую Ди после дальнейшим убеждений дал согласие. Расточительство Келли и его вспыльчивый нрав были всегда причиной раздоров между ним и доктором, и этот инцидент привел к дальнейшей ссоре, после которой бывшие друзья расстались. В 1589 году император Рудольф заточил Келли, ценой его свободы была тайна трансмутации или некоторое количество золото, по крайней мере, приготовленное с его помощью. Его, однако, освободили в 1593 году, он умер в 1595 году, согласно одной из версий, в результате несчастного случая при попытке к бегству из второго заключения. Ди сделал просто запись, что он получил новость о том, что "Келли мертв".

Именно в заключении он написал алхимический труд, названный "Философский камень", который в основном состоит из цитат из его старых алхимических работ. Другие его работы по алхимии, возможно, были написаны в более ранний период10.

§ 53. Генрих Кунрат.

Генрих Кунрат родился в Саксонии во второй половине шестнадцатого века. Он был последователям Парацельса, он путешествовал по Германии, занимаясь врачебной практикой. "Про этого немецкого алхимика, – пишет г-н А.Э.Уэйт, – говорят, что он был первосвященником психической стороны magnum opus и, несомненно, он был осведомлен о более глобальных вопросах герметической теоремы". Он описывает основные работы Кумрата Amphitheatrum SalilentiФ фternФ и др. как чисто мистические и магические11.

§ 54. Александр Сетон и Михаил Сендиговий.

Время и место рождения Александра Сетона, шотландского алхимика, по-видимому, не были записаны, но Михаил Сендивогиус родился предположительно в Моравии около 1566. Сетон, как нам уже говорили, был одержим заветной тайной алхимии. Он посетил Голландию в 1602 году, через некоторое время направился в Италию, через Базель поехал в Германию. Между тем, как утверждают, он совершил множество раз трансмутацию. Наконец, он прибыл в Германию, там он попал в плен к молодому курфюрсту Кристиану II, который, чтобы выведать его тайну, пытал его и бросил в тюрьму, но его усилия не увенчались успехом. Так случилось, что Сендивогиус, который также искал философский камень, в это время он был в Дрездене, услышав о заключении Сетона, добился разрешения его навестить. Сендиговий предложил Сетону бежать в обмен на помощь в его занятиях алхимией, на это предложение шотландский алхимик охотно согласился. После того, как Сендовий потратил значительную сумму денег на подкуп, план Сендовия был успешно осуществлен, и Сетон стал свободным, но он отказался выдавать возвышенные секреты алхимической философии своему освободителю. Однако, незадолго до смерти, наступившей вскоре после этого, он вручил Сендовию унцию порошка для трансмутации, и тот весь его израсходовал на успешную трансмутацию и снадобья, будучи любителем дорогой жизни, они женился на вдове Сетона, надеясь, что ей ведом секрет трансмутации. В этом, однако, он вскоре разочаровался, так как она о нем ничего не знала, но у нее был алхимический манускрипт, написанный е покойным мужем. Вскоре после того Сендовий напечатал в Праге книгу, именуемую "Новый алхимический свет" под именем Cosmopolita, работа, которую приписывали Сетону, а Сендовий считал ее собственной и поставил свое имя на титульном листе в виде анаграммы. "Трактат о сере", который был включен в книгу в поздних изданиях, однако, был подлинным произведением моравийца. Пока у него был порошок, Сендговий путешествовал и совершил множество преобразований. Его дважды сажали в тюрьму, чтобы выведать секрет алхимии, первый раз он сбежал, второй – его освободил император Рудольф. После этого он превратился в шарлатана, но, говорят, то была уловка, чтобы скрыть истинное лицо адепта алхимии. Он умер в 1646 году12.

New Chemical Light высоко ценился алхимиками. Первая часть обстоятельно описывает порождение металлов и Философский камень, в ней говорится, что она основана на практическом опыте. Говорится о том, что семя Природы является единым, но из него рождается разное в силу различных условий развития. В дополнение прилагается воображаемый разговор между Меркурием, Алхимиком и Природой, который не лишен юмора. Алхимик говорит в отчаянии: "Теперь вижу я, что ничего не знаю. Только не должен я так говорить. Потому что тогда у ближних моих не будет хорошего мнения обо мне, и они не дадут мне деньги на мои эксперименты. Потому должен я говорить, что знаю все, ибо много тех, кто ожидает, что для них я свершу великие дела... Есть много стран и много алчных людей, которые будут причинять себе страдания тем, что позволят себе увлечься моими обещаниями гор золота". Таким будет следующий день, или Король, или осел умрет, или я сам"13. В второй части говорится об Элементах и Принципах (см. §§ 17 и 19).

Илл. 10. Михаэль Майер

§ 55. Михаэль Майер.

Михаэль Майер (см. иллюстрацию 7) родился в Рендсбурге (в Гольштейне) приблизительно в 1568 году. Он усердно изучал медицину и стал самым успешным врачом, Рудольф II присвоил ему дворянское звание. Позже, однако, он обратился к алхимии и потерял здоровье и истратил свое состояние в погоне за блуждающим огнем алхимиков – философским камнем, путешествуя по Германии и вообще повсюду, чтобы иметь возможность пообщаться с теми, кто считался адептами Искусства. Он принимал участие в знаменитой дискуссии по поводу розенкрейцеров (см. § 49), защищая требования предполагаемого общества в нескольких трактатах. Говорят, что его допустили до того, что он стал членом братства, с другой стороны, рассказывают, что он сам основал аналогичное учреждение. Полный рассказ можно найти в "Граф Михаэль Майер: жизнь и труды" (1910) преподобного Дж.Б. Крэйвена. Он был ученым человеком, но работы его несколько туманны и полны причудливых аллегорий. В древних рассказах о греческих и египетских богах и героях он находил алхимический смысл. Как и большинство алхимиков, он высоко ценил предполагаемые достоинства ртути. В своем Lusus Serius, или "Серьезном времяпровождении", он, например, предлагает парламенту различных существ мира сойтись вместе, чтобы человек мог избрать наиболее благородное королем всех остальных. Теленок, овца, гусь, устрица, лен и ртуть – вот избранные представители, каждое из них по очереди рассуждает. Нет необходимости говорить о том, что ртуть одерживает победу. Так Майер восхваляет ее: "Ты чудо, блеск и сияние мира. Ты слава, украшение и опора Земли. Ты приют, якорь и узы Вселенной. После человеческого разума Господь не создал ничего благородного, более славного, более полезного"14. Его Subtle Allegory о секретах алхимии полезно иметь и приятно читать, можно найти в Hermetic Museum, вместе с его Golden Tripod, состоящим из перевода Valentine's Practica and Twelve Keys, Norton's Ordinal and Cremer's spurious Testament.

Илл. 11. Якоб Бёме

§ 56. Якоб Бёме.

Якоб Бёме или Бемен (см. иллюстрацию 11) родился в Альт-Зайденбрге, деревне около Герлитца в 1575 году. Его родители были очень бедны, он получил самое простое образование, когда школьные годы закончились, Якоб стал учеником сапожника. Его религиозная натура часто заставляла его поучать своих товарищей учеников, когда их поведение вынуждало его разговориться. Он путешествовал в качестве подмастерья сапожника, однако, он вернулся в Герлитц в 1594 году, где он женился и осел, занявшись ремеслом. Он утверждал, что у него было замечательное видение в 1598 году, и что у него было подобное видение двумя годами позже. Во время этих видений, первое из которых длилось несколько дней, он верил, что проник взором в сокровенные тайны природы, но, что впервые явилось смутным и расплывчатым, стало ясным и осмысленным в третьем видении, которого, как рассказывает он, удостоился в 1610 году. Именно тогда он написал свою первую книгу, "Аврору", которую он сочинил только для себя лично, чтобы не забыть о том, какие тайны перед ним открылись. В поздние годы он написал большое количество трактатов мистическо-религиозной природы, потратив прошедшие между этим годы, восполняя пробелы своего юношеского образования. Эти книги вызвали гнев узко мыслящих церковных властей города, вследствие чего Бёме подвергся многочисленным преследованиям. Он посетил Дрезден в 1694 году, в этом же году заболел лихорадкой. Вернувшись в Гёрлитц, он отошел в лучший мир в состоянии экстаза.

Якоб Бёме был алхимиком в чисто трансцендентальном смысле. Как оказалось, он приобрел некоторые знания о химии во время своего ученичества, и он использовал язык алхимии при разработке своей системы мистической философии. Здесь мы не можем говорить об этой возвышенной мистически-религиозной системе, Бёме, в действительности, считают величайшим из истинных христианских мистиков, но, признавая его превосходство, мы полагаем, что это звание должно принадлежать Эммануилу Сведенборгу. Вопрос об истинности его видений также лежит за пределами настоящей работы, мы должны ограничиться Бёме как алхимиком15. Философский камень, в терминологии Бёме, есть дух Христа, который должен "оросить" отдельную душу. "Философский камень очень темен, его не ценят высоко, но в нем заключено величайшее Вещество"16. В трансцендентальном смысле это напоминает слова Исайи: "нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему...Он был презираем, и мы ни во что ставили Его"17.

§ 57. Ян Баптист Ван Гельмонт.

Ян Баптист Ван Гельмонт (см. иллюстрацию 12) родился в Брюсселе в 1577 году. Он посвятил себя изучению медицины, сначала став последователем Галена, но после того он частично воспринял учения Парацельса и содействовал низвержению старой алхимической доктрины. Его исследования, которые относились исключительно к химическим, представляли огромную ценность для науки. Он был человеком глубоких познаний, религиозного темперамента, и он проявлял явную симпатию ко всему мистическому. Он был вдохновлен трудами Фомы Кемпийского, в которых говорилось о подражании Христу во всем, он занимался медицинской практикой, считая свой труд благотворительностью и не прося платы за свои услуги. В то же время он твердо верил в Философский камень, утверждая, что сам лично неоднократно провел трансмутацю металлов, хотя ему и был неизвестен состав применяющегося при том средства (см. § 62). Многие из его научных воззрений в высшей степени фантастичны. Его жизнь была посвящена научным исследованиям, он умер в 1644 году.

Илл. 12. Ян Баптист и Франциск Меркурий Ван Гельмонт
(слева направо)

Ван Гельмонт основным элементом, из которого происходит все сущее, считал воду. Он отрицал, что огонь был элементом или чем-то вообще материальным, и он не принимал теорию "серы-ртути-соли". Для него имело значение слово "газ" – до него различные газы рассматривались только лишь как разные виды воздуха, и он также провел различие между газами (которые не подвергаются конденсации)18 и парами (которые превращаются в жидкость при охлаждении). В частности, он исследовал газ, который сейчас известен как углекислый газ (углекислый ангидрид), который он назвал газом sylvestre, но ему недоставало подобающих аппаратов для улавливания газов, в силу этого часто он приходил к ошибочным выводам.

Франциск Меркурий Ван Гельмонт (см. иллюстрацию 12) был сыном Яна Баптиста, родился в 1618 году, о нем также говорили, что он свершил magnum opus, так как видимо он жил в высшей степени роскошно, имея ограниченные доходы. Он был опытным врачом и химиком, но придерживался множества странных теорий, включая метемпсихоз.

§ 58. Иоганн Рудольф Глаубер.

Иоганн Рудольф Глаубер родился в Карлштадте в 1604 году. Кажется, он много путешествовал по Германии, после чего посетил Амстердам, где умер в 1668 году. Он был ярым патриотом и самым страстным исследователем химии. Он принял большую часть ятрохимических доктрин, но сам свое время посвятил решению практических задач химии. Он обогатил науку многим важными открытиями, и до сих пор кристаллизованный сульфат натрия называют "глауберовой солью". Глаубер сам приписывал замечательные медицинские свойства этому соединению. Он искренне верил в то, о чем говорила алхимия, а также разделял множество других фантастических идей.

§ 59. Томас Воган (Евгений Филалет).

Томас Воган, который писал под псевдонимом Евгений Филалет, родился в Ньютоне В Брекнокшире в 1622 году. Он получил образование в колледже Иисуса в Оксфорде, закончил его со степенью бакалавра искусств, а также стал членом колледжа. Кажется, также, что он имел духовный сан и имел приход в Сэнт-Бриджите (Брекнокшире), вверенный ему19. Во время гражданской войны он сражался за короля, но его преданность роялистам стала причиной того, что его обвинили в "пьянстве, невоздержанности, в том, что он "вооружился для короля", по-видимому, его лишили прихода. Он удалился в Оксфорд и отдался науке и химическим исследованиям. Его следует рассматривать как алхимика трансцендентального. Его взгляды на природу Камня явлены в следующей цитате: "Это, читатель, – пишет он, говоря о мистическом просвещении, – Христианский Философский камень, камень, который так часто упоминается в Писании. Этот Камень находится в пустоши, в великом мраке, и немногим ведом путь к нему. Это Камень Пламени Иезекииля, это камень с семью очами Захарии (прим. пер. – "9 Ибо вот тот камень, который Я полагаю перед Иисусом; на этом одном камне семь очей; вот, Я вырежу на нем начертания его, говорит Господь Саваоф, и изглажу грех земли сей в один день", Зах.,3:9) и белый камень с новым именем в Откровении (прим. пер. – " Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает", Откр.2:17). Но в Евангелии, где сам Христос говорит, что он пришел открыть тайны и соединить небеса с землей, он описывается еще яснее20. В то же самое время он проводил эксперименты в области физической алхимии, говорят, что он случайно погиб в 1666 из-за того, что вдохнул пары ртути, с которой экспериментировал в то время.

Томас Воган был страстным приверженцем Корнелия Агриппы, теософа шестнадцатого века. Он очень высоко ценил философию перипатетиков. Он был человеком, преданным Богу, хотя, возможно, повинный в некоторых юношеских безрассудствах, полный любви к жене и страстно желания найти ответы на вопросы, которые задавала Природа. Среди его основных работ, которые озарены светом мистической мудрости, можно упомянуть Anthroposophia Theomagica, Anima Magica Abscondita (которые были опубликованы вместе), Magia Adamica; или "Древность магии". Ели говорить о его взглядах, высказанных в первых двух книгах, то можно упомянуть, что между Воганом и Генри Муром завязалась полемика, которая была крайне желчной.

§ 60. Эйреней Филалет (1623?–?) и Джордж Старки (?–1665).

Псевдоним "Филалет" использовался не одним алхимиком. Адепта-космлполита, который писал под псевдонимом "Эйреней Филалет", путали с Томасом Воганом, с одной стороны, с другой стороны, с Джорджем Старки Его также отождествляли с доктором Робертом Чайльдом (1613–1654), но его реальная личность остается до сих пор под покровом тайны21. Джордж Старки (или Стирк) был сыном Джорджа Стирка, священника англиканской церкви на Бермудах, он закончил Гарвард в 1646 и имел медицинскую практику в США с 1647 по 1650г. В 1651 году он переехал в Англию и занимался медициной в Лондоне. Он умер от чумы в 1665 году. В 1654–55 году он опубликовал "Сущность алхимии", Эйренея Филопоноса Филалета, которую, как некоторые считают, он украл у своего герметического учителя. Другие работы Эйренея Филалета появились после смерти Старки и стали очень популярны. "Открытый вход в закрытый дворец короля" (самый известный) и три трактата того же автора можно найти в The Hermetic Museum. О некоторых его взглядах уже рассказывалось (см. §§ 1 и 22). В некоторых пунктах он расходился с другими алхимиками. Он отрицал, что огонь был элементом, также, что тела образуются при смешении элементов. Согласно его воззрениям, у металлов есть всего одно начало, это ртуть, и возникает она из водной стихии и называется "металлически видоизмененная вода", т.е. это вода, которая прошла через ту стадию развития, после которой она не производит ничего, кроме минералов"22. Также огромный интерес представляют взгляды Филалета на металлическое семя. О семени золота, которое он считал также семенем всех прочих металлов, он пишет: "Семена животных и растений являют собой нечто особенное и могут быть отделены или каким-либо образом извлечены, но металлическое семя распространено по всему металлу, содержится в мельчайших его частицах, и нельзя разглядеть его, извлечь его – задача, которая может поставить в тупик даже опытного философа"23. Это могло быть сказано о современной теории электрона.

 

© Перевод: Юлия Шугрина

© Thelema.RU

 


 

1 JOHN FERGUSON, M.A.: Article "Paracelsus," Encyclopaedia Britannica, 9th edition (1885), vol. xviii. p. 236.

2 ROBERT ALFRED VAUGHAN, B.A.: Hours with the Mystics (7th edition, 1895), vol. ii. bk. 8, chap. ix. p. 134.

3 ARTHUR EDWARD WAITE: The Real History of the Rosicrucians, (1887).

4 THOMAS CHARNOCK: The Breviary of Naturall Philosophy (see Theatrum Chemicum Britannicum, edited by Ashmole, 1652, p. 295.

5 См., напр., WILLIAM LILLY: History of His Life and Times (1715, reprinted in 1822, p. 227).

6 См. ANTHONY ю WOOD'S account of Kelley's life in AthenФ Oxonienses (3rd edition, edited by Philip Bliss, vol. i. col. 639).

7 Уильям Лили, астролог, в своей History of His Life and Times (1822 reprint, pp. 225–226.

8 The Private Diary of Dr. John Dee (The Camden Society, 1842), p. 22.

9 The Private Diary of Dr. John Dee (The Camden Society, 1842), p. 27.

10 Английский перевод алхимических работ Келли был опубликован под ред. А.Э.Уэйта в 1893 году.

11 A. E. WAITE: Lives of Alchemystical Philosophers (1888), p. 159.

12 См. F. B.: Lives of Alchemystical Philosophers (1815), pp. 66–69.

13 The New Chemical Light, Part I. (See The Hermetic Museum, vol. ii. p. 125).

14 MICHAEL MAIER: Lusus Serius: or Serious Passe-time (1654), p. 138.

15 Для дальнейшего обсуждения духовных видений см. книгу указанного автор "Matter, Spirit and the Cosmos (Rider, 1910), Chapter IV., "On Matter and Spirit." Несомненно, во многом видения Бёме были истинны, но в то же самое время они во многом были относительны и субъективны.

16 JACOB BOEHME: Epistles (translated by J. E., 1649), Ep. iv. § III, p. 65.

17 Ис., 53:2–3.

18 Уже открыли, что газы можно подвергнуть конденсации при надлежащем холоде и давлении.

19 See ANTHONY A WOOD: AthenФ Oxonienses, edited by Philip Bliss, vol. iii. (1817), cols. 722–726.

20 THOMAS VAUGHAN ("Eugenius Philalethes"): Anima Magica Abscondita (см. The Magical Writings of Thomas Vaughan, edited by A. E. Waite, 1888, p. 71).

21 См. Mr. A. E Waite's Lives of Alchemysitcal Philosophers, art. "EirenФus Philalethes," and the Biographical Preface to his The Works of Thomas Vaughan (1919); also the late Professor Ferguson's "The Marrow of Alchemy'," "The Journal of The Alchemical Society", vol. iii. (1915), pp. 106 et seq., and Professor G. L. Kittredge's Doctor Robert Child, The Remonstrant (Camb., Mass., 1919). Последний из упомянутых писателей настаивает на идентичности Эйренея Филалета Джорджу Старки.

22 "EIRENфUS PHILALETHES": The Metamorphosis of Metals (см. The Hermetic Museum, vol. ii. p. 236). Ср. со взглядами Ван Гельмонта, § 57.

23 Ibid., p. 240